Сейчас в Архангельске

14:01 16 ˚С Погода
6+

Девяностолетний эксперимент в Игарке завершён. Что останется?

Арктический продукт Северные города
10 Февраля, 2022, 12:38

Девяностолетний эксперимент в Игарке завершён. Что останется?

Коровы на острове «Игарский». 2006 г. Фото И. Табакаева.



Развитие сельского хозяйства в Игарке Красноярского края, а это арктическая зона, прекратилось окончательно в 2021 году с переводом поголовья коров Муниципального казённого предприятия (МКП) «Надежда», базировавшегося на острове «Игарский», в более южный район Уярский. Учредитель МКП – администрация Туруханского района – руководствовался при этом тем, что молочная продукция убыточна и не пользуется большим спросом у населения, которое численно в городе только падает.                         

Вот так, спустя более девяноста лет, завершилась славная история сначала научно-познавательного, а позже – устойчивого хозяйственного выращивания растительных культур, разведения и содержания поголовья коров, свиней и других животных в условиях Енисейского Севера. Всё это сейчас выглядит как долговременный эксперимент. Как в исследовательской, так и прикладной деятельности.

И трудно сказать, будет ли возврат к прошлому. Опыты растениеводов и животноводов всегда представляли интерес в научном плане. Плоды их трудов, конечно, были отличным подспорьем для местного населения, зачастую заменяли лекарства. А вот для власти и бизнеса – это всегда было сплошной головной болью, ведь на Севере сельское хозяйство требует дотаций, контроля специалистов, неустанного труда.

Когда изучаешь страницы истории становления сельского хозяйства в трудных северных условиях, понимаешь, что человек стремится к экспериментированию не ради праздного любопытства. Он постоянно пытается изучить, можно ли выращивать что-то на полярных станциях, а также в местах размещения поселений в арктической зоне. И полученный в Игарке опыт не раз обобщался и, думаю, будет ещё востребован. Ведь освоение арктических территорий -- дело будущего. Пытливых, обеспокоенных людей всегда интересовали и будут интересовать возможности этого пространства, его природного богатства. Многие труженики, которые до сих пор живут в заполярном городе, любят огородничество. Так называемые дачные участки они содержат в старой части города и на острове, где теперь на постоянном проживании людей поставлена точка (отключено централизованное отопление, дома признаны аварийными). Вряд ли игарчане, привыкшие выращивать зелень, картофель, цветы на своей земле, прекратят этим заниматься.

Мне кажется, в будущем человек, живущий длительное время в арктической зоне, не раз ещё задаст себе вопрос: «Чем всё же здесь лучше питаться?» Молоком из тетрапакетов, замороженной капустой, сухим картофелем или свежими огурцами, помидорами, зелёным луком и натуральными молочными продуктами? Я прожила в Игарке 35 лет. Помню молоко, творог, сливки, мясную и овощную продукцию местного совхоза. Наши дети получали в детской молочной кухне по рецепту педиатра бесплатное натуральное молоко и кальцинированный творог. Оказывается, эта традиция была введена в Игарке ещё до войны.


Сотрудницы детской молочной кухни в Игарке разливают натуральное молоко для малышей. Фото из архива В.Г. Григорьева. 1940 г.


Мы стояли в очередях за продукцией совхоза: за зеленью, картофелем. Чтобы купить натуральное молоко, бежали в магазин с бидонами. Но старожилы помнят и те времена (50-е и 60-е годы прошлого века), когда зимой продавали замороженное молоко – брикетами круглой формы.

Мне очень хочется сказать большое спасибо всем, кто вложил огромный труд в освоение игарских северных земель, выведение особых сортов растений, содержание животных на протяжении почти столетия.

Будем ли мы помнить имена пионеров агронауки? Будем ли помнить тех, кто героически осваивал северные земли, выводил сорта, которые приживались в суровом климате? Тех, кто обживал эти места, переживал здесь репрессии и голод, уходил отсюда на фронт?

Эта довольно грустно окончившаяся история имеет много героических эпизодов. И достойна того, что обратиться к ней в новом веке.

 

На борьбу с цингой 

Совхоз «Полярный» был организован акционерным обществом «Комсевморпуть» в 1930 г. на острове Самоедском (позже назван Игарским). Его отделяла от правого берега Енисея та самая глубоководная протока, в которой был основан морской порт по отгрузке экспортной сибирской древесины. Карские экспортные экспедиции на Енисее проводились с 1924 г. в Усть-Порту, но из-за неблагоприятных погодных условий были перенесены в Игарскую протоку в 1928 г. Сам город Игарка был построен в 1929 г.

