Сейчас в Мурманске

00:10 6 ˚С Погода
6+

Северная фотолетопись Степана Малобицкого

Северные города
6 Июня, 2022, 11:57
Северная фотолетопись Степана Малобицкого

Усть-Портовый. Буровая нефтеразведывательная экспедиция на Таймыре. 1937 г. Из фондов КККМ.


Степан Осипович Малобицкий – профессиональный фотокорреспондент, работавший в 30-60-е годы Красноярском крае – в Игарке, Красноярске. Созданная им коллекция фоторабот нашла отражение в известной книге «Мы из Игарки», газетах «Северная стройка», «Красноярский рабочий», в центральных изданиях, размещавших фотохронику ТАСС. Профессионал высокого класса оставил нам память о советской эпохе 30-60-х гг., событиях, свершениях, людях, живших в Красноярском крае. Он создал собственную фотолетопись того времени, в которой ярко проявились авторский стиль, глубокое уважение к успехам страны, выдающимся личностям и простым труженикам. Особое место в наследии Малобицкого заняло отражение освоения Севера, героических экспедиций, арктических просторов, уникальных природных богатств.


                   Вынужденный путь в Игарку

Краткая биография Степана Осиповича была написана супругой Александрой Андреевой Малобицкой в 1984 г. Она пишет: 

«Он родился в 1904 г. в Самаре в семье рабочего. Служил в Красной Армии, затем работал на заводе в Самаре. В 1932 году выехал на строительство города Игарки. В 1933 г. поступил в редакцию газеты «Северная стройка» в качестве фоторепортёра. В 1937 г. был принят на работу в редакцию газеты «Красноярский рабочий» фотокорреспондентом. В 1939 г. работал в фотохронике ТАСС корреспондентом по Красноярскому краю. В годы Великой Отечественной войны обслуживал Восточную Сибирь. Член Союза журналистов СССР. В последние годы работал зав. отделом иллюстрации газеты «Красноярский рабочий». Умер в 1970 г.».


С.О. Малобицкий. 40-е гг. ХХ в. Фото из коллекции Красноярского краеведческого музея (КККМ).

 

В этой краткой биографии отражены лишь некоторые коллизии, которые произошли в жизни молодого Малобицкого. Коллеги неоднократно в своих воспоминаниях говорят о том, что он был обвинён «в антисоветской деятельности», отбывал наказание и потом был сослан на Енисейский Север. Я попыталась более детально изучить историю репрессии этого человека. Пока не удалось найти его родственников, которые могли бы документально это подтвердить. Но у меня практически нет сомнений в том, что Малобицкий не просто так оказался в заполярной Игарке. В те времена по доброй воле сюда приезжали только строители, другие специалисты – крайне редко. Корреспонденты, как правило, были из числа непрофессионалов, прошедших практику рабкоров. В городе не хватало учителей, врачей и уж тем более работников культуры, печати. Мне неизвестны причины осуждения Малобицкого, но подобных историй было немало с теми, кто имел хоть какое-то отношение к зарубежным связям (а Малобицкий служил в 3-м отделении КРО ОГПУ, так называемом «польском» отделении, которое вело борьбу с польскими разведывательными службами). После отбывания срока наказания всегда следовала ссылка в далёкие места.


Северные фотосюжеты Малобицкого

По всей вероятности, в начале 30-х годов Степан Малобицкий хорошо освоил фотосъёмку. Есть сведения коллег, что он начинал работать по этой специальности ещё в Абане Красноярского края. В Игарке Малобицкий проявил себя профессионалом. Судить об этом можно по тем работам, которые были сделаны на Севере.

Публикации снимков Малобицкого можно увидеть в игарской газете «Северная стройка». Вполне вероятно, были они и раньше, но в газете авторов фотографий указывали редко. Часто давалась просто подпись фотографии. Лишь позже стали появляться и указания авторства.

Благодаря Государственному каталогу музеев РФ можно изучить коллекции редких фотографий. Одна из них – из фондов Красноярского краевого краеведческого музея (далее буду использовать название КККМ) – включает в себя работы С. О. Малобицкого. Наиболее ранние из них тоже относятся к 1935-1936 гг. Хотела бы выразить благодарность Красноярскому краевому краеведческому музею за то, что мне позволили использовать часть фотографий из этого собрания.

Малобицкий выезжал в середине 30-х гг. в разные северные точки. Об этом можно судить как раз по фотографиям в Госкаталоге музеев. Степан Осипович побывал, например, в 1936 году на Норильской железной дороге, запечатлел там первую её станцию. У подножия горы Шмидтиха он снимал первые дома и линию узкоколейки.


