Сейчас в Архангельске

11:15 17 ˚С Погода
18+

Розовая чайка Чукотки, малоизвестные снимки экспедиции Г.Я. Седова и камни Исландии

Новые книги об Арктике, вышедшие в 2024 году

О науке и культуре Литература Пинегин Путешествия по Арктике Исландия
Татьяна Шабаева
2 июля, 2024 | 13:03

Розовая чайка Чукотки, малоизвестные снимки экспедиции Г.Я. Седова и камни Исландии

Исландский хутор. Музей в Скогаре (Южная Исландия). Иллюстрация к книге «Камни говорят». Фото: Григорий Исаченко


«Долгая выдержка». Коллекция цветных диапозитивов Н.В. Пинегина из экспедиции Г.Я. Седова к Северному полюсу 1912-1914 гг. – М.: Паулсен, 2024. – 272 с.



В фондах Северного морского музея Архангельска хранится коллекция цветных диапозитивов, которые сделал писатель, художник и фотограф Николай Васильевич Пинегин, путешествуя с Георгием Седовым на шхуне «Святой мученик Фока». Об этой экспедиции сейчас известно практически всё, что возможно узнать, а снимки Пинегина вызывали восхищение публики ещё в 1915 году:

«Особенно были хороши цветные диапозитивы, сделанные ῝люмьеровским῝ способом. Цветная фотография отлично передаёт красоту изумрудных ледяных дворцов, таких прозрачных и воздушных… Фотографии, бесшумно мелькавшие… по экрану, были похожи на сказку, фантастическую и волнующую».

В 1920–30-е годы материалы, отснятые Пинегиным в Арктике, вошли в документальную хронику и стали «рабочим инструментом» для советских полярников. Он напишет и издаст немало книг, в том числе опубликует дневники штурмана Валериана Альбанова (один из двоих выживших в экспедиции Брусилова, спасённый благодаря Пинегину) и вдохновит Вениамина Каверина на написание «Двух капитанов». Вообще, в судьбе Пинегина причудливо пересеклись все три несчастливые арктические экспедиции 1912 года, он попал в самую из них удачливую и прожил затем ещё 28 лет. Однако его коллекция стеклянных диапозитивов, которая была передана в Северный морской музей его вдовой Еленой Матвеевной Пинегиной в 1992 году, долгие десятилетия оставалась неизвестной широкой публике.

Книга «Долгая выдержка», будучи написана коллективом авторов, представляет собой сплав сразу нескольких историй: жизнеописание самого Н.В. Пинегина, поистине увлекательное и наполненное яркими событиями, а также рассказ о его семье; подробный, уважительный, но объективный рассказ о Г.Я. Седове (человеке неоднозначном) и его экспедиции; история фотографии как технологии – эту главу написал известный фотограф «Русской Арктики» Николай Гернет, и выглядит она как перекличка опыта двух фотографов-художников. Иллюстрации – и, конечно, знаменитые диапозитивы с пояснениями к ним – занимают огромное место в книге, но трудно решить, что в этом издании важнее – изображения или текст, – настолько всё гармонично сбалансировано.


«Тройной полярный сюжет»: сборник произведений О. Куваева, Ю. Казакова, Б. Горбатова. – М.: Паулсен, 2024. – 384 с.



«Тройной полярный сюжет» Олега Куваева – повесть о стойкости в поисках будто бы розовой чайки, птицы, приносящей удачу. На деле люди ищут себя, испытывают себя на прочность, а розовая чайка – арктическая птица, существующая в действительности, – символ надежды, без которой очень трудно обойтись в жизни. В повести Куваева разворачивается несколько сюжетных линий: в 1820-е годы розовую чайку случайно открывает британский капитан Джеймс Росс, а спустя полтораста лет отыскивает слепнущий и уходящий в чукотскую тундру, чтобы с этим смириться, спортсмен Саша Ивакин. 

«...Шевеля губами, Сашка читал вслух... ῝...С детства моё внимание было приковано к легенде об удивительной птице – розовой чайке арктических стран. Люди, видевшие её, навсегда заболевали двумя болезнями: противоестественной тягой к полярной стуже и отвращением к суете обыденной жизни. Нечто подобное случилось со мной. Я решил стать путешественником и найти розовую чайку῝».

И так же, как нельзя подделать счастье, нельзя сделать чучело из розовой чайки: спустя малое время её оперение обесцвечивается, и она становится обычной белой птицей.

Вторая повесть в сборнике – «Северный дневник» Юрия Казакова.

«Весь июль стояла на Севере противоестественная жара. В Двине купались ночью. В Нарьян-Маре ненцы заболевали от жары. Где-то на огромных массивах за полярным кругом горели леса и тундра. Солнце, едва склонившись за горизонт, тотчас восходило с обновлённой страстью. И весь день потом заливало робкую землю нестерпимым светом».

