Сейчас в Архангельске

02:34 6 ˚С Погода
6+

Лемминги, Новая Земля и путешествие на воздушном шаре

О Науке и культуре
Татьяна Шабаева
30 Марта, 2022, 10:15
Лемминги, Новая Земля и путешествие на воздушном шаре
Фото Михаила Флинта из книги "Новая Земля. От залива Абросимова до ледника Розе".



«Лемминги – сердце гор» / Н. Э. Эйде, И. Л. Белсвик. – Москва: Паулсен, 2022. – 48 с., ил.

Мы не раз писали на нашем портале про леммингов – знаменитых арктических грызунов, которые то заполоняют пространство, а то будто вовсе исчезают. Но это, конечно, не так. Лемминги не исчезают никогда, как и в самые суровые морозы в тундре никогда не исчезает жизнь.

Книга норвежских писателей «Лемминги – сердце гор» посвящена мелким созданиям, чья жизнедеятельность видна даже из космоса, ведь именно благодаря им те места, где живут лемминги, приобрели свой типичный вид и восстанавливаются в этом виде вновь и вновь. В этом смысле «хомяков», которых больше всего напоминают лемминги, можно сравнить с большими слонами, которые придают привычный облик африканской саванне.

Книга предназначена для детей и, может быть, невидимая жизнь леммингов под снегом, где они даже среди арктической зимы заводят детёнышей, покажется ребятам чем-то вроде сказки про Дюймовочку или гномов. Ведь долгой зимой леммингов не видно и не слышно – но это людям. Песцы или хищные птицы не только хорошо понимают, каково население подземных «городов», но и, в зависимости от того, как живётся леммингам, решают: делать ли норы, строить ли гнёзда, заводить ли собственные семьи. Так маленький зверёк становится началом длинной цепочки жизни. 

«Лемминговые годы, словно устойчивый пульс, дают новую жизнь почти всем обитателям гор.

Депрессивный год – восходящий год –

восходящий год – пиковый год;

депрессивный год – восходящий год –

восходящий год – пиковый год;

депрессивный год – восходящий год –

восходящий год – пиковый год.

Почти как биение сердца. Некоторые даже называют лемминга сердцем гор!» 


Если вы поймёте, как живут и размножаются лемминги, то будет гораздо понятнее, как существуют в условиях Арктики полярные совы и поморники, песцы и канюки. И даже белые куропатки. Но как связаны с леммингами куропатки, которые клюют растения и ягоды, или шмели (одни из немногих насекомых Арктики)? Об этом вы узнаете, прочитав книгу «Лемминги – сердце гор». Она красочно иллюстрирована и даёт детям представление о разнообразии заполярья, а кроме того – насыщена фактами.

И всё-таки: почему в некоторые годы леммингов очень много, в другие – исчезающе мало? И это несмотря на то, что, в идеальных условиях, одна самка лемминга может дать начало семье из тысячи зверьков! Куда все они исчезают? Стараясь ответить на этот вопрос, учёные выдвигают разные теории, и маленьким читателям книги он также будет интересен. Кроме того, с неё удобно начать знакомить детей с понятием «экосистема» -- ведь в основе некоторых северных экосистем находится именно жизнедеятельность маленьких зверьков – леммингов! 

«Пусть масса одного лемминга и невелика (35–130 граммов), общая масса всех леммингов в пиковый год огромна. И хотя никто точно не знает их численность, в пиковый год этих зверьков определённо много-много миллионов. Один миллион леммингов весит около 85 тысяч килограммов, поэтому, если в пиковые годы их действительно насчитывается один миллиард, то их масса составит 85 миллионов килограммов. В таком случае, может быть, не так уж и удивительно, что следы жизнедеятельности этого зверька видны из космоса?»

 


Хемплеман-Адамс, Д. «По воле ветра. Два удивительных путешествия к Северному полюсу: героя нашего времени и романтика викторианской эпохи» / Д. Хемплеман-Адамс ; обращение Ф. Конюхова; — Москва : Паулсен, 2022. — 296 с. ; ил. 

В таком стиле иногда пишут художественные книги: два временных пласта, две эпохи: конец XIX века – и современность. Британец Дэвид Хемплеман-Адамс решил повторить экспедицию шведа Саломона Андре – прилететь к Северному полюсу на воздушном шаре. Шар Андре звался «Орёл», и был он на тот момент самым большим в истории. Эта отчаянная затея состоялась в 1897 году, и тела троих путешественников были найдены лишь спустя тридцать три года. Но дерзость идеи, казавшейся безнадёжной, продолжала волновать умы и в двадцатом столетии.

Итак, перед нами два повествования в одном, разделённые техническими возможностями времени. Но намного ли проще было Хемплеману-Адамсу в одиночку добиться успеха в предприятии, которое не покорилось экспедиции его предшественника? 

«Я пытался как можно точнее воспроизводить подход Андре, хотя из-за этого мой метод и казался несколько устаревшим. Впрочем, Андре летел на водородном аэростате, а я использовал гелий. Это было безопаснее, и, поскольку гелий не горюч, я мог регулировать высоту, нагревая газ, вместо того чтобы сбрасывать балласт. Но всё же принцип оставался неизменным: как и Андре, я летел на газовом шаре. Мой шведский предшественник путешествовал в плетеной корзине, и такой же план был у меня, хотя корзина Андре и была гораздо больше и удобнее, чем та, что я купил с рук за тысячу фунтов. Но в одном важном отношении шар Андре отличался от моего: он был управляемым. Зато у меня был доступ к гораздо более полным прогнозам погоды, которые я надеялся использовать, чтобы найти ветровые потоки, или «ветровые пути», и добраться с их помощью до Северного полюса. Кроме того, я располагал более совершенными коммуникационными устройствами: высокочастотным радио и спутниковым телефоном. Андре довольствовался почтовыми голубями и посланиями в бутылке».