Первая станция Норильской железной дороги. 1936 г. Из фондов КККМ.


Тогда же он отправился на мыс Челюскин. И там сделал довольно редкие снимки. На одном из них – знак Амундсена, поставленный им во время Северного похода в 1919 г., на другом – могила Тиссена, сотрудника Амундсена, посланного им с известием о проходе Северным морским путём с мыса Челюскин на остров Диксон, на третьем – белые медведи.


Мыс Челюскина. 1936 г. Слева – знак Амундсена, поставленный им здесь во время Северного похода в 1919 г. Из фондов КККМ.

 

На Диксоне Малобицкому удалось снять в 1936 г. запуск шара-пилота для изучения верхних слоёв и полярный радиоцентр. Удачно запечатлено в 1935 г. во льдах мыса Челюскин экспедиционное судно Севморпути «Владимир Русанов», в Карском море – морские суда, гружённые игарским лесом.


Морские суда, гружённые игарским лесом, идут в Карском море. 30-е годы.


Впечатляет снимок 1937 года «Усть-Портовый. Буровая нефтеразведывательная экспедиция на Таймыре». Высокое сооружение в виде пирамиды, оно, видимо, и служило местом размещения бурильной установки, рядом – деревянные домики. Работая на Игарском радио, я побывала в 1988 году на открытии Ванкорского месторождении нефти (официальная дата 22 апреля). Но тогда я даже не подозревала, что поиском нефти на Таймыре занимались с 1936 года. Ещё в 1935 году начальник Главсевморпути О. Ю. Шмидт в своём интервью газете «Правда» сообщал: «В ближайшие годы, очевидно, начнется добыча нефти в обширной полосе от устья реки Хатанги до Нижнего Енисея». В 1936 году в районе Усть-Порта была создана постоянная Усть-Енисейская нефтяная экспедиция. Начались более детальные и комплексные исследования.

Юрий Евдошенко пишет на сайте «Сибирская нефть» в статье «Как Арктика стала нефтегазовым регионом: на подступах к Таймыру» о том, как в ноябре 1936 г. на левом берегу Енисея, возле устья реки Малой Хеты, станком КА-500 началось бурение первой структурной скважины. С 1936 по 1938 год включительно было пробурено пять скважин глубиной 220–240 м.

Оказывается, «из-за аварий до проектной глубины 500 м они не дошли и не вышли из зоны вечной мерзлоты. В 1938 году в скважине № 3 с глубины 70,6 м был получен фонтан газа давлением до 3 атм. Кроме этого во всех скважинах в угленосной меловой толще были отмечены пески, давшие жёлтую и коричневую вытяжки в бензине и бензоле». Извлечённые в лаборатории НГРИ из песков битумы по своему составу оказались нефтяными. Уже тогда специалисты понимали перспективность поиска нефти в этом районе. А условия, в которых этим занимались, были очень жёсткими. Думаю, что геологов того времени можно отнести к героическим первопроходцам.

Работая уже в Красноярске, Степан Осипович часто обращался к северным сюжетам. В 1939 г. был сделан снимок башни мощного арктического радиомаяка на острове Диксон, в 1940 г. – дома отдыха Норильского комбината на озере Лама и гидросамолёта на заправке в Волочанке Таймырского национального округа. В трудный военный период, в 1941 году, он едет в Норильск и снимает упаковку мин на Норильском заводе. Он побывал также в 1939-1940 гг. в знакомой ему Игарке и сделал новые зарисовки. Но об этом стоит рассказать отдельно.

 

Игарская фотоколлекция

Наиболее известны фотографии Степана Осиповича Малобицкого, связанные с проведением Карских экспедиций на Енисее на Крайнем Севере. Отгрузка лесного экспорта велась в летнее время практически круглосуточно, ведь в полярный день светло даже ночью. Всё население заполярного города Игарки было устремлено к одной цели – своевременной отгрузке в короткий навигационный период сибирского леса на иностранные пароходы. Жизнь морского порта нашла отражение в фотолетописи Малобицкого.


Порт Игарка. Погрузка иностранных кораблей ночью. 1936 г. Из фондов КККМ.

 

Очень насыщенный по деталям снимок: у причала стоят один за другим иностранные пароходы, рядом с ними размещены экспортные пиломатериалы. Сам причал вымощен досками, по этому настилу подвозят партии леса – автолесовозами и на лошадях. Справа стоит медведка, на которую грузили доски на лесобирже, потом её тащила к пароходам лошадь. Причал освещается. Судя по всему, наступило осеннее время, когда день снова стал короче.