Акционерное общество «Комсевморпуть», которое занималось строительством Игарки, организацией вывоза экспорта, обустройством города, сразу проявило интерес к созданию собственной продовольственной базы. Руководителем «Комсевморпути» с 1928 г. стал известный исследователь Арктики Борис Васильевич Лавров, который вникал во все вопросы строительства Игарки и организации жизни людей. Конечно, проблема доставки продуктов на Север сразу встала остро. Голод, цинга стали главными причинами того, что многие добровольно приехавшие строители уехали уже в следующую навигацию.

В 1930 г. в Игарку были отправлены принудительно несколько тысяч раскулаченных крестьян и членов их семей. Но уже в 1931 г. они стали массово умирать от цинги. С каждым годом росла численность населения, а вместе с этим увеличивалось число заболевших цингой. Весной 1933 г. их было более трёх тысяч человек. В архивах «Комсевморпути» сохранилось множество депеш вышестоящему руководству по поводу крайне сложной ситуации.

Неудивительно, что для поиска способов выращивания собственной свежей продукции Б.В. Лавровым был создан в 1930 г. опорный пункт сельского хозяйства, который позже стал Игарской комплексной сельскохозяйственной опытной станцией. Директором была назначена приглашённая из Ленинградского института растениеводства научный сотрудник Мария Митрофановна Хренникова. Она уже имела опыт экспериментирования в условиях Арктики. Летом 1930 г. организовала работы по подготовке парников, завозу семян, удобрений. Весной 1931 г. приехали новые научные сотрудники П.Ф. Поляков, А.Н. Колотилова, М.К. Письменная, П.Д. Вершинина. Совхоз «Полярный» вскоре стал использовать передовые разработки науки. Учёные имели амбициозные планы, буквально, горели желанием доказать возможность получения урожаев в арктических регионах. Первые результаты были довольно скромными. Но очень обнадёживающими.

М.М. Хренникова считала главной проблемой на Севере заботу о почве. В книге «Первая Ленская» (1936 г.) Б.В. Лавров подчёркивал, что Мария Митрофановна постоянно говорила ему о реконструкции почвы. Она рассказала как о достижениях, так и неудачах: 

«С конца марта ежедневно снабжаем свежими овощами больницы и детские учреждения. Остаток идёт в Горторг и кооперацию. А вот вырастили мы, по распоряжению доктора, шпинат, как противоцинготное средство, да так и оставили. Никто не хочет его есть. Не знали игарцы этого растения на прежнем месте жительства, не хотят его знать и здесь, хотя его витаминозность не внушает никаких сомнений. Не хотят они использовать и ревень».

Из года в год эксперименты растениеводов становились всё более результативными. Об одном из них пишут, например, в статье «Возделывание многолетних трав в Заполярье» Н.А. Сурин, В.М. Зеленский, И.С. Дергунов: «Первые посевы многолетних трав на Енисейском Севере были проведены в 1932 г. в Игарке на опорном пункте Всесоюзного института растениеводства. Здесь было испытано более ста видов и сортов многолетних трав».

В 1933 г. Комсевморпуть был передан в ведение Главного управления Северного морского пути (ГУСМП), созданного постановлением Совета народных комиссаров от 17 декабря 1932 г. Его руководитель академик Отто Юльевич Шмидт был известен глубокой преданностью Арктике. Он верил в её будущее, создавал необходимые условия для того, чтобы покорители Севера ни в чём не испытывали нужду.

Английский журналист Питер Смолка уже при первой встрече с Отто Юльевичем был удивлён тем, с какой любовью он говорил о возможностях Севера и его природы. В книге «Сорок тысяч против Арктики» (1937 г.) он приводит рассказ Шмидта о климате, холодном лете в Арктике. Отто Юльевич утверждает, что постоянное солнце в течение полярного лета обеспечивает многим растениям уверенный рост. При этом он перечисляет растения, которые растут в Арктике. И подчёркивает, что они растут и ночью, солнце ведь не заходит. Далее Шмидт говорит: 

«То же самое касается и плантаций капусты. Мы получаем больше капустных листьев, чем на Волге. Люди в северных городах едят всё больше и больше свежих овощей, которые они вырастили сами в открытом грунте на воздухе и в теплицах: томаты, огурцы, редис, цветная капуста. А сейчас мы экспериментируем с пшеницей и овсом. Наша географическая позиция заявляет, что мы северная страна и должны всегда развивать север».

 

Не только овощи, но и смородина, малина

Интенсивное развитие сельского хозяйства в Игарке было приоритетной задачей для руководства ГУСМП. Постоянно укреплялась материальная база как совхоза, так и опытной станции. В журнале «Советский Север» (№ 1 за 1934 г.) была опубликована статья «Итоги трёхлетней работы совхоза «Полярный» в Игарке». В ней констатируется, что хозяйство уверенно развивает растениеводство, теплично-парниковое хозяйство и животноводство.

