"Михаил Сомов" и "Академик Фёдоров": корабли и люди

Наука
Иван Мизин
1 Ноября, 2021, 11:55
"Михаил Сомов" и "Академик Фёдоров": корабли и люди
НЭС «Михаил Сомов» на рейде Архангельска. Фото В. Михайлова.



Жители Архангельска давно привыкли к тому, что у причалов Северной Двины стоят самые разные морские и речные суда: большие и не очень, грузовые, пассажирские, ледокольные… Привыкли они к тому, что несколько раз в год из центра города виден на рейде чёрно-красный силуэт научно-экспедиционного судна (НЭС) «Михаил Сомов». Но далеко не каждый архангелогородец, особенно молодого возраста, видя знакомые очертания бортов, вспомнит в суете обыденности, что перед ним -- легенда…

1970-е годы. Советский Союз активно развивает научные исследования в Антарктике: сотни специалистов ежегодно работают на шестом континенте, требуется новое современное судно ледового класса, способное доставлять полярников и снабжать зимовочные станции. Прежний антарктический флагман, дизель-электроход «Обь», построенный в Нидерландах в 1953 году, уже требовал замены. С этой целью, по заказу Государственного комитета по гидрометеорологии и гидрологии СССР, на Херсонском судостроительном заводе в 1974 году было заложено такое ледокольно-транспортное морское средство по проекту 550 «Амгуэма», спущенное на воду уже летом следующего, 1975 года. Длиной новый корабль был 133 метра, шириной – 18, 8, а высота бортов – 11,6 метров. Толстый и прочный корпус, главный двигатель мощностью в 7000 лошадиных сил обеспечивали ему способность работать в ледокольном варианте с проходимостью сплошного льда толщиной до 70 см, пробивая ледовые поля до 100 см. При плавании же во льдах с трещинами и разводьями -- и вовсе до 120–150 см! Больше ста пассажиров могло быть на его борту, а в задней части судна располагалась вертолётная палуба, с которой взлетал МИ-8. По всем параметрам было достигнуто требуемое превосходство «Оби». Наличие такого судна открывало перед страной новые возможности в изучении Антарктиды, поэтому оно было названо в честь одного из самых известных советских полярников – Михаила Михайловича Сомова, к сожалению, не дожившего до спуска на воду своего тёзки всего каких-то двух лет...

Удивительную жизнь прожил этот человек. Из официальной биографии мы знаем, что в 1938 году он начал изучать дрейф льдов в Полярном бассейне и подтвердил существование антициклонального движения льдов вокруг центра, расположенного в районе с координатами 75-80 с.ш. и 120-150 з.д. Авторитет Сомова был такой, что именно его в 1950-1951 году назначили руководителем дрейфующей станции «Северный Полюс-2», а в 1955-м – начальником первой Комплексной антарктической экспедицией (КАЭ) АН СССР. Он открыл первую советскую научную обсерваторию в Антарктиде – «Мирный» – 13 февраля 1956 года, организовал экспедицию вглубь континента, результатом которой стало открытие ещё одной научной станции – «Пионерская», а позднее (15 октября 1956 года) -- станции «Оазис», в районе оазиса Бангера на берегу озера Фигурного. Из Антарктиды Сомов вернулся всемирно известным полярным исследователем. В июле 1957 года он был назначен заместителем директора по антарктическим исследованиям ААНИИ. На основании результатов наблюдений КАЭ под руководством М.М. Сомова опубликованы первые тома трудов Советской антарктической экспедиции. В 1962 году М.М. Сомов становится начальником Восьмой сезонной Советской антарктической экспедиции. Михаил Михайлович представлял Советский Союз в Специальном комитете по антарктическим исследованиям (ныне Научный комитет по антарктическим исследованиям (SCAR) с момента его создания в 1958 году по 1964 год.


 Советская почтовая марка в честь М.М. Сомова.

 

Подъём Государственного флага СССР на «Михаиле Сомове» состоялся 8 июля 1975 года, которое отныне считалось днём его рождения. Новое судно было передано в Институт Арктики и Антарктики под командование капитана М.Е. Михайлова 30 июля 1975 года. И уже 2 сентября того же года дизель-электроход «Михаил Сомов» вышел в свой первый рейс. А затем их будет ещё двадцать! Советских и российский Антарктических экспедиций…

Самое известное антарктического испытание, к которому было приковано внимание многих людей, случилось в море Росса в 1985 году, когда при работах в районе станции Русская тяжёлые льды сковали «Сомова», и случились события тех 133 дней, о которых был недавно снят фильм «Ледокол», исказивший, к сожалению, не только историческую правду того времени, но и сам облик советских полярников. Однако «Сомов» был в ледовом плену ещё дважды: в 1977 году возле станции Ленинградская и в 1991 – у станции Молодёжная. Это были не менее героические моменты обычной работы зимовщиков, моряков и лётчиков полярной авиации. Михаил Михайлович Сомов мог бы гордиться славной историей судна, носящего его имя.

