Полярная экспедиция, ставшая Арктическим институтом

Илья Рудь
17 Сентября, 2020 | 11:00
Полярная экспедиция, ставшая Арктическим институтом

Северная научно-промысловая экспедиция ВСНХ. Укладка парусов на бугшприте парусно-моторной шхуны «Шарлота» перед выходом на Новую Землю. Архангельск. Август-октябрь 1921 г. Фото Вериго-Доровского Ф.К., из фондов РГМАА.


После Октябрьской революции новое правительство развивало научное направление и рациональное использование богатств страны. Это было обусловлено в первую очередь разрушенным хозяйством страны после Первой мировой войны и социально-политических потрясений 1917 года. Также на территории страны был сильный голод. Для того чтобы осваивать богатства Русского Севера, предлагалось проводить научно-промысловые экспедиции. Северная научно-промысловая экспедиция положила начало активному исследованию и освоению Арктики на государственном уровне. Впоследствии Севэкспедиция вырастет в научно-исследовательский институт (ААНИИ), который будет изучать обе полярные области планеты.


Предыстория: Комиссия по изучению Севера

Ещё до падения монархии в России был создан специальный орган, который должен был разведать и изучать богатства Русского Севера. Речь идёт об Особом межведомственном совещании по устроению и развитию Русского Севера под председательством А.Ф. Трепова. Оно было создано в 1916 году, однако в начале 1917 года прекратило своё существование, не достигнув каких-либо результатов[1].

Новое правительство, в ещё более сложных условиях, искало любые пути налаживания экономики. Комиссия по использованию естественных производительных сил Русского Севера была создана и заработала в феврале 1919 года (не так давно праздновала свой юбилей – 100 лет) и стала предтечей Севэкспедиции. Инициатором создания комиссии был геолог и полярный исследователь Рудольф Лазаревич Самойлович, сыгравший огромную роль в становлении советского исследования и освоения арктических широт. Комиссия была создана Наркоматом торговли и промышленности, постановление о создании комиссии было подписано наркомом Л.Б. Красиным. С нею также сотрудничала Полярная комиссия Академии наук.[2].


Рудольф Лазаревич Самойлович – начальник Севэкспедиции

Комиссия по изучению Севера ставила перед собой цель «практического использования Русского Севера». Это означало организацию научно-технических изысканий, направленных на развитие производительных сил на Русском Севере. Другими задачами комиссии были подготовка снаряжения, консультирование местных организаций в делах освоения Севера, поиск направлений развития края. Комиссия планировала работать по трём секциям: промысловая деятельность, соляное дело, редакционно-издательское направление[3].

Пожалуй, главным мероприятием комиссии была Печорская экспедиция – вывоз сырья и продовольствия из Печорского края и попутное обустройство этих территорий. В условиях Гражданской войны Печорской экспедиции удалось добиться значительных успехов в различных научных областях, поэтому её деятельность была продолжена, даже после ликвидации Комиссии по Северу в ноябре 1919 года.

19 февраля 1920 года в Вологде состоялось совещание при Особой продовольственной комиссии Северного фронта. Совсем рядом шла Гражданская война, а Архангельск ещё находился в руках интервентов. На этом совещании были зачитаны доклады сотрудников Печорской экспедиции о пушных и рыбных промыслах, об оленеводстве. Р.Л. Самойлович зачитал доклад о перспективах горно-заводской промышленности, а также обсуждались вопросы голода и разрухи северного края.  В итоге совещание высказалось за создание специального органа, который бы занимался вопросами изучения и освоения Севера и расширил деятельность Комиссии по Северу и Печорской экспедиции на территории, прилегающей к Северному Ледовитому океану.

4 марта 1920 г. Президиум ВСНХ образовал Северную научно-промысловую экспедицию. Первым начальником нового органа был назначен Р. Л. Самойлович.

 

Состав участников и начало работ

В один из дней 1920 года по Тверской улице в Москве  проехали три конные пролётки, на которых начальник экспедиции и два члена коллегии (геолог Н.А. Кулик и специалист по оленеводству профессор С.В. Керцелли) везли мешки с пятьюдесятью миллионами рублей. Это были деньги, отпущенные на создание Севэкспедиции. Самойлович назвал это  «Первым вкладом Советской власти в дело освоения Арктики». Всего на работы экспедиции было ассигновано сто миллионов рублей.