Имя Степана Малобицкого тесно связано с созданием детской книги «Мы из Игарки», которая была издана при поддержке А.М. Горького и Ромэна Роллана в 1938 году. В первом издании книги указаны не только её составитель А.М. Климов и редактор Т. Г. Габбе. Отмечается также: «Фотографии С.О. Малобицкого и др.». Известно, что в сборнике есть и фотографии детей, к сожалению, авторы не указаны под каждым снимком. Но установить авторство многих работ Малобицкого не так сложно. Они есть в Госкаталоге музеев РФ.

Детская книга удивила многих и была представлена на международной выставке в Нью Йорке в 1939 году, в ней были собраны не только лучшие рассказы детей о героическом освоении Арктики, но и редкие фотографии Севера, Игарского морского порта. Снимки «Погрузка иностранных кораблей ночью» и «Укладка досок на бирже пиломатериалов» относятся к числу наиболее впечатляющих.


Укладка досок на бирже пиломатериалов. 1936 г. Из фондов КККМ.


Лесобиржа на Игарском лесопильно-перевалочном комбинате была «городом в городе». Настолько велика, что в ней были свои улицы, проулки. Штабеля леса были необычайно высокими.

В коллекции Красноярского краевого краеведческого музея есть и другие фотографии, сделанные на Игарском лесокомбинате. Наиболее удачной и колоритной, на мой взгляд, является та, что отражает сортировку брёвен в бассейне. В коллекции Красноярского краевого краеведческого музея на сайте Госкаталога музеев она названа так: «Полярной ночью у бассейна лесозавода № 2. 1936 г.».

Эта фотография мало известна. Но представляет, конечно, исторический интерес. Выглядит несколько экзотично: всюду лежит снег, глыбы льда, которые образовались от испарений воды, висят на здании. Даже брёвна покрыты снегом, но вода в бассейне подогревается, поэтому процесс сортировки идёт постоянно. Рабочий толкает шестом бревно, определив его размер, в нужный рукав. Затем лес попадает на распиловку в лесозаводы.


Полярной ночью у бассейна лесозавода № 2. 1936 г. Из фондов КККМ.

 

Я видела процесс сортировки брёвен на комбинате, но это было в 80-е годы. Сотрудники Игарской студии телевидения, где я работала, часто снимали подобные сюжеты. Знала от работавших там, что заниматься этим постоянно на открытом воздухе было тяжело. Даже в сильные морозы распиловка сырья не прекращалась. Трудно себе представить, как выстаивали здесь смену рабочие, а были это, в основном, женщины. Зимой сделать снимки в Заполярье довольно сложно, темно, техника на морозе ведёт себя непредсказуемо, фотоаппарат нужно постоянно прятать для согрева. Одним словом, требуется мастерство. Поэтому и считаю эту фотографию очень ценной. Впервые увидела её на выставке, которую организовал Красноярский краевой краеведческий музей к 90-летию Игарки.

Там же была фотография 1940 года, запечатлевшая механизированную выкатку брёвен для игарских лесозаводов. Исторический снимок. Он отразил технологию выкатки леса, которая была разработана работниками Игарского ЛПК и успешно использовалась на складе сырья.

Поистине памятными стали и другие снимки заполярной Игарки. Они помогают восстановить представление о том, что сейчас уже утрачено. Например, исторические моменты 1940 года. Это, прежде всего, здание Игарского торгового морского порта (позже здесь располагалось управление речного порта), на нём запечатлены вывески на английском языке, ведь это был центр международной торговли лесом. В том же году сделан панорамный снимок Игарской протоки, которую отличает глубоководность и способность размещать сразу большое количество морских пароходов под погрузкой лесным экспортом. Были запечатлены также речная пристань, плотокараваны с сибирском лесом для Игарки, деревянные мостовые с едущими по ним автомобилями, новые дома с резными балконами, школа № 3, где учились многие авторы книги «Мы из Игарки», занятия в Игарском педагогическом училище народов Севера, которое открылось в 1939 году. И, конечно, к числу редких работ можно отнести фотографии совхоза «Полярный». Степан Осипович заснял и ячменное опытное поле, и сбор огурцов в теплицах, и посев капусты в открытом грунте, и многие другие сюжеты в северном хозяйстве.

