Сейчас в Архангельске

23:52 ˚С
6+

Как живёт Норильск в зимнее ненастье: чёрная пурга, ливневый снег и штаб "Шторм"

Северные города Природа Арктики

Как живёт Норильск в зимнее ненастье: чёрная пурга, ливневый снег и штаб "Шторм"
Линия электропередачи после пурги. Фото отсюда.


Последнее крупное географическое открытие на планете Земля было сделано у полуострова Таймыр. Экспедиция 1932-33 годов под руководством Г. Ушакова и Н. Урванцева нанесла на карту Родины острова архипелага Северная Земля, увиденного издалека ещё в 1913 году, но оставшегося неизведанным на целых двадцать лет! Вдумаемся в эти даты. Начало тридцатых годов прошлого века. Семимильными шагами развивается авиация, распространена фотография, разработаны новые методы навигации, а на планете всё ещё есть участок суши, оставшийся белым пятном! Такая задержка объясняется только климатическими особенностями региона. Ибо вряд ли есть ещё где-то на Земле место с настолько неблагоприятными для человека погодными условиями.

Автору этих строк часто возражают, приводя в пример аналогичные и более северные регионы планеты, например, север Скандинавии, Чукотку, Канадскую и Американскую арктические зоны. Да, тоже не курорт, однако там гораздо комфортнее по причине, как минимум, двух тёплых течений – Гольфстрима в Атлантике и целой группы аналогичных течений, типа Куросио, в Тихом океане. В результате, если мы посмотрим на карту Евразии, то увидим, что Таймыр находится практически посередине континента и равноудалён от этих природных источников тепла.

Однако даже не это обстоятельство делает нашу территорию самой суровой в климатическом отношении. Строго говоря, отрицательные температуры на Таймыре редко падают ниже -50 С, и держатся такие морозы недолго, в то время как в Якутии, например, каждую зиму морозы то и дело опускаются за отметку в -60 и могут оставаться в этом регионе неделями и даже месяцами. Недаром полюсом холода считается Оймякон, посёлок в Якутии, где была зафиксирована самая низкая температура воздуха в северном полушарии – 77,8 С. Таймыр, конечно гораздо «теплее».

Так что же так влияет на людей именно здесь, в горах, тундрах и арктических пустынях нашего полуострова и сопредельных территорий? Что до сей поры не даёт полноценно освоить природные богатства Таймыра, делая наш регион одним из самых безлюдных? Ветер! Его величество ветер, который дует на Таймыре более трёхсот дней в году с разной скоростью, иногда достигая рекордных отметок в сорок метров в секунду и даже больше! Недаром именно здесь, в Норильске, была внедрена в профессиональный обиход метеорологов такая категория, как жёсткость погоды. Это показатель того, как человеческий организм воспринимает мороз в сочетании с ветром. Измеряется жесткость погоды в условных единицах (иногда в градусах Цельсия, но чаще в баллах, чтобы не путать) и вычисляется как сумма температуры и двойного значения ветра. В Норильске, например, в декабре 1976 года при температуре −47 °C регистрировались порывы ветра до 25 м/с, что в категории жёсткости дало −97 градусов (баллов). Это ниже предполагаемого минимума температуры на Полюсе недоступности в Антарктиде, который, по минимальным на настоящее время оценкам, равен −94,5 °C.

После пурги. Светофор.jpeg

 Светофор после пурги.


Самая чёрная пурга

Если к этому чудовищному холоду добавить снегопад, зачастую настолько плотный, что в метеопрогнозах появился ещё один непривычный для многих термин ­– «ливневый снег», то можно очень приблизительно представить себе, что такое «чёрная пурга». Это словосочетание тоже впервые появилось Норильске. Дело было в январе 1957 года. Начинался первый год «свободного» Норильска – города, переставшего быть сталинским лагерем и перешедшего полностью на обычную экономику. Подавляющее большинство заключённых, переживших не одну свирепую зиму и самые суровые снежные бураны, тогда покинули территорию. Их бараки были переделаны под общежития и обычные квартиры для новобранцев – молодых строителей горно-металлургического комбината и города, приехавших по зову сердца, Партии и комсомола на Крайний Север. Город тогда обновился почти полностью. Достаточно сказать, что за период с 1953 (начала закрытия лагерей после смерти Сталина) до 1 сентября 1956 года Норильск покинули более семидесяти тысяч бывших заключённых, на смену которым прибыли новобранцы в ещё большем количестве. Большая их часть никогда не сталкивалась с арктическими холодами и ураганными ветрами Таймыра. Да и полярная ночь с многометровыми снегами тоже им были неведомы….