Северной научно-промысловой экспедиции изначально придавали важное значение. Учреждения Севэкспедиции раскинулись достаточно широко и базировались в четырёх городах: в Петрограде – учёный совет, в Москве – представительство, в Архангельске и Вологде – базы снабжения. Новому органу активно помогали Российская Академия наук и Русское географическое общество, а также другие научные и производственные учреждения.  На большое значение указывает тот факт, что Учёный совет формировался, действительно, из крупнейших учёных. Председателем стал президент Академии наук А.П. Карпинский, заместителем председателя – академик А.Е. Ферсман, в рядах учёных были: зоолог, гидробиолог и почётный член Академии наук Н.М. Книпович, географ и председатель Русского географического общества Ю.М. Шокальский. В состав первого состава Учёного совета наряду с академиками и профессорами вошёл писатель Максим Горький, занимавшийся в эти годы большой организационной и общественной деятельностью. Поэтому Севэкспедиция почти сразу стала главной движущей силой в деле изучения и освоения Арктики, пользовалась большим авторитетом.

Особого внимания заслуживает многоотраслевой и многопрофильный характер Севэкспедиции. Она состояла из большого количества отрядов, которое постоянно менялось. Р.Л. Самойлович в 1921 г. писал об этом следующее:

«При крайне тяжёлых условиях... было бы непомерной роскошью отправлять для изучения того или иного научно-практического вопроса целую экспедицию. Наоборот, в каждой экспедиции, в каждом отряде должны быть представлены специалисты, по возможности, хотя бы основных отраслей знания»[4].

Летом того же года первые семь отрядов экспедиции выехали в Западную Арктику, пока в Восточной шла гражданская война и исследования там были невозможны. Территориально геологические исследования проводились в Хибинских горах, на мурманском берегу, ихтиологические исследования – на Печоре и Белом море. Оленеводческий отряд участвовал в заготовках оленины в районе Баренцева моря. Работы шли успешно, и уже в конце 1920 года в Президиуме ВСНХ Севэкспедиция была признана «ударным учреждением, имеющим важное общегосударственное значение»[5].

Вместе с Северной научно-промысловой экспедицией на правах отдельного отряда работала Мурманская биологическая станция, созданная ещё в 1899 году, чья работа была прервана Первой мировой войной. Станция занималась изучением флоры и фауны вод северного Ледовитого океана, составляла научные коллекции для музеев и учебных заведений России. В разные годы здесь работали выдающиеся учёные: академики В.И. Вернадский, А.П. Виноградов, Л.А. Зенкевич, С.А. Зернов, Н.М. Книпович, Е.М. Крепс, член-корреспондент АН СССР В. А. Догель.


Расширение экспедиции

В 1921 году, по новому плану, количество отрядов Северной научно-промысловой экспедиции выросло до двадцати трёх, в них трудилось около четырёхсот человек. Объёмы работ были также увеличены, и в сущности это была работа двадцати трёх самостоятельных экспедиций. География значительно расширилась, и исследования проходили в Белом, Баренцевом, Карском морях, на Кольском полуострове, в Большеземельской тундре, в Печорском крае, на Ухте и даже в Западной Сибири, на берегах Оби.

Благодаря труду учёных геологического отряда А.Е. Ферсмана, в Хибинах было обнаружено уникальное и самое крупное апатитовое месторождение апатитонефелиновых руд  в мире, являющееся таковым до сих пор. Отличился и мурманский геологический отряд П.В. Виттенбурга. Также в Ухте были обнаружены нефтяные запасы, в Воркуте – уголь, свинец и цинк на острове Вайгач. Месторождения полезных ископаемых были обнаружены в Кандалакшском заливе, на Пинеге и в Печорском бассейне. Медь, молибден, гипс, асбест, горный хрусталь – целая россыпь полезных ресурсов была обнаружена на Русском Севере. В последующие годы геологические работы станут одной из главных задач Севэкспедиции. Свою работу проводил почвенно-биологический отряд в районе Мурманской железной дороги, ихтиологические отряды исследовали перспективы рыбных промыслов. В составе экспедиции появились ботанический, этнографический и экономический отряды.


Группа участников мурманского геологического отряда Северной научно-промысловой экспедиции (начальник П.В. Виттенбург). 1920 г. Фото из фондов РГМАА.


За почти пять лет экспедиции удалось достичь успехов и в обустройстве северного края. Например, на Мурмане, благодаря промышленному отряду экспедиции, стала развиваться консервная промышленность, рыбные и пушные промыслы, товарное оленеводство, с учётом особенностей кочевых народов Севера. В научном отношении тоже были получены новые знания: гидрологический режим вод Северного ледовитого океана тщательно исследовался, изучались их рыбные запасы.

В том же 1921 году Р.Л. Самойлович предложил план исследования Новой Земли, который был утверждён Учёным советом Севэкспедиции. Главной задачей было проведение геологических изысканий, особенно интересовали учёных каменноугольные месторождения: Северу нужно было своё топливо. Тем не менее, проводились и гидро-метеорологические наблюдения, сбор зоологических и ботанических материалов, оценка перспектив новоземельских промыслов. В состав Новоземельского отряда входило двадцать три человека, общее руководство которыми осуществлял Р.Л. Самойлович, геологические работы возглавлял профессор П.В. Виттенбург. В качестве транспортного средства экспедиции была предоставлена небольшая парусно-моторная шхуна «Шарлотта», купленная в Норвегии в 1913 году. Обнаружить запасы каменного угля на Новой Земле тогда отряду не удалось, но зато были проведены метеорологические и гидрологические наблюдения, собран палеонтологический материал.