Бывая в различных факториях, соседствующих с Игаркой, фотокорреспондент отразил жизнь коренных народов Севера. Посещение Келлога в Туруханском районе в 1937 году дало богатый материал. Фотография охотника на белок из народности кеты Фёдора Коротких попала в книгу «Мы из Игарки».


Иллюстрация из книги «Мы из Игарки». 1938 г.


В Келлоге была заснята также сдача пушнины, олений обоз. На одной из фотографий – сияющий от счастья охотник-кет Ф. Бальдин сдаёт в Келлоге пятьсот белок. Сюжетные снимки наиболее удачны, они отражают полно экипировку охотников, передают настроение.

Восстановить полную фотоколлекцию Малобицкого 1933-1937 гг. по Северу невозможно. Многие работы публиковались в игарской газете «Северная стройка» (с июля 1935 г. – «Большевик Заполярья»). Архив газеты был изучен журналистом-краеведом А.И. Тощевым, у меня есть возможность использовать эти данные. В них указывается, что в № 6 от 8 июля было опубликовано фото Малобицкого «Домик в Курейке, где жил Сталин в ссылке в 1913-1916 гг.», а в № 24 от 30 июля -- самолёт лётчика Яна Липпа в Игарской протоке.

В 1935 году ещё несколько фотографий в газете имели подпись: «Фото С. Малобицкий». Это снимок «Юные натуралисты Игарки» (№ 14 от 17 июля), общий вид Игарки (№ 15 от 18 июля), клуб «Динамо», где располагался Дом пионеров (№ 40 от 17 августа). В газете от 12 июля 1936 г. одно фото имеет подпись - «Заслуженная артистка республики Маргарита Павловна Кандаурова в Игарском клубе исполнила танец «Гавот», другое – «Солистка балета Большого театра Тамара Степановна Ткаченко исполняет «Яблочко».

Легендарной можно считать фотографию встречи пионеров Игарки с Отто Юльевичем Шмидтом. Она была опубликована в газете «Большевик Заполярья»» 12 сентября 1935 г. с указанием автора С. Малобицкого и использовалась в книге «Мы из Игарки». Многие игарчата, которые были авторами известной книги, имели такие фотографии. Но они, оказывается, разные. Мне посчастливилось рассматривать их вместе с авторами книги Михаилом Цехиным и Ниной Комогорцевой. Они были участниками этой встречи, приезжали в Игарку в 1988 году на юбилей книги. Нина нашла себя внизу – с чёлочкой под шапкой. А Миша стоит слева от Шмидта. Но они показали мне и другой снимок: Нина без шапочки, видимо, сняла её, а Миша в обнимку с другом слева, но чуть ниже. Необыкновенно горды были игарчата тем, что стали участниками редкой встречи!

Интересен взгляд на фотокорреспондента провинциальной советской газеты Малобицкого коллеги из Америки Рут Грубер. В своей книге «Я побывала в Советской Арктике» журналистка пишет о встрече в Игарке с сотрудниками местной газеты «Большевик Заполярья». Это был 1936 год. Руководитель города Игарки В.П. Остроумова предложила иностранной гостье для более близкого знакомства с проблемами Игарки поработать в местной газете. Первое знакомство с её сотрудниками состоялось не в редакции.

В сопровождении сотрудника газеты Нардоенова Рут Грубер сначала проплыла по протоке, своими глазами увидела, как идёт отгрузка лесного экспорта. Она пишет в книге: 

«Мы обошли около двадцати советских и иностранных океанских судов и барж с любопытными названиями для арктического порта: английский «Нью Лэмбтон», норвежский «Гранхейм», бельгийский «Навекс», датский «Фром», их ростры вытягивались, лебёдки поворачивались, когда они поглощали жёлтую древесину». 

Вскоре её доставили на борт двухпалубной деревянной баржи. Далее автор отмечает: 

«В одной из комнат группа молодых мужчин и женщин сосредоточилась вокруг маленького стола. Они встали и представились: сначала – товарищ Филатов, высокий улыбчивый редактор, трое или четверо корреспондентов редакции. Затем – Малобицкий, фотокорреспондент, выглядевший американцем больше, чем я, с «Лейкой», перекинутой через плечо его рыжевато-коричневого брезентового дождевика».

Сотрудники газеты готовили очередной номер выездной газеты «На штурм Карской» на английском языке. Рут Грубер помогала им в этом. Вряд ли мы найдём сейчас где-то подобное описание. Обстановка жизни редакции, подготовка выездных номеров газеты в морском порту передана довольно эмоционально. Становится понятным сразу многое. Ну и типаж фотокора Малобицкого схвачен довольно цепко – колоритная фигура репортёра с «Лейкой», который, судя по всему, держался довольно уверенно и достойно.