Всем миром против снежной стихии. 1983.jpg

  Расчистка железнодорожных путей от снега.


Самая знаменитая пурга в истории Большого Норильска началась на исходе полярной ночи, 15 января, набрав привычную для многих силу ветра около 25 метров в секунду. Норильчане умели справляться с таким ненастьем и привычно прекратили работы на открытом воздухе, максимально задействовав технику и людей для очистки улиц от снега. Многие не выходили из домов, ожидая окончания вьюги. Но ветер и не думал успокаиваться! Напротив, к вечеру он достиг максимальной скорости, которую могли зафиксировать приборы того времени – 40 метров в секунду, а затем значительно (именно это слово применяли впоследствии участники событий и специалисты) превысив её! Мы не знаем насколько, но такого в Норильске в обозримом прошлом ещё не было!

Невероятный циклон бушевал несколько суток. Он переворачивал автомобили (!), валил опоры освещения и электропередач, срывал крыши. Прервалась телефонная связь. Город был парализован настолько, что возникла опасность остановки единственной тогда в Норильске теплоэлектроцентрали (ТЭЦ) – основного источника тепла и света на территории. Во всех учреждениях, промышленных переделах, школах и детсадах была объявлена актировка. Этим термином в Норильске называют актированный (оформленный актом) день, когда из-за непогоды разрешается не посещать занятия, не выходить на работу, не выполнять запланированных мероприятий. Отмены работ применялась в Норильске задолго до «чёрной пурги», но стали регламентным процессом только после этого события. Тогда был разработан порядок объявления актировок в зависимости от температуры воздуха и ветра для школ и предприятий. Была составлена специальная таблица и разработана схема оповещения населения. Регламент актировок действует в Большом Норильске по сей день.

Тогда, в январе 1957 года, Норильск испытал, возможно, самую сильную пургу в своей истории. Часть людей оставалась на предприятиях не в силах вернуться домой, другая часть была заблокирована снегом в домах. Не было света и тепла. На улицах протянули тросы и канаты вдоль стен домов, чтобы как-то можно было передвигаться. Идти приходилось вслепую и люди терялись в нескольких метрах от жилья! По радио непрерывно призывали население не выходить из дома…

Пурга занесла все самостройные посёлки в окрестностях города, которых было около четырёх десятков, а официально зарегистрированных построек (балков) в них -- около четырех тысяч! Фактически же таких хижин было гораздо больше… Хозяевам этих самодельных маленьких домиков приходилось хуже всего: они вполне могли остаться под снегом навсегда. Спасались сами – все, кто мог держать лопату в руках, попеременно работали на улице, по очереди отгребая снег от домов несколько суток. Только так жители «балкостроя» смогли выжить. Когда стихия угомонилась, возле этих построек высились многометровые сугробы ручной работы…

Для ликвидации последствий разгула стихии всех горожан вывели на расчистку подъездных путей и территорий. Тем не менее деятельность Норильского Комбината в первый и последний раз была остановлена! Встали металлургические заводы непрерывного технологического цикла, что было равносильно катастрофе. Кроме того, после этого многие новобранцы, серьезно испугавшись заполярного климата, покинули Норильск при первой же возможности. В Большом Норильске снова возникла кадровая проблема вдобавок к множеству производственных.

Последствия «чёрной пурги» в Норильске были настолько значимы, что самостоятельно их ликвидировать норильчане не могли. Поэтому 22 июня 1957 года Совет министров СССР принял предложение Госплана СССР о возмещении Норильскому горно-металлургическому комбинату потерь от стихийного бедствия в сумме почти 20 миллионов рублей. Беспрецедентный случай!