Для дальнейшего развития научной базы в этой отрасли в 1934 г. в Игарке открывается Полярный институт земледелия. Его возглавил известный учёный-плодовод Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева Пётр Генрихович Шитт. Со своими коллегами он произвёл обследова­ние дикорастущих ягодных зарослей в прибрежной зоне Енисея и собрал ценный материал, на основе которого был составлен оригинальный научный труд с практическими выводами и подробными агротехнически­ми указаниями по культуре плодово-ягодных растений в Заполярье. Статья «Перспективы плодоводства в районе Игарки» была опубликована в журнале «Социалистическая реконструкция сельского хозяйства» (№ 10 за 1936 г.). В книге «Пётр Генрихович Шитт» (серия «Учёные академии»), изданной в 1955 г., отмечается: 

«П.Г. Шитт и сотрудники его кафедры за 1936-1938 гг. провели большую работу по изучению и внедрению куль­туры ягодных и древесных плодовых растений в Енисей­ском Заполярье. Было установлено, что земляника при соответствующей агротехнике не вымерзала и давала зна­чительный урожай. То же выявилось в отношении сморо­дины и малины. Стелющаяся форма яблони удовлетвори­тельно развивалась». 

В журнале «Советская Арктика» (№ 1 за 1938 г.) отмечались результаты деятельности сотрудников Полярного института земледелия: «изыскания показали, что за полярным кругом могут расти не только овощи, но и плоды, и ягоды специальных сортов, некоторые из них в открытом грунте, другие -- в теплицах. На этой основе в Игарке уже началась организация плодово-ягодного питомника, где будет расти 14 тысяч различных плодовых растений. В Игарке даже намечается создать плодово-ягодный сад…»

10 августа 1936 г. в местной газете «Большевик Заполярья» была опубликована статья П. Г. Шитта «Плоды и ягоды в Заполярье». Многие моменты могут сейчас показаться наивными. Но создание питомника при стабильном финансировании, думаю, было вполне реальным. Игарчанам хорошо известны факты произрастания в районе города и смородины, и малины.


  Плодово-ягодный участок. Малина. Стелющиеся яблони. Фото И. Балуева. 1938 г.

        

От хозяйств коллективных -- к личным 

В 1935 г. первым секретарём Игарского горкома ВКПб стала Валентина Петровна Остроумова. Энергичный руководитель продолжила политику снабжения города собственным продовольствием. Она избрала для этого не только путь развития совхоза «Полярный», опытной станции, но и вовлечение населения в создание личных подсобных хозяйств.

Необычный факт для того времени отмечает в своей книге «Удивительная Игарка» Р.В. Горчаков. Он нашёл в газетах «Большевик Заполярья» публикации о том, что местные власти Игарки «… выбили у Наркомфина целевую трёхмиллионную ссуду под развитие на Севере личных хозяйств. Впервые за много лет люди получают возможность снова ощутить себя хозяевами: начата выдача беспроцентных кредитов на три года для покупки коров, свиней, кур. Из Красноярска уходят на север баржи с «поголовьем для Игарки», в конце Трудовой улицы открывается лабаз по продаже комбикорма, овса и отрубей, и знаменитая виза «Годен!» украшает личное дело прибывшего в заполярный порт ветеринарного светила из Костромы Андрея Прокофьевича Корниенко. Помещённый в газете призыв Остроумовой «Обзаводитесь скотом и птицей!» оказался подкреплённым – как это всегда бывало при Валентине Петровне – прочной материальной базой. Многие очевидцы рассказывали позже, что семьи игарчан оборудовали пристройки, стайки прямо у своих домов, держали коров, свиней, кроликов. На фотографиях Игарки 30-40-х годов можно часто увидеть рядом с домами гуляющих свиней.

Но важно отметить также, что, благодаря лояльной политике В.П. Остроумовой, направленной на восстановление в правах трудпереселенцев (так называли насильно высланных на север людей), удалось привлечь в сельское хозяйство грамотных специалистов, добросовестных тружеников, которые любили работать на земле. Бывшие раскулаченные крестьяне с радостью стали заниматься привычным для них делом. Но именно эти труженики становились часто жертвами новых репрессий. В отчётах о работе совхоза часто называли в числе причин отсталого развития хозяйства или неурожаев «заговоры» и «диверсии» врагов народа. Их находили, как правило, в среде сосланных.

