Сейчас в Мурманске

19:55 ˚С
6+

Н.И. Евгенов: гидрограф на фоне истории

Северный морской путь О науке и культуре
Илья Рудь
11 ноября, 2022, 12:09

Н.И. Евгенов: гидрограф на фоне истории

Гидрографическое судно «Николай Евгенов» бороздит моря и океаны. (Из книги С.В. Попова «Гидрограф Н.И. Евгенов».)


Николай Иванович Евгенов относится к тому поколению полярников, которые смогли пережить перелом эпох 1917 года и поучаствовать в арктических исследованиях, как в дореволюционное время, так и в советскую эпоху. По подобному биографическому сходству и заслугам Евгенов вполне заслужено стоит в одном ряду с такими полярными путешественниками как Р.Л. Самойлович и В.Ю. Визе – участники экспедиций Владимира Русанова и Георгия Седова.

Николай Иванович Евгенов прожил насыщенную и интересную жизнь, пройдя через несколько переломов нашей истории: 1917 год, рубеж 1920-1930-х гг., был узником ГУЛАГа, продолжил свой профессиональный путь в качестве гидрографа и океанолога в 1950-1960-е гг. Однако имя его менее известно, чем имена знаменитых коллег, и это несмотря на участие в масштабной Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО) 1910-1915 гг. и многих других советских экспедициях.

Во многом это связано с тем, что самой фигуре Н.И. Евгенова посвящено всего несколько книг. Прежде всего, это биографическое произведение С.В. Попова «Гидрограф Н.И. Евгенов», которое обзорно повествует о жизненных и профессиональных этапах Евгенова, и мемуары супруги Николая Ивановича Н.Н. Евгеновой «Студёные вахты (воспоминания об исследователе Арктики)».

Книга Попова была опубликована уже посмертно, подведя некоторые итоги жизни исследователя. Впрочем, при жизни Евгенова также выходила литература, освещавшая его деятельность в Арктике (М. Н. Боднарский, В.Ю. Визе и др.).

Изучение личности и научного вклада Евгенова в освоение морей Арктики в наши дни возрастает на фоне возрождения интереса к Российской Арктике и Северному морскому пути в целом. Не случайно в 2019 году был выпущен документальный фильм «Белое безмолвие» режиссера Б.Г. Дворкина, посвящённый Н.И. Евгенову. Также под руководством этого режиссёра в стенах в Российского государственного музея Арктики и Антарктики была открыта интерактивная выставка «Неизвестные герои Севера. Н.И. Евгенов». Именно эту «неизвестность» необходимо преодолевать исследователям, рассказать о человеке, который был одним из пионеров Севморпути и внёс большой вклад в изучение Арктических морей.

    

Участник ГЭСЛО

Перейдём к рассказу об учёном и начнём с дореволюционного периода.

Николай Иванович Евгенов родился 15 августа 1888 года, в селе Собачьи Горбы Новгородской губернии. Обучался в Нарвской мужской гимназии. Отец мальчика Иван Михайлович был преподавателем гуманитарных предметов в гимназии, он очень хотел чтобы Николай пошёл по стопам своего старшего брата Евгения, который был студентом истфака Петербургского университета. Однако Николай хотел быть моряком и поступил в Морской кадетский корпус, где получил звание гардемарина. Свой первый морской опыт получил на знаменитом крейсере «Аврора» в 1907 году. В 1909 году Евгенов был произведен в чин мичмана.

В 1910 году Николай Евгенов впервые попадает в Арктику на посыльном судне «Бакан» и пробует себя в роли гидрографа у северо-запада Новой Земли. Также в этом плавании у Новой Земли он знакомился с Г.Я. Седовым и художником Н.П. Пинегиным. Тогда Георгий Седов ему сказал: «На Севере столько интересных дорог, что не знаешь, по которой идти»[1]. Эти слова надолго запомнились начинающему исследователю Севера. Арктика навсегда заразила молодого гидрографа.