Белое море. Путешествие из Мезени в Койду, затем в Архангельск. Лучшие традиции казаковской прозы, полной лирических описаний, передающих всю гамму ощущений – от запахов до игры света, – подробности местного морского уклада, шторма, карбасы, рыбная ловля, странные реки, текущие шесть часов в море, а следующие шесть часов – под напором прилива – вспять… Можно не побывать на Русском Севере, но почувствовать его через прозу Юрия Казакова.

Также в сборник вошёл цикл рассказов Бориса Горбатова «Обыкновенная Арктика». Это цепочка ярких сюжетов: весна в тундре, роды на затерянном среди полярных морей островке под аккомпанемент радиограмм, жизнь среди ненцев и чукчей, моряцкие разговоры, дружеская пикировка радистов и много других обыденных, простых человеческих – и в то же время нередко героических образов советской Арктики 1930-х.


Тоурбергюр Тоурдарсон. «Камни говорят». – М.: Паулсен, 2024. – 328 с.



В начале XXI века Исландия сделалась чрезвычайно модным туристическим направлением: виды горных пиков, суровых фьордов, изумрудных лугов, дымящихся водопадов, пляжей чёрного вулканического песка стали обязательной принадлежностью копилки искушённого путешественника. Теперь это гламурная, глянцевая Арктика. Но так было не всегда. Долгое время Исландия оставалась почти неизвестным краем, затерянным в северных водах мирового океана. А ведь и тогда край этот был обитаем.

На русском языке прежде выходила лишь одна книга Тоурбергюра Торударсона, и это было давно. Книга «Камни говорят» – автобиографическая, она рассказывает о его детстве на хуторе в юго-восточной Исландии, где дома строили из камней и дёрна, отапливали кизяком, а тюленьи ласты считали хорошей едой. Конец XIX – начало XX века в Исландии оставались временем суровых и (в отношении к животным) даже жестоких нравов, людям в сельской местности были свойственны сильное мистическое чувство, страсть к приметам и толкованию снов, развитая устная творческая традиция.

Если вы интересуетесь Исландией глубоко, а не только как турист, делающий красивые снимки, вы просто не можете пройти мимо этой книги, где воскресает старинный быт, уклад жизни людей, обитающих между скалами и океаном, в трудных, переменчивых погодных условиях, где одно из первых воспоминаний ребёнка связано с бушующим морем, а солнце представляется чудом и божеством.

«Я вижу, как огромные волны, сменяя друг друга, взмывают вверх, приближаясь к берегу, с засасывающими звуками переворачиваются и превращаются в белое пенящееся покрывало мертвенного цвета, а потом опять поднимаются и устремляются прочь от берега, делаясь всё выше и выше, перекатываются с тяжёлым плеском на песчаный пляж, взмывают высоко в небо, а затем падают вниз и, вызывая вой в ушах, несутся далеко вглубь берега, словно собираясь забрать меня с собой. Я, испугавшись этого ужасного шума, стараюсь идти так, чтобы отец был между мной и морем. Мы прошли немного в западном направлении, и на этом моё грандиозное приключение завершилось.

(…)

В Сюдюрсвейте солнце было самым священным творением, практически единственной ипостасью Божества. Люди относились к солнцу с глубоким почтением. Я часто слышал, как о нём говорили с восхищением. Иногда по утрам можно было услышать: ῝Наше благословенное солнце уже взошло῝. А в вечернее время: ῝Наше благословенное солнце зашло῝».

Это очень арктическое восприятие мира, и книга Тоурдарсона написана достаточно живым и поэтическим языком, чтобы читатели могли им проникнуться. В книге имеется вклейка с фотографиями, дающими представление об исландском быте того времени.



Исландский хутор. Начало XX в. Фото: Национальная библиотека Норвегии


Сарай в традиционном архитектурном стиле (боковые стены из дерна). Фото: Ольга Маркелова


Вход в дерновую полуземлянку. Фото: Ольга Маркелова


Камень с кольцом для привязывания лошадей. Фото: Ольга Маркелова


Бадстова (отапливаемая баня). Начало XX в. Фото: Ольга Маркелова


Проход между хуторскими постройками. Музей в г. Глёймбайр (Северо-Западная Исландия). Фото: Татьяна Глушко


Фрагмент бадстовы. Музей в г. Боргарнес (Западная Исландия). Фото: Ольга Маркелова


Сушка рыбы. Фрагмент экспозиции музея в г. Глёймбайр (Северо-Западная Исландия). Фото: Татьяна Глушко


***

Татьяна Шабаева, специально для GoArctic

 


далее в рубрике