Благодаря сотрудникам Красноярского краевого краеведческого музея удалось найти уникальную фотографию «Степан Малобицкий в Игарке. 1935 г.». Она хранится в музее, была передана в его фонды семьёй Малобицкого.


Степан Малобицкий в Игарке. 1936 г. Фото из коллекции КККМ.

 

Редкий снимок. Экипировка довольно шикарная для того времени. Но учитывая, что Степан Осипович часто бывал в командировках по Северу, вряд ли могло быть иначе. К тому же положение в редакции, некое чувство незаменимости придавали уверенность. Таким наблюдала Рут Грубер этого репортёра и во вторую встречу – уже в редакции.

Грубер пишет: 

«После обеда, который обычно я разделяла вместе с работниками Управления Севморпути в столовой, я шла в редакцию газеты, чтобы помочь с выходом английской страницы издания. «Большевик Заполярья» размещался в бревенчатом домике с приступками и крошечным палисадником, который мог похвастаться анютиными глазками… Как только открываешь деревянную дверь наверху лестницы, сразу же оказываешься в небольшой комнате с тремя или четырьмя девушками, печатающими тексты под копирку, одним корреспондентом, грызущим карандаш, и другим, возбуждённо говорящим по телефону, закреплённому на стене. Во второй комнате всегда можно найти корреспондента Тосю Бугаеву, усердно пишущую на краешке стола, редактора Филатова, занимающегося корректурой, и фотографа Малобицкого, сидящего на краю стола, грызущего сухие семечки подсолнечника, которые, как известно, щёлкают и плюют по всей России. Малобицкий достаёт горсть семечек из кармана своего плаща и предлагает мне с лёгким налётом морализаторства: «У вас есть жевательная резинка в Америке, а у нас – семечки подсолнечника».

Уверенность, видимо, была в любой ситуации присуща Степану Малобицкому, он освоился в своей профессии и уже знал себе цену. Подчас он был неосторожен. В 1939 году, например, получил строгий выговор за печать в газете «Красноярский рабочий» фотографии репрессированной семьи -- его предупредили о возможности увольнения в случае повтора «политической беспечности». А вот в своей профессиональной деятельности Малобицкий был принципиален. Многие коллеги отмечали высокий художественный и технический уровень мастера, умение схватить и запечатлеть на плёнке самое важное, самое значительное. Об этом пишет журналист К.Ф. Попов в книге «Нежелтеющие страницы. Два века одной газеты» и писатель Н.С. Устинович в рассказе «Сердце мастера».

По воспоминаниям К.Ф. Попова, после ухода из газеты «Красноярский рабочий» в фотохронику ТАСС Малобицкий публиковал свои работы в газетах «Правда», «Известия», «Труд», «Комсомольская правда», журнале «Огонёк». Собрать коллекцию этих снимков было бы тоже интересно. Возможно, и в ней были северные сюжеты. Но это тема уже другого исследования.

После детального изучения коллекции фотографий Малобицкого по Игарке, Северу и в целом по Сибири я пришла к выводу, что это невероятно интересный материал, который многое может рассказать о том, что уже не сохранилось, но является частью нашей истории и культуры.


    Автор: Мария Мишечкина, журналист, директор Игарского Музея вечной мерзлоты в 1993-2013 гг.


Использованные источники:

1.      Государственный каталог музеев Российской Федерации. Электронный ресурс.

2.      Евдошенко Ю. Как Арктика стала нефтегазовым регионом: на подступах к Таймыру. Сибирская нефть. Электронный ресурс.

3.      Газеты «Северная стройка» («Большевик Заполярья»). Игарка: 1935-1936.

4.      Gruber Ruth. I went to the Soviet Arctic. Simon and Schuster. New York: 1939.

5.      Мы из Игарки. Составитель А. Климов. Подготовлена к печати при участии С. Я. Маршака. — Москва-Ленинград: Детиздат ЦК ВЛКСМ. 1938. 

6.      Попов К. Ф. Нежелтеющие страницы. Два века одной газеты. – Красноярск: Красноярский рабочий, 2007.

7.      Устинович Н. С. Избранное: в 2 т. / Николай Устинович; [предисл. О. Пелымской; оформ. худож. В. Бендингера]. - Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1962 - 1963.








далее в рубрике