Сейчас в Арктике:
Ледоход

Хозяин северного края: Соловецкий монастырь

Хозяин северного края: Соловецкий монастырь
5 Февраля, 2020, 10:57
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Соловецкий монастырь. Автор фото Константин Кокошкин, GeoPhoto.ru


«Искони вечных никаких вотчин за Соловецким монастырем нет, питаются они своими трудами: от начала жития преподобных Зосимы и Савватия чудотворцев у моря соль варят…»

    

Соловецкий монастырь знаменит как крупнейший центр православного подвижничества на Русском Севере. Хорошо известна трагическая история монастыря в XX в., когда в его стенах находился один из первых сталинских лагерей. Наконец, Соловки прославлены как удивительный архитектурный и историко-культурный ансамбль, включающий, помимо храмов, крепостных стен и других монастырских сооружений, также памятники археологии разного времени.

В Средние века Соловецкий монастырь славился святынями и благочестием, а наряду с этим был широко известен и как влиятельный центр хозяйственной и экономической деятельности в Поморье. Его роль в экономике Московского государства была значительной, а объёмы производства и продажи товаров сопоставимы с операциями царской казны и крупнейших купцов.

 

Становление и развитие монастырского хозяйства

В 1429 г. на Большом Соловецком острове в Белом море поселились два подвижника – Герман и Савватий. Они построили кельи, занимались огородничеством, вели строгую подвижническую жизнь. Через некоторое время Герман отправился на материк за припасами. В его отсутствие Савватий почувствовал приближение смертного часа и тоже покинул остров, чтобы принять перед кончиной святое причастие. В устье реки Выг на Корельском берегу он встретил игумена Нафанаила, принял от него причастие и преставился. В 1436 г. Герман вернулся на Соловки вместе с другим монахом – Зосимой. Вслед за этим на остров прибыли новые отшельники. Монахи построили кельи и деревянные храмы во имя Преображения Господня, Успения Божией Матери и Николая Чудотворца.

Зосима и Савватий

Зосима и Савватий Соловецкие. Икона, последняя треть XVIII века.


В 1460-е гг. степенной посадник Иван Лукинич и тысяцкий Трифон Юрьевич, «старые посадники», «старые тысяцкие» и бояре выдали от имени Великого Новгорода грамоту игумену Зосиме и старцам на владение Соловецкими островами. Новгородские бояре жертвовали монастырю земельные владения в Суме, Вирме, Шизне, Кеми, на Варзуге, Умбе, Сороке и в других поморских волостях. Среди других жертвователей известна и Марфа Борецкая, знаменитая Марфа-Посадница.

После присоединения Новгородской земли к Москве великий князь Иван III Васильевич в 1479 г. подтвердил право монахов на Соловецкие острова, а землевладельцы продолжили жертвовать монастырю вклады. В 1555 г. в монастырь поступил богатый вклад Ивана Васильевича Полева – село Пузырево и двадцать деревень в Бежецком Верхе. Так стали формироваться владения Соловецкой обители в центральных уездах. Однако главные земельные угодья монастырь приобрёл на побережье Белого моря. Среди них было много небольших пожертвований – рыбные тони, езы и ловища на морском берегу, варницы и их доли, пожни (луга) и прочее, – которые давали мелкие вотчинники и местные рыболовы-промышленники.

Первоначально монахи ловили рыбу для пропитания. Затем стали добывать соль: «дров множество секуще, готовляху и воду от моря черпаху и тако соль варяще, приготовляху и даяху торжником на куплю…». На средства, полученные от соляной торговли, приобретались новые земли на побережье Белого моря. Монастырь также получал десятину от рыболовов и охотников на морского зверя, приезжавших на Соловецкие острова.

Менее чем за столетие Соловецкий монастырь превратился из бедного и пустынного богомолья в обширный хозяйственный комплекс. В 1514 г. на острове стояли соляные варницы с тремя цренами (сковородками для выварки соли), в монастыре было две мельницы, в амбарах хранились 500 коробей ржи (3 500 пудов), стадо составляли 32 лошади, 40 коров и 20 телят. В 1541 г. юный Иван IV дал соловецкому игумену Алексию (Юреневу) грамоту на право беспошлинного провоза шести тысяч пудов соли на торг в Вологду.

Подъём в хозяйственной деятельности монастыря приходится на управление игумена Филиппа (Колычева) (1548–1566 гг.), впоследствии ставшего митрополитом Московским и всея Руси и прославившегося противостоянием Ивану Грозному в эпоху опричнины.

Будучи игуменом, Филипп пользовался благосклонностью Ивана IV, а монастырь получал богатые пожалования от государя. В 1550 г. царь дал в монастырь деревни Усть-Колежму и Колежму Выгозерского погоста, восемь варниц и остров на реке Суме, в 1551 г. – деревню Сорока в устье одноимённой реки. В 1555 г. Иван IV лишил монастырь права беспошлинной торговли солью, но взамен пожаловал Сумскую волость, в которой насчитывалось 32 деревни с 25 действующими соляными варницами (с них крестьяне платили монастырю оброк). В волости стояли две церкви – во имя Успения Пречистой Богородицы и Николая Чудотворца. В 1560 г. Иван Грозный дал в монастырь два колокола весом по 25 пудов каждый и 420 рублей денег на поминовение своих жён и брата Юрия.