Но всему приходит свой черёд, многие трудные походы состарили «Михаила Сомова», и с 2000 года он перешёл из Санкт-Петербурга в Архангельск, в Северное Управление Гидрометслужбы и стал уже основным арктическим научным судном, связывая с материком труднодоступные полярные станции от Баренцева до Чукотского морей. Всё-таки не так далеко, как до Антарктиды, куда уже в таком «почтенном» возрасте ходить нельзя. Почти полвека в строю советский ветеран, и нет ему пока замены… Всё ещё крепкий, проходящий ремонты и модернизации, служит «Михаил Сомов» верой и правдой полярной науке. Разве что поменял цвет: был он красно-белый, был чёрно-белый, как, например, в легендарном дрейфе 1985 года, а теперь чёрно-красный, какие нынче наши атомные ледоколы.

 У острова Хейса в 2012 году в «старом цвете».


  У острова Земля Георга в 2021 году в новом имидже.

            Востребованность «Михаила Сомова» не уменьшается, а только возрастает в последние годы. Новые экспедиции, проекты по изучению редких животных Арктики требуют большого судна, на котором базируется вертолёт, где есть лаборатории и условия для размещения научного оборудования. Как и раньше, с портрета в кают-компании экипажа смотрит на новое поколение Герой Советского Союза, доктор географических наук, М.М. Сомов. Как и раньше, борта легендарного судна раздвигают ледяные поля. Правда, судовой музей, который находится в «офицерской» кают-компании, что палубой выше, приходит в упадок. Не следят за ним ни моряки, ни сотрудники Севгидромета, часть экспонатов пропала, витрины в плохом состоянии. А ведь это всё – история, которую необходимо сохранять!


  Участники «Арктического плавучего университета» на лекции в 2021 году.



  Раздвигая льды у Земли Франца-Иосифа, 2021 год.



  Капитанский мостик (ходовая рубка) «Михаила Сомова». Здесь чувствуется незримое присутствие самых известных капитанов и полярников страны.

           

В середине 1980-х годов назрел вопрос о замене «Сомова» в качестве основного корабля для антарктических походов. И в Финляндии заложили и построили новое ледокольное судно, которому дали имя одного из участников знаменитой "папанинской четвёрки" -- Евгения Константиновича Фёдорова, крупного советского учёного, дипломата и общественного деятеля, также ушедшего из жизни за несколько лет до этого события. НЭС «Академик Фёдоров» был спущен на воду в уже непростое для страны «перестроечное» время. Государственный флаг был поднят 10 сентября 1987 года, а 10 октября судно вышло в свой первый рейс, без «паузы», как и предшественник. Было оно ещё больше и мощнее «Михаила Сомова»: длина следующего флагмана для Антарктиды была на семь метров больше, а ширина – на пять метров. Более мощный современный двигатель, новые лаборатории. Судовладельцем также стал сразу ААНИИ, принявший новое судно в свой флот в Санкт-Петербурге. Усиленные обводы бортов были изготовлены с расчётом на преодоление льдов толще двух метров! Кстати, в своём первом рейсе корпусу судна предстояло пройти своеобразный экзамен, когда оно неожиданно наскочило на подводную скалу в море Космонавтов. Мощный форштевень выдержал удар, и аварии не произошло.

Давно уже полярники ждали помощника "Михал Михалычу", как называли "Сомова" участники станции «Северный полюс-2». НЭС «Академик Фёдоров» было спроектировано и построено уже как многофункциональное судно, в задачи которого входят как снабжение российских антарктических станций генеральными грузами, топливом, продуктами, так и выполнение исследовательских работ. Для этого на борту имеются девять лабораторий и соответствующее палубное оборудование. Судно позволяет разместить до 175 (на тридцать человек больше, чем на «Сомове») членов экспедиции для смены зимовочного состава антарктических станций. Для выполнения ледовых разведок и доставки грузов в труднодоступные районы на судне оборудована вертолётная площадка и ангар, позволяющие разместить два (!) вертолёта типа МИ-8. Имеются современные системы связи и навигации, позволяющие «Фёдорову» автономно работать в высоких широтах, вплоть до географической точки Северного полюса.

Так вышло, что на борт «Академика Фёдорова» я попал раньше, чем на «Михаила Сомова», будучи участником зимовочной 54-й Российской антарктической экспедиции. Но, как и остальные полярники, сразу «влился» в судовую жизнь через регулярное участие в дежурстве по кают-компании в роли стюарда. Несколько человек помогают накрывать на столы, убирать после еды, чистить овощи, мыть посуду. Не шутка, обслужить столько человек! Пришлось вспомнить армейский опыт, зато и время летит на переходе быстрее. 