В 1935 г. отмечено резкое снижение заболеваний цингой. К тому времени ситуацию уже взяли под контроль медики. Был даже открыт в 1934 г. филиал Всесоюзного института экспериментальной медицины. Но своё веское слово сказали в этой борьбе и труженики сельского хозяйства, и учёные. Снабжение полезной свежей продукцией из совхоза сыграло положительную роль. И на достигнутом никто останавливаться не собирался.

В отчёте Игарского городского Совета, который был подготовлен руководителем города Игарки В. П. Остроумовой в 1935 г. для представления председателю ЦИК СССР М. И. Калинину, указаны данные о развитии совхоза за несколько лет. В 1931 г. в эксплуатации уже были теплицы площадью 100 кв. м, посевные площади в 17 га. В теплицах собирали огурцы, помидоры, редис, зелёный лук, в открытом и закрытом грунте были выращены картофель и капуста. Использовались также парники – сто рам. С каждым годом увеличивалось число площадей под посевы и посадки. В 1934 г. площадь посева уже была 96 га. Под теплицы было отведено 830 кв. метров. Под парники использовалось 916 рам. Поголовье скота увеличилось в два раза, стали разводить свиней (161 голова).


Сбор свежих огурцов в теплице совхоза «Игарский». Фото С. Малобицкого.

 

На общих посевных площадях выращивались турнепс, капуста, брюква, репа, лук на перо. Третья часть площадей отводилась под картофель и чуть больше – на овёс (на зелёнку). В теплицах Игарки было получено в 1934 г. 5740 кг лука, 2263 кг огурцов, 675 кг помидоров, в парниках выращено 43 кг цветной капусты, 1212 кг лука, 433 кг огурцов, 372 кг обычной капусты, 445 кг моркови.

 

Впереди шла наука

Опытная станция продолжала научное экспериментирование. Местная газета «Большевик Заполярья» постоянно сообщала об этом. 3 февраля 1936 г., например, появилась статья «Опыт выращивания овощей». В ней говорится:

«На совещании в сельхозуправлении Главсевморпути зав. Игарским опорно-опытным пунктом при совхозе «Полярный» тов. Хренникова сделала интересный доклад об итогах работы пункта за 1935 г. Почва совхоза – чистые пески и супесь. Чтобы получить урожай, необходимо ежегодно вносить от 50 до 70 т навоза на гектар. Работа опорного пункта в 1935 г. проходила в двух направлениях по сортоиспытанию и агротехнике. Результаты говорят о возможности успешного культивирования картофеля, брюквы, репы, кольраби, редьки, капусты, редиса, салата, укропа, петрушки, лука, шпината».
  

А в ноябре 1936 г. М. Хренникова сама поведала в своей статье «Достижения заполярного земледелия» о работе полярной станции.

Сотрудники осваивали высадку новых культур, добивались повышения урожайности. На опытных полях она была значительно выше. Об этом писал, например, агроном Игарского Горземотдела Г. Боровиков в журнале «Советская Арктика» (№ 6 за 1939 г.). Одна из иллюстраций очень редка и красноречива. На ней запечатлено парниковое хозяйство, хорошо видны укрывные материалы, свёрнутые в рулоны и используемые в холодное время суток.


Парники совхоза «Полярный». Иллюстрация из журнала.

 

На опытном участке особенно следили за урожаем новых видов картофеля, белокочанной капусты, выращивали красносельскую брюкву и многое другое. О работниках опытных полярных станций мало писали, это были одержимые наукой люди, очень трудолюбивые и настойчивые. Пионеры в своём деле. И не всегда можно рассказать о них, потому что они оставались в тени своих исследований, испытаний.

Вот и о роли в становлении растениеводства Енисейского Севера М.М. Хренниковой я слышала так много от окружающих, а в литературе, в архивах институтов найти ничего невозможно – ни биографии, ни фотографий. Впервые я услышала о Марии Митрофановне от Виктора Петровича Астафьева, он называл её не иначе как «кудесницей», талантливой «агрономшей». Было-то в те времена Виктору Астафьеву, коротавшему в Игарском детдоме своё отрочество, пятнадцать лет, но даже он был наслышан о её опытах. Голодные ребятишки умудрялись перебираться на берег острова и таскать с полей совхоза турнепс, картошку. Неудивительно, что получали нагоняй. Возможно, и от самой Хренниковой.

Она отдала почти четверть века проведению растениеводческих экспериментов на Севере. «Почётный полярник» — написано на месте её погребения в Санкт-Петербурге. За работу по развитию земледелия и повышению урожайности совхозных полей Заполярья М.М. Хренникова награждена в 1944 г. орденом Трудового Красного Знамени.

Хочется сказать об этом исследователе Арктики особо...


Продолжение следует.


Автор: Мария Вячеславовна Мишечкина, директор Игарского Музея вечной мерзлоты в 1993-2013 гг.

далее в рубрике