В 1912 году Евгенов был произведён в звание лейтенанта и в следующем году ему предложили заменить одного из офицеров Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО). Это была одна из крупнейших и, главное, выдающихся экспедиций России в начале XX века (1910–1915 гг.). Николай Иванович, не думая, согласился и в 1913 году и был определён на л/п «Вайгач». На этом судне Н.И. Евгенов исполнял обязанности офицера и вахтенного начальника. Он выполнял гидрологические исследования, определял астрономические пункты и нёс вахту на «Вайгаче» в ту ночь, когда была открыта Земля Николая II – архипелаг Северная Земля. После плодотворного сезона в этой экспедиции Евгенов отправился в назначенный отпуск, посетив Порт-Артур, Китай, Индию и Японию, расширяя собственный кругозор географа.

В следующем году перед экспедицией стояла задача пройти Северным морским путем с востока на запад. Николай Иванович был назначен на «Таймыр» старшим штурманом. Поход был трудным. Суда вынуждены были встать на зимовку, к которой мало кто был готов, о чём говорят и потери – три члена команды в ходе зимовки погибли. Тем не менее, продолжались гидрологические наблюдения, а сам Евгенов смог разработать чертежи «подводного флюгера» – прибора для измерения подлёдных течений. Прибор был собран по чертежам учёного и использовался. Также Н.И. Евгенов применял аэрологических змеев для проведения аэрологических измерений.

Всего за период 1913-1915 гг. Евгенов успел побывать вахтенным начальником ледокольного парохода «Вайгач» и старшим штурманом на «Таймыре». За это время, помимо уже упомянутых исследований, он успел приступить к созданию карты Земли Николая II. Однако полностью обработать материалы экспедиции и обобщить их не успел из-за начавшейся войны, поэтому к обработке результатов ГЭСЛО он будет возвращаться не раз.


Лейтенант Н.И. Евгенов в период Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана.


Первые материалы по ГЭСЛО начали публиковать уже после революции. Здесь можно назвать сборник научных статей «Краткие сведения по метеорологии и океанографии Карского и Сибирского морей» (1918 г.). Данный сборник был создан крупнейшими учёными того времени (Ю.М. Шокальским, Л.Л. Брейтфусом и др.) с целью обобщения последних данных об исследовании бассейна Северного Ледовитого океана. Здесь были опубликованы одни из первых данных по Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана – материалы для изучения глубин, рельефа дна и других параметров морей Арктики. 

После Гидрографической экспедиции Н.И. Евгенов ушёл во флот и стал участником Первой мировой войны. Он принял участие в известном Моонзундском сражении в октябре 1917 года на эсминце «Капитан Изыльметьев». Бои шли между флотами России и Германии за Моонзундский архипелаг на Балтике, который в итоге был захвачен германцами.

В годы Гражданской войны, в феврале 1918 г., Евгенов уехал в США, где в Вашингтоне работал делопроизводителем по разбору архивов русского посольства. Затем Евгенов прибыл работать в гидрографический отдел Комитета Северного морского пути при правительстве Александра Васильевича Колчака. После ареста в Иркутске в 1919 году, в следующем году он был реабилитирован и выпущен на свободу. С 1920 года был призван в Краснознамённый флот.


После революции

В 1920-е годы начинается упорная работа Н.И. Евгенова на поприще гидрографа в Арктике. Он участвует в Первой советской гидрографической экспедиции в районе реки Лены (Усть-ленская экспедиция 1920-1922 гг.). Проводит в 1923-1924 гг. исследования на Новой Земле на судне «Азимут», участвует в создании полярной станции в проливе Маточкин Шар. Тогда же вместе с лётчиком Б.Г. Чухновским Евгенов проводит первую в истории ледовую разведку с воздуха, взяв на вооружение метод авиаразведки, который он по праву считал очень эффективным.

В целом 1924 год был плодотворным для Евгенова. В том же году он был награждён малой золотой медалью РГО за успехи в Усть-Ленской экспедиции и назначен членом полярной комиссии АН СССР. Стоит заметить, что членом РГО Евгенов стал ещё до революции, в 1916 году, после окончания Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана.

В период 1926–1931 гг. для Н.И. Евгенова начинается целая эпоха: он возглавляет Карские товарообменные экспедиции. Эти экспедиции были направлены на развитие торговых связей и обмена товарами между Западной Сибирью и Европейскими странами. Карские рейсы были регулярными, с 1921 г. организовывались ежегодно и постоянно наращивали товарооборот.