Соловецкий летописец именует игумена Филиппа «добрый пастырь словесных овец» и «мудрый эконом и механик обители своей». При нём в монастыре развернулось обширное строительство. В 1552—1557 гг. был выстроен каменный Успенский собор, в 1558—1566 гг. – Преображенский собор. К храмам примыкали каменные здания трапезной, келарской палаты, погребов. Для обеспечения строительства царь пожаловал в монастырь земли на реке Двине, где монахи имели право «камень белый известный ломати и лес и дрова сечи и известь жечи». При игумене Филиппе была проведена вода из Пертозера в Святое озеро, сооружена пристань на Заяцком острове, вымощены дороги, созданы сложные гидротехнические сооружения, кирпичные заводы, специальные механизмы для доставки кирпича и извести. Деятельный глава обители усовершенствовал мукомольное дело, производство кваса, построил скотный двор, начал разведение оленей. В Сумском посаде был построен железоделательный завод. В 1566 г. на Соловецком острове было 3 водяных мельницы, 1 толчея (небольшая мельница), 3 варницы и 5500 четвертей хлеба (в зависимости от вида зерна 1 четверть составляла от 9,5 до 6,5 пудов). В 1570 г. запасы составляли 7000 четвертей; в монастырском стаде было 60 волов и 71 лошадь.

Соляные варницы на реке Мшаге. Рисунок из альбома шведского путешественника Эрика Пальмквиста. 1673 г..jpg

 Соляные варницы на реке Мшаге. Рисунок из альбома шведского путешественника Эрика Пальмквиста. 1673 г


Во второй половине XVI в. экономика Поморья испытала экономический кризис. Его причинами стали опричное разорение, набеги шведов и эпидемии. Монастырское хозяйство монастыря кризисные явления тоже затронули, но обитель по-прежнему пользовалась покровительством царей и получала богатые пожалования. В 1582—1583 гг. Иван Грозный пожертвовал в Соловецкий монастырь колоссальную сумму в 2 300 рублей на помин души царевича Ивана Ивановича и опальных, погибших в опричнину.

В последние годы правления Ивана Грозного шла война со Шведами, и Поморье подверглось разгрому. Монастырь был избран в качестве опорного пункта обороны. В 1584—1594 гг. здесь были выстроены мощные каменные стены, и Соловки превратились в первоклассную крепость. Строительство стен, а также Кемского и Сумского острогов велось на средства Соловецкого монастыря. Монастырь также обеспечивал ратных людей. Так, в 1591—1592 гг. монастырь кормил и давал денежное жалование и одежду 73 стрельцам и 143 казакам. На эти годы приходится вторая «немецкая война», во время которой Поморье было вновь разорено. Монастырь также тратил значительные средства на содержание стрельцов и других ратных людей. Ежегодно он выплачивал жалование и давал продуктового обеспечения не менее чем на 380 рублей.

Соловецкие старцы жаловались царю Фёдору Ивановичу на упадок монастырского хозяйства и большие расходы на оборону. В ответ на это царь сложил с части монастырских владений мелкие налоги и пожаловал в обитель три волости: Нюхотскую, Унежемскую и Кемскую. К несчастью, Кемская волость была сильно разорена. В 1553 г. в ней насчитывалось 96 тяглых дворов с 146 крестьянами и 63 казаками; в 1590 г. тяглых дворов было всего 52, а в них 64 человека. Для восстановления хозяйства монастырь получил новые налоговые льготы. В 1595 г. старцам был пожалован Ницкий берег (в двух верстах от монастырского Куйского усолья). Деньгами царь Фёдор Иванович дал вкладов на 1500 рублей, а после его кончины Борис Годунов пожаловал 1665 рублей на помин души скончавшегося государя. Объёмы соляной торговли росли, и монастырь получал со своего хозяйства прибыль, хотя и не столь значительную, как ранее. В период с 1571 г. по 1580 г. годовая прибыль составила в среднем 449 рублей, в 1581—1590 гг. – 1311 рублей, а в 1591—1600 гг. – 286 рублей.

Царь Фёдор Иванович предоставил Соловецкому монастырю право беспошлинного провоза семидесяти тысяч пудов соли на продажу, а царь Василий Шуйский в 1606 г. – право на провоз ста тысяч пудов соли. В первые годы Смуты общий экономический кризис почти не коснулся Соловецкого монастыря. В 1607 г. в Вологде было продано рекордное количество соли – более 132 тысяч пудов, в 1608 г. – более 123 тысяч пудов. Однако в следующем, 1609 г., объём продаж резко упал – до 53 тысяч пудов. В те же годы царь Василий Шуйский взял у монастыря взаймы 5150 рублей и впоследствии так и не вернул.