Северная научно-промысловая экспедиция ВСНХ на Новую Землю. Парусно-моторная шхуна «Шарлота» во льду пролива Маточкин Шар. Август-октябрь 1921 г. Фото Вериго-Доровского Ф.К., из фондов РГМАА.


В последующие годы Новоземельские экспедиции под руководством Р.Л. Самойловича продолжатся, и к концу 1920-х годов архипелаг будет значительно уточнён на картах, будут изучены омывающие его воды и проведены геологические и промысловые исследования. Стоит заметить, что успехи Севэкспедиции были бы невозможны без высококвалифицированных учёных и грамотного руководства. О первых мы уже сказали, теперь стоит подробнее остановиться на начальнике Севэскпедиции Р.Л. Самойловиче, который дал мощнейший импульс советским полярным исследованиям в целом. Напомним, что работы экспедиции велись в условиях Гражданской войны и в послевоенной разрухе на малозаселённой и обширной территории. При этом Самойловичу удавалось грамотно распоряжаться финансами и щедро снабжать учёных и поисковиков, в которых он верил. Рудольф Лазаревич и сам часто приезжал на Кольский полуостров руководить работами, а с 1926 года Самойлович приезжал в эти места как оценщик, произведший научный подсчёт запасов апатитовых руд. К тому моменту Севэкспедиция уже переросла свой статус и пошла на повышение, став Институтом по изучению Севера.


Преобразование экспедиции в Институт и последующие перспективы

20 февраля 1925 года Президиум ВСНХ на заседании под председательством Ф. Э. Дзержинского решил преобразовать Северную научно-промысловую экспедицию в Научно-исследовательский институт по изучению Севера. Соответственно, круг задач был значительно расширен. Руководителем института был назначен Рудольф Лазаревич Самойлович. В Учёный совет института по-прежнему входили крупнейшие учёные страны А.Е. Ферсман, Ю.М. Шокальский, К.М. Дерюгин, Н.М. Книпович, Б.Л. Исаченко.

Впоследствии Институт по изучению Севера будет преобразован во Всесоюзный арктический институт (ВАИ), который продолжил заниматься ихтиологическими исследованиями Баренцева, Белого и Карского морей, геологией Кольского полуострова и Новой Земли. Институт изучал флору и фауну Заполярья, вёл метеорологические, океанографические наблюдения. В ведении института на постоянной основе – парусно-моторное судно «Шарлотта», а периодически и ледокольные  пароходы «Малыгин» и «Красин».

В конце 1920-х годов СССР продемонстрировал высокий уровень развития полярного мореплавания, а директор Института Рудольф Лазаревич Самойлович стал начальником успешной экспедиции по спасению экипажа дирижабля «Италия» на ледоколе «Красин». Всё это показало, что Институт по изучению Севера является одной из наиболее авторитетных организаций по полярным исследованиям.

В 1930 году Институт был переименован во Всесоюзный Арктический институт (ВАИ), в ведение которого входило исследование советской Арктики, обеспечение запросов мореплавания по Севморпути и развитие народного хозяйства Крайнего Севера. Именно в 1930-е СССР проводил грандиозные экспедиции, призванные доказать, что далёкая и суровая Арктика может стать домом для учёных. Экспедиции на ледокольных пароходах «Г. Седов», «Сибиряков», «Ф. Литке», «Челюскин» и т.д. были организованы при деятельном участии ВАИ. В 1939 году ВАИ станет Арктическим научно-исследовательским институтом (АНИИ), а после войны, в 1958 году – ААНИИ, когда СССР будет осваивать уже обе полярные области нашей планеты. Но нужно помнить, что история ААНИИ – главного учреждения по полярным исследованиям в нашей стране – началась в 1920 г., когда была создана мало кому известная сегодня Северная научно-промысловая экспедиция. 


Автор: Илья Андреевич Рудь, научный сотрудник Российского государственного Музея Арктики и Антарктики (РГМАА), Санкт-Петербург.


[1] Емелина М.А. 100 лет Комиссии по Северу (1919-1920) [Электронный ресурс] // Go Arctic 2019 URL: https://goarctic.ru/history/100-let-komissii-po-severu-1919-1920/ (дата обращения: 11.09.2019).

[2] Там же.

[3] Там же.

[4] Андреев А.О., Дукальская М.В., Фролов С.В. Проблемы Арктики и Антарктики // Проблемы Арктики и Антарктики. 2010. №1. С. 8.

[5] Каневский З. М. Директор Арктики. М., 1977. С. 13.





далее в рубрике