К сожалению, на данный момент создано не так много работ, которые раскрывали бы тему научного вклада Н. И. Евгенова в этих экспедициях, обычно всё обходится упоминанием Евгенова в качестве начальника Карских рейсов и общим перечислением направлений работы (ледовая разведка, прогнозирование, картография). Однако работа Евгенова заслуживает высочайшей оценки и подробного изложения. Итогом всех исследований за десятилетний период в Карском море явилась «Лоция Карского моря и Новой Земли». Это была первая в мире лоция этого моря и Новоземельского архипелага, что явилось большим вкладом в изучение всего западного сектора советской Арктики.

В 1930-е годы карьера учёного развивалась. В 1932 году Н.И. Евгенов в качестве начальника участвует в Северо-Восточной экспедиции Наркомвода, налаживая грузоперевозки из Владивостока до Колымы. Колымские рейсы, в отличие от Карских экспедиций, не могли похвастаться такими объёмными перевозками, поэтому было решено использовать опыт Евгенова в Карских рейсах. Однако восточная Арктика коварнее западной, и ледовая обстановка здесь была тяжелее. Флагманом каравана шёл ледорез «Ф. Литке», который вёл за собой сразу семь судов, в то время как раньше в Колымских рейсах участвовало по одному-два парохода. Евгенов создал бюро погоды и гидрометеорологическую службу, как это было в Карских экспедициях.

Трудностей в рейсе было достаточно – тяжёлая ледовая обстановка, необорудованные места выгрузки и др. Однако экспедиция выполнила главную задачу: доставить более восьмисот человек к устью Колымы для печально известного Дальстроя. Это стоило Евгенову нервного расстройства и проблем с сердцем. Вскоре его эвакуировали вместе с врачами в Якутск на собачьих упряжках. Далее через Иркутск Евгенов вернулся в Москву. Он очень волновался, что задание партии мог провалить. Не добавляло защиты и его звание царского офицера, но тогда всё обошлось и даже наоборот: карьера шла в гору.


Начальник особой Северо-Восточной полярной экспедиции Евгенов Н.И., капитан парохода «Лейтенант Шмидт» Миловзоров П.Г. и зам. начальника экспедиции Бочек А.П. на борту л/р «Ф.Литке. (Фото Н.Н. Гакена).


В 1933 году Евгенов возглавил гидрографический сектор Всесоюзного арктического института, а чуть позже стал заместителем начальника Гидрографического управления ГУСМП по научной части, т.е. одним из главных гидрографов в стране. Николай Иванович периодически поднимал вопросы, связанные с оснащением Гидрографического управления собственным флотом и авиаразведкой, чем внёс существенный вклад в её развитие. Вскоре ГУ ГУСМП увеличили бюджет и дали в аренду несколько судов.

В 1934 году Николай Иванович участвует в экспедиции на «Красине» у островов Врангеля и Геральд. Была осуществлена смена зимовщиков, которую не могли произвести пять лет. Также собранный научный материал позволил в 1937 году Евгенову выпустить лоции указанных островов и участков Чукотского моря, что являлось большим достижением. «Красин» под руководством Евгенова провёл пароход «Сталинград» в бухту Уэллен, для эвакуации части челюскинцев.

Участвовал Н.И. Евгенов и в первых высокоширотных экспедициях – на л/п «Садко» в 1935 и 1937-1938 годах. В последней Р.Л. Самойлович, В.Ю. Визе и Н.И. Евгенов зимовали на «Садко» и были эвакуированы вместе с другими членами экипажей ледокольных пароходов «Седов», «Малыгин» и «Садко» – всего 184 человека[2].

К концу десятилетия Евгенов уже был одним из самых известных гидрографов и лоцманов, умелым штурманом и капитаном дальнего плавания. В 1937 г. Евгенов стал доктором географических наук.

Однако в 1938 году судьба Н.И. Евгенова совершила резкий поворот: Николай Евгеньевич был арестован и обвинён во вредительстве по 58-й статье. В исправительно-трудовых лагерях Н.И. Евгенов будет находиться с 1940 по 1943 годы, при этом не переставая заниматься гидрометеорологией.


После войны

После войны Евгенов работал в Архангельске в научно-исследовательской обсерватории (1944-1947 гг.). В 1947 году был переведён в Ленинградский гидрометеорологический институт (ЛГМИ), где работал в звании профессора. В 1951 году перешёл на должность старшего научного сотрудника в Ленинградское отделение Государственного Океанографического института (ГОИН), где и проработал почти до конца жизни. К 1958 году был полностью реабилитирован.