Когда пурга возвращается

Многие источники утверждают, что сам термин «чёрная пурга» появился ещё в XIX веке. Коренное старожильческое население и кочевники-тундровики так называли эту особенность таймырского климата не из-за силы ветра, а по причине обильного снега, из-за которого напрочь пропадала видимость и затруднялась ориентация на местности. Кочевые народы хорошо были знакомы с этим феноменом и столетиями умели пережидать непогоду прямо в тундре во время своих аргишей (оленьих караванов). А в новой истории жителям Большого Норильска пришлось учиться справляться с непогодой совсем на другом уровне. Надо было защитить не только свои дома и дороги, но и основные коммуникации, и жизненно-важные переделы производства. Немалую роль в этом процессе сыграли снегозащитные сооружения инженера Михаила Потапова и значительно увеличенный парк специальной техники, собранный в новое подразделение, – управление автомобильных дорог и снегоборьбы (УАДиС).

уборка во дворах.jpeg

 Уборка во дворах.


Норильчане научились не только строить, но и защищать автомобильные и железные дороги, сеть которых неизбежно увеличивалась с развитием промрайона. Каждую зиму в Норильском промрайоне случается порядка 8-16 сильных циклонов, каждый из которых сопровождается шквальным ветром и обильным снегом. Обычно это случается, когда температура воздуха резко повышается с –40С до – 20С, а то и до –5С. Такие перепады – это почти всегда пурга и мокрый, вязкий снег! В Норильске при такой погоде закрываются дороги для движения легкового транспорта, если пурга сильнее, то перестают ходить автобусы между районами, а если стихия ещё более сильна, то и технологический транспорт временно прекращает движение. Зато на дороги выходят специальные тяжёлые машины для очистки снега.

Спецтехника расчистила дорогу.jpg

  Спецтехника расчистила дорогу.


В такие периоды жители района Кайеркан, что в 25 километрах, работающие в Норильске, не могут вернуться после работы домой. Мало того, металлурги Надеждинского металлургического завода, который расположен на полпути между Норильском и Кайерканом, вынуждены оставаться на рабочих местах и продолжать трудится во вторую смену. Такая ситуация складывается несколько раз в течение зимы. Тогда на дороги выходит специальная снегоуборочная техника, которая непрерывно чистит трассу, а автобусы собирают в колонну, чтобы в сопровождении спецтехники провести пассажиров до Надежды, Кайеркана и обратно. Однако бывает, что чёрная пурга возвращается, и тогда движение по трассе Норильск-Надежда-Кайеркан замирает, несмотря на все усилия техники. Это происходит не каждый год, и, как правило, движение автобусов колоннами удаётся восстановить меньше чем за сутки, однако на это время несколько сотен кайерканцев остаётся в Норильске. Устраиваются, как могут. Кто-то ночует у друзей и знакомых, но большинство перебирается в городской центр культуры (ГЦК), где администрация города обустраивает пункт ожидания. Там в конференц-зале показывают кино, есть вода и чай. Не гостиница, конечно, но всё-таки лучше, чем ожидать погоды на автовокзале…

Семья в пургу. 1988. авт. Богданов.jpg

 Пурга начинается, 1980-е.


Штаб "Шторм"

Сегодня отношения норильчан с пургой максимально регламентированы. Уже в середине 80-х стараниями легендарного директора комбината Б.И. Колесникова был создан штаб «Шторм» – организация, которая начинает действовать по мере необходимости, ещё когда только прогнозируется усиление ветра. Это вневедомственная структура, в которую входят руководители местного ГИБДД, администрации города, автодорожных служб, спасатели и многие профильные специалисты. Они объявляют штормовое предупреждение на территории и совместно принимают решения обо всех действиях во время непогоды, в частности, о закрытии дорог для движения определённых видов транспорта во время действия штормового предупреждения.

В период ненастья все справочные службы города постоянно передают информацию о происходящем. Это и предупреждение, и руководство к действию. Вот цитата из телефонной справки-автомата:

«Дорога Норильск-Алыкель-Дудинка закрыта для движения всех видов транспорта. Автобусы до Кайеркана будут двигаться колоннами с заездом на центральный бытовой корпус Надеждинского металлургического завода. Автобусы до аэропорта Норильска отменены. Сотрудникам аэропорта, работающим по пятидневному графику, разрешено не приезжать на службу. Сам аэропорт работает по фактической погоде из-за метели. Задержаны 4 рейса. В связи с непогодой разрешено не посещать занятия учащимся 1-11 классов первой смены школ Норильска, Оганера, Талнаха, Кайеркана. Также работодателям и учебным заведениям Норильска и Кайеркана рекомендовано разрешить не приходить на работу и на учёбу сотрудникам и студентам, проживающим в Кайеркане и работающим или обучающимся в Норильске. В настоящее время температура воздуха в Норильском промышленном районе минус 19 градусов, ветер юго-восточный, от 12 до 27 метров в секунду».