Весной 1611 г. шведы вторглись в Поморье и намеревались предпринять поход на Сумский острог и Соловецкий монастырь, однако встретили сопротивление «мужиков» и отказались от своих планов. Летом того же года другой шведский отряд подошёл на судах к монастырю, но атаковать вооружённую крепость не решился. Страшнее было нападение "воровских черкасов" (запорожских казаков), которые разгромили всё Поморье в конце 1613—начале 1614 гг. Только на Онеге были замучены более двух тысяч человек. «Воры» сожгли селения, варницы, разграбили промыслы. Итогом этого разорения стал упадок монастырского хозяйства – впервые за долгие годы расходы превысили доходы бюджета.

 

Соловецкий монастырь в XVII в.

Возрождение экономики Соловецкого монастыря было связано с соляным промыслом. Этому способствовало большое число свободных рабочих рук: на Севере появилось много «бобылей» и «казаков», потерявших своё хозяйство и семьи.

Объёмы вологодской соляной торговли в 1633 г. превысили отметку в сто тысяч пудов, и до 1646 г. (тогда была проведена налоговая реформа, резко повысившая стоимость соли) не снижались. С 1649 г. по 1656 г. продажи вновь составляли ежегодно от ста тысяч пудов и выше. Самый большой объём проданной соли приходится на 1649 г.: продано 146 808 пудов соли на 15 849 рублей 17 алтын 1/2 деньги. Правда, и расходы монастыря на пропитание братии, слуг и работников монастыря, содержание большого хозяйства и храмов также были велики. По данным историка А.А. Савича, доходы, расходы и прибыль монастыря за несколько периодов второй половины XVI—первой половины XVII в. были таковы (даны полные суммы в рублях):

 

Годы

Приход (в руб.)

Расход (в руб.)

Прибыль / убыток (в руб.)

1571—1580 гг.

16 992

12 508

4 484

1581—1590 гг.

28 627

15 586

13 041

1591—1600 гг.

22 438

19 580

2 858

1602—1610 гг.

34 976

30 458

4 524

1621—1630 гг.

34 172

21 137

13 035

1631—1635 гг., 1639—1641 гг.

35 085

35 844

- 759

1641—1648 гг.

42 256

33 702

8 8554

 

В 1630 г. царь Михаил Фёдорович пожаловал Соловецкой обители право на беспошлинный провоз 130 тысяч пудов соли. Он также дал в монастырь в 1613 г. Шуерецкую волость, а в 1635 г. — Керецкую.

В первой половине XVII в. Соловецкий монастырь владел землями по всему побережью Белого моря от Терского берега до Печорского (от Варзуги до Онеги), а также по Онежскому и Летнему берегам; всего – 13 волостей по берегу и земли в Турчасовской волости на Онеге. Везде основу местного хозяйства составлял соляной промысел, в первую очередь – варка морской соли. Монастырю принадлежали 20 усолий, на которых трудились 827 постоянных работников и 266—286 «прихожих». Вместе с работниками жили члены их семей – 1485 человек. Таким образом, население соляных промыслов составляло более 2,5 тысяч человек, кормившихся из монастырской казны.

Наряду с солью монахи и крестьяне соловецкой вотчины ловили рыбу как на себя, так и на продажу. Рыбные ловли располагались по всему морскому берегу и на каждой речке, однако, по сравнению с соляной продажей, доходы от рыбной ловли были невелики.

Возрождение экономики Соловецкого монастыря повлекло за собой обращение государства к монастырской казне с просьбами о займах и помощи: время было тяжёлым, военным. В 1631 г. царь взял в монастыре десять тысяч рублей на жалование ратным людям. В 1654 г., в первый год русско-польской войны, царь просил 50 тысяч рублей, но в монастырской казне оказалось всего 20 614 рублей, и старцы отправили в Москву почти 13 тысяч. В 1670 г. правительство заимствовало в Вологодской соляной конторе монастыря 8 414 рубля 29 алтын и 4 ½ деньги.

В системе монастырского хозяйства важную роль занимали подворья и дворы. Они располагались в Великом Новгороде, Холмогорах, Архангельске, Вологде, Устюге, Тотьме, Ярославле, Москве. Из монастырских варниц и самой обители сюда везли соль, а для монастыря запасали зерно, одежду, посуду и другие товары, здесь велась торговля солью.

В Москве было два подворья Соловецкого монастыря, которые находились в Китай-городе – главном торговом районе столицы. При Иване Грозном дьяк Семён (Богдан) Дементьев дал в обитель двор в приходе церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы (Златоверхой), в районе современного Рыбного переулка. Второй двор монастырь купил в 1652 г. за 1 600 рублей у боярыни Ульяны Фёдоровны Головиной. Этот двор располагался на Ипатьевской улице (ныне – переулок) в Москве. Там были каменные палаты, людские избы, конюшни, хозяйственные постройки.

Кризис монастырского хозяйства и всей жизни Соловецкого монастыря наступил после разгрома Соловецкого восстания 1668—1676 гг. Соловецкое восстание («сидение») показало силу и значение Соловецкого монастыря, его уникальное положение среди других русских обителей.

(Продолжение следует.)


Автор: Шокарев Сергей Юрьевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры источниковедения Историко-архивного института РГГУ. 


Комментарии