Пожалуй, главным достижением Николая Ивановича после войны стало возвращение к работе над систематизацией и публикацией материалов ГЭСЛО. С 1957 г. он вернулся к обработке и систематизации материалов. Результаты этой работы были опубликованы уже после смерти Николая Ивановича в 1985 году.


 Сотрудники, аспиранты и студенты кафедры океанологии ЛГМИ на заседании научного кружка в 1949 г. Н.И. Евгенов в центре.



Евгенов собирал разрозненные и чудом сохранившиеся материалы, вёл переписку с живыми участниками экспедиции И.А. Киреевым, И.В. Прусовым и др. Помогал в этом деле Евгенову географ В.Н. Купецкий. Масштабная публикация готовилась к печати к 1962, однако в итоге книга вышла лишь в 1985 году. Уже после смерти самого Н.И. Евгенова. Её название – «Научные результаты полярной экспедиции на ледоколах «Таймыр» и «Вайгач» в 1910–1915 гг.». В данной монографии представлены многие материалы экспедиции, пересказана подробно хронология экспедиции. Однако вышла эта монография в значительно сокращённом виде и гораздо позднее, чем планировалось. Данная книга переиздавалась в 2012 году Российским государственным музеем Арктики и Антарктики и в 2013 году в несколько дополненном варианте.


Обложка первого издания книги Н.И. Евгенова и В.Н. Купецкого о научных результатах ГЭСЛО.


Что касается новейшей литературы, то здесь стоит назвать книгу Никиты Анатольевича Кузнецова «Забытые герои Арктики. Люди и ледоколы». Она представляет собой сборник различных материалов, статей, фотографий и новых источников по ГЭСЛО. В ней основной акцент сделан на экипаже л/п «Таймыр» и «Вайгач», в том числе уделено некоторое внимание деятельности Н.И. Евгенова.


***

Николай Иванович Евгенов оставил богатое научное наследие и оказал значительное влияние на развитие полярной гидрографии в нашей стране и последующие поколения полярников. Объемной и цельной работы о научном вкладе Евгенова в освоение морей Арктики ещё не создано. В первую очередь, это обусловлено тем, что было издано мало монографий, где в центре внимания находился бы сам учёный. И, конечно, скромность самого Евгенова сыграла роль в том, что он пока остаётся «неизвестным» героем Севера, хотя его биография не уступает самым известным полярникам XX века. Имя Николая Ивановича живёт в названиях нескольких судов – гидрографического судна (см. фото заставки) и СПГ-танкера.


  СПГ-танкер «Nikolay Yevgenov» для обслуживания проекта «Ямал-СПГ». Источник.


Автор: И.А. Рудь, научный сотрудник Музея Арктики и Антарктики, Петербург.

Список использованной литературы

1.     Боднарский М. С. Великий Северный Морской Путь: историко-географический очерк открытия Северо-восточного прохода. – М., 1926.

2.     Визе В. Ю. Моря советской Арктики: Очерки по истории исследования. – М., Л/, 1948.

3.     Евгенов Н. И., Купецкий В. Н. Научные результаты полярной экспедиции на ледоколах «Таймыр» и «Вайгач» в 1910–1915 гг. – Л., 1985.

4.     Евгенов Н. И., Купецкий. Экспедиция века. Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана на судах «Таймыр» и «Вайгач» в 1910–1915 годах. – СПб., 2012.

5.     Евгенова Н. Н. Студеные вахты (воспоминания об исследователе Арктики). – СПб., 2006.

6.     Евгенов Н. И., Купецкий. «Научные результаты полярной экспедиции на ледоколах Таймыр» и «Вайгач» в 1910–1915 гг. –СПб., 2013.

7.     Кузнецов Н. А. Забытые герои Арктики. Люди и ледоколы. – М., 2018.

8.      Попов С. В.  Гидрограф Н. И. Евгенов. – Якутия, 1988.

9.      Краткие сведения по метеорологии и океанографии Карского и Сибирского морей – Петроград, 1918.

 











[1] Попов С. В. Гидрограф Н. И. Евгенов. С. 8.

[2] Попов С. В.  Гидрограф Н. И. Евгенов. С. 65.





далее в рубрике