Работу штаба «Шторм» в Норильске регулирует Постановление администрации № 2054 «О мерах по обеспечению безопасности движения всех видов транспорта в особых метеорологических условиях, возникающих на территории муниципального образования город Норильск». В нём подробно расписано: кто и как должен поддерживать дороги Большого Норильска, особенно самую проблемную, Норильск — Кайеркан, в «проходимом» состоянии во время метелей. Там, например, есть такой пункт: 

«Движение автобусов осуществляется колоннами:

– в туман, метель, ливневые осадки, пыльную бурю, когда видимость из кабины автобуса в светлое или тёмное время суток менее 50 метров. Исключения составляют случаи, когда на отдельных участках маршрута (не превышающих 300 метров) из-за тумана видимость ограничена до расстояния менее 50 метров (в низинах, балках, долинах и т.д.). При этом водитель, как минимум, должен видеть кромку дорожного полотна, выполнять меры предосторожности и двигаться со скоростью не более 20 км/час;

– при скорости ветра более 20 м/с».

Основной, руководящий состав штаба «Шторм» собирается только в экстренных случаях, как, например, во время чёрной пурги. А в рядовых ситуациях, при обычных метелях, собирается только рабочая группа, состоящая из специалистов всех профильных организаций. Место их дислокации — Надеждинский завод, ведь одна из главных задач группы — обеспечение его бесперебойной работы. Каждые двенадцать часов, если пурга затягивается, одна рабочая группа сменяет другую, а всего их пять. Старшим в каждой назначается представитель управления по делам ГО и ЧС.

Рабочая группа штаба «Шторм» созывается, когда нужно закрывать дорогу, чтобы не подвергать риску жизни и здоровье людей. При этом полностью перекрыть дорогу на Кайеркан нельзя ни в коем случае. «Надежда» — завод непрерывного цикла, и его остановка невозможна. Кроме того, жители всех районов Большого Норильска не могут надолго оставаться без дороги. Кайерканцы работают на Надежде и в Норильске, студенты учатся в Центральном районе, бывают и неотложные события. Без автотранспорта не обойтись. Мы научились передвигаться почти в любых условиях. Почти! Усилиями штаба «Шторм» движение по автодороге прекращается только в самом крайнем случае, и ненадолго.

Вот рассказ из газеты «Заполярная Правда» о практике работы во время пурги от Сергея Мельникова, начальника отдела связи, оповещения и АСУ управления по делам ГО и ЧС. Он был старшим одной из рабочих групп штаба «Шторм»:

«Конечно, год на год не приходится — когда-то нас привлекают реже, когда-то – чаще. Иногда смена проходит относительно спокойно, один-два выезда для контроля состояния автодороги и погодных условий, а иногда приходится потрудиться. Так, в 2008 году, все норильчане наверняка помнят, была рекордная за десятилетие зима — очень ветреная и снежная. Тогда пришлось серьёзно поработать, помню, за ночь несколько раз туда-обратно ездили. Сначала дежурная вахтовка в Норильск тащила «скорую» с роженицей, потом вывозили из Кайеркана юношу с аппендицитом. Только вернулись на «Надежду», можно сказать, чаю не успели попить — ещё заявка со «Скорой», пришлось делать третий рейс для доставки очередной пациентки в Норильск. В ту же зиму и «пробку» сложную растаскивали: за «Надеждой», где постоянно переметает, не разъехались КрАЗ-тягач с тралом и Урал–вахтовка, а через полчаса колонна должна пойти. Урал быстро вытащили, а чтобы КрАЗ «выдернуть», пришлось искать гусеничный трактор. Иногда и спасателей приходится привлекать, чтобы людей вывезти. Водители ведь надеются прорваться, при этом с собой у них часто даже тёплой одежды нет: в пиджаках и тапочках едут. Конечно, было бы проще, если бы норильчане понимали, что со стихией не шутят».

Сегодня норильчане, наученные горьким опытом понимают стихию очень хорошо и во время пурги стараются быть осторожными и выполнять все меры безопасности. Погода в Большом Норильске такова, что расслабляться никак нельзя. Ведь Черная пурга может повториться!


Автор: Станислав Стрючков

 

 

 

 

 



далее в рубрике