 На дежурстве в столовой экспедиции на НЭС «Академик Фёдоров» перед обедом, 2009 год.


Вообще, дисциплина на борту «Фёдорова» построже, судовое пространство более разграничено. Если на мостик «Сомова» можно подняться практически любому участнику рейса, то на «Фёдорове» – только при наличии важной причины или необходимости вести наблюдения.

Свои цвета «Академик Фёдоров» не менял, сразу получив за свой вид прозвище «морковка». Все, кто работает в Антарктиде, знают это судно, на борту которого проводят исследования российские и иностранные специалисты. Бывает «Академик» и в Арктике, посещал даже Северный полюс! И ежегодные рейсы с 1988 года тоже постепенно придают судну «усталость». 


 НЭС «Академик Федоров» у причала.


Испытания, которые преодолевает ледокольное научное судно в антарктических рейсах, очень непросты. Опасность повторить вынужденные дрейфы «Михаила Сомова» имеется почти всегда. Да и просто пробиваться методом «набега», когда несколько дней подряд со скоростью несколько метров в час судно буквально проталкивает себя сквозь сплошные льды толщиной до 2,5 метров – тяжело и для корпуса, и для рулей, и для двигателя. Но это НЭС сегодня, что называется, «в строю», на нём идут зимовать полярники в Антарктиду.


  НЭС «Академик Фёдоров» пробивается к станции Мирный, 2010 год. Фото С. Кашина.



 Трудная дорога сквозь льды к барьеру у станции Новолазаревская, 2009 год.


Вообще, стоит более подробно рассказать о Евгении Фёдорове. Действительно, все знают, что в 1937 году Иван Папанин, Эрнст Кренкель, Евгений Фёдоров и Пётр Ширшов провели первый в мире научный дрейф на льдине в бассейне Северного Ледовитого океана, осуществив комплекс метеорологических, гидрологических и геофизических наблюдений. Но дальнейшая судьба этих выдающихся людей сложилась не менее интересно, все они стали большими учёными, государственными деятелями. Самый известный из них пожалуй, Евгений Фёдоров, выпускник физфака Ленинградского университета, принявший самое активное участие ещё во Втором международном полярном годе (1932-33), работая на Земле Франца-Иосифа. Молодой учёный сделал целый ряд важных научных открытий, совершив удивительные пешие экспедиции по льдам и островам архипелага. Затем была зимовка и исследования на мысе Челюскин. После легендарной СП-1 Евгений Константинович был назначен директором Арктического института и почти сразу же переведён на должность начальника Главного управления Гидрометеорологической службы при Совете народных комиссаров СССР. Именно тогда начали составляться карты барической топографии, что повысило качество прогнозов погоды. В годы Великой Отечественной войны прогнозирование погоды было делом чрезвычайной важности, и с этим Гидрометслужба под руководством Фёдорова справилась отлично, за что её начальник был награждён двумя орденами Отечественной войны 1 степени и орденом Кутузова 2 степени. В послевоенный период проявил свой талант организатора науки – восстанавливал Эльбрусскую комплексную высокогорную экспедицию на Кавказе, стал директором Института прикладной геофизики, вновь стал начальником Гидрометслужбы СССР. В 1954 году не выдержал и полетел в Арктику, в экспедицию на Землю Франца-Иосифа, на льды, к очередной дрейфующей станции СП-4. На основании результатов той экспедиции был официально открыт хребет Ломоносова, столь часто упоминаемый сегодня в арктической тематике нашей страны. 

Будучи физиком по специальности, Евгений Фёдоров принял самое активное участие в советско-американских переговорах по ядерному оружию 1958-59 годов, проявив себя ещё и как дипломат! Через несколько лет стал академиком АН СССР, причём её главным учёным секретарём. И вновь Фёдоров возвращается руководить всей гидрометеорологической службой страны, при нём она приобрела вид законченной структуры -- такой, какой дошла до наших дней. Далее он активно занимался вопросами охраны окружающей среды, написав книгу «Экологический кризис и социальный прогресс». А в 1974 году Евгений Константинович возглавил советскую делегацию на очередных переговорах с США о предотвращении использования средств воздействия на природную среду в военных или иных враждебных целях, был делегатом Генеральной Ассамблеи ООН. 

       

    Почтовая марка в честь Е.К. Фёдорова.


Вряд ли коллега и друг Евгения Фёдорова, доктор географических наук, Герой Социалистического труда, директор ААНИИ Алексей Фёдорович Трёшников, глядя в 1975 году на спуск со стапелей «Михаила Сомова», предполагал, что очередное научное судно для Антарктиды в 2011 году назовут уже в честь него самого. Но это уже другая история…


Автор: Иван Андреевич Мизин, зоолог, к.б.н., заместитель директора по научной работе национального парка "Русская Арктика".



далее в рубрике