Интересно, что на тот момент, когда ему в голову пришла идея покорить на воздушном шаре Северный полюс, Хемплеман-Адамс ещё вовсе не умел летать на воздушном шаре! Правда, он был опытнейшим путешественником и альпинистом, взошедшим на семь высочайших вершин семи континентов. Вовсе не случайно предисловие к русскому изданию его книги написал знаменитый путешественник Фёдор Конюхов: они вместе готовились к путешествию на лыжах к Южному полюсу, а потом британец консультировал Конюхова для полёта на воздушном шаре вокруг света. Но тогда, в конце 90-х, подготовка к броску на Северный полюс только начиналась. И первой частью этой подготовки было – пролететь на воздушном шаре над Андами, в самом высоком месте этой горной цепи.

Серьёзная подготовка! И всё же Хемплеман-Адамс сам признаёт, что ему очень повезло. Он мог погибнуть ещё над Андами, когда на высоте 9700 метров недооценил температуру и не сумел воспользоваться вторым кислородным баллоном, а при резком снижении чуть не разбился о горный склон. И всё же ему повезло, причём многократно. Но полёт со Шпицбергена к Северному полюсу и обратно, когда дующие в разные стороны ветра иногда разделяла высота не более пятнадцати метров, -- оказался ещё гораздо более сложным и богатым приключениями. Экипаж Андре не справился с этим предприятием, но, справедливости ради, хотя Хемплеман-Адамс находился в корзине воздушного шара в полном одиночестве – он постоянно держал связь с диспетчерскими и метеорологическими службами на земле. Они были его «глазами», и эта роскошь в конце XIX века была совершенно недоступна. 

«Грань между успехом и провалом очень тонка, и Андре вполне мог преуспеть, если бы обладал хотя бы частью доступных мне метеорологических знаний. Уже не раз за свой полёт я чувствовал, что не один в корзине. Я не религиозен, но у меня возникало сверхъестественное ощущение, что кто-то наблюдает за мной, желая мне победы. Возможно, это Люк следил за погодой из Бельгии и удалённо направлял меня к полюсу. Возможно, в корзине со мной был Андре, желавший, чтобы я преуспел там, где он потерпел поражение». 

И ещё не раз, обычно в шаге от смертельной опасности, у Хемплемана-Адамса появлялось чувство, что за ним кто-то наблюдает. Так или иначе, повторить его затею и покорить Северный полюс на воздушном шаре с 2000 года (строго говоря, он не пролетел прямо над полюсом, а приблизился на минимальное расстояние 19 километров) пока ещё не удалось никому. 

Книга дополнена фотографиями – также из двух эпох.



 

Михаил Флинт «Новая Земля. От залива Абросимова до ледника Розе». – М.: Паулсен, 2022. – 144 с., 600 экз. 

Михаил Флинт – океанолог, доктор биологических наук, академик РАН и заместитель директора Института океанологии им. П. П. Ширшова, многажды побывавший в Арктике и имевший уже тринадцать персональных фотовыставок. «Паулсен» издал его альбом о Новой Земле.

Флинт признаётся, что ему повезло посетить места, которые видели меньше людей, чем поднимались на Эверест, -- это прежде всего восточный берег Новой Земли, почти неосвоенный. Но мало посетить – хочется ещё и запечатлеть. Не столько для себя – вряд ли фотография, даже самая прекрасная, превзойдёт живое впечатление. Главное – показать людям.

«Восточное побережье Новой Земли — один из самых труднодоступных районов Российской Арктики. На Эверест — высочайшую горную вершину мира — только за один 2018 г. поднялся 871 человек. Это больше, чем ступило на побережье некоторых заливов Карского берега Новоземельского архипелага за более чем два с половиной века после первой экспедиции купца Саввы Ложкина в этот район в 1760—1761 гг. Мне повезло. За 12 лет морских экспедиций на судах «Академик Мстислав Келдыш» и «Профессор Штокман» я смог пройти вдоль всего восточного — Карского — берега Новой Земли, побывать во многих заливах архипелага, различных по широте положения, природе и характеру открывающихся в них ледников. Это позволило сделать фотографии и показать Новую Землю тем, кто там не был, а тем немногим, кто там был, напомнить об удивительных ощущениях, которые они испытывали, ступая на холодный берег этой далёкой земли».

Новая Земля в фотографиях Флинта очень красива, пусть даже это практически всегда море, небо и горы в разных комбинациях и достаточно скромной северной палитре. Но тем нежнее оттенки зелёного, бирюзового и розового, тем большее умиление вызывают яркие арктические цветы, радующие глаз порой лишь несколько суток. Их очень немного: гораздо чаще Новая Земля украшает себя ледниками и облаками, а также причудливыми скальными обнажениями…

Интересно также, что эти фотографии всегда привязаны к местности и прямо обозначены на приведённых в альбоме картах – это создаёт эффект, будто в самом деле побывал в конкретном месте и «знаешь, как оно выглядит». Краткое описание заливов и мысов в книге тоже есть – как своеобразный текстовый якорь для фотографий. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, -- альбом Михаила Флинта помогает этому настолько, насколько возможно.