Стеклянный округ. Часть 3

Рыбный промысел
Артем Богатырев
31 Октября, 2020 | 08:44
Стеклянный округ. Часть 3
Фото: КУ НАО «ЦПиООС»
Часть 1
Часть 2

Когда спрашиваешь, чем больше всего гордятся жители Ненецкого автономного округа, что здесь самое-самое, неизменно один из ответов – это рыба местного улова. Если вы не пробовали печорской сёмги, считайте, что не пробовали сёмгу вовсе – заявили мне без лишней скромности на уточняющий вопрос, о какой рыбе идёт речь. Я, ранее не пробовавший ничего, кроме стандартных для наших магазинов и общепита сёмги слабосолёной, ухи и стейка, поневоле задумался о происхождении потребляемой мной рыбы. Оказалось, что основной поставщик лососевых в нашу страну теперь Чили, и эта южноамериканская страна занимает более четверти рынка импорта морепродуктов в Россию. На втором месте с 20% импорта рыбы Фарерские острова, на третьем – Китай, а далее идет Беларусь, благодаря совместным предприятиям по переработке рыбы, но чаще как посредник в обход продуктовых антисанкций России.

Это не значит, что Россия не может обеспечить себя рыбой, ведь по объёму вылова мы входим в десятку лидеров, а на первом месте Китай. Дело в том, что почти 70% водных биологических ресурсов, то есть рыбы и морепродуктов, добывается на Дальнем Востоке, и большая часть этого улова продаётся на переработку в тот же Китай. Это объясняется просто – туда ближе везти, выше спрос и платёжеспособность покупателей. Крупные китайские компании даже авансируют будущие поставки, чтобы зафиксировать выгодные цены и гарантировать получение необходимого объема рыбы.

Традиционно сложилось, что добытчики рыбы северного района России (Мурманск, Архангельск и НАО) в большей степени ориентировались на российский рынок, чем на экспорт. Однако в магазинах Нарьян-Мара местную рыбу можно встретить всё реже, а в сетевых её и вовсе не купить. И это при том, что, согласно отчётам ведомств и самих промысловиков, добыча рыбы растёт. В специализированном магазине рыболовецкой компании мне сказали, что вся замороженная рыба «зимняя», то есть свежей нет. Всё лето в округе ходили слухи, что в низовье Печоры стоят суда, перегородившие тралами вход рыбы в реку из моря. Основания были веские – ни у кого не клевало, рыбу невозможно было достать даже у браконьеров. Во всех деревнях и сёлах на Печоре мне говорили, что рыбы нет, передавая те же слухи, разлетевшиеся по «стеклянному округу». Кто-то звонил знакомым пограничникам и те якобы подтверждали, что суда стоят, но что они там делают, неизвестно, сетей никто не видел.

 

к.jpg

Реки и озёра тундры НАО. Фото: Артём Богатырёв

 

В итоге в ситуацию были вынуждены вмешаться власти: депутаты окружного собрания писали запросы чиновникам и тем же пограничникам, выходили с законодательной инициативой о введении моратория для пропуска рыбы на нерест с 15 июля по 15 сентября одновременно в НАО и Коми. Похожую ситуацию в Магаданской области учёные объясняли тем, что рыба массово вымерла от голода во время зимовки в море, где была высокая температура. Однако звучали и мнения, что печорскую сёмгу уничтожают уже на протяжении нескольких лет и любители, и профессиональные рыбаки в Коми и в НАО.

Точку в вопросе поставили в конце лета, когда по поручению на тот момент врио губернатора округа Юрия Бездудного была проведена проверка ситуации, и Департамент природных ресурсов и агропромышленного комплекса НАО официально опроверг наличие рыболовецких судов в Печорской губе.

«Как только информация была транслирована нам, мы связались с погрануправлением, у которого есть специальные информационные системы. Они с помощью спутников позволяют определять, где находятся те или иные корабли. Каких-либо кораблей по этой информационной системе обнаружено не было. В ходе рейда на территорию государственного природного заказника регионального значения «Паханческий» была частично обследована акватория Баренцева моря, вертолёт залетел в Печорскую Губу, сделал ряд снимков для того, чтобы показать: никаких тралов, которые в промышленных объёмах вылавливают сёмгу, там нет», — сообщил глава департамента Альберт Чабдаров.

Что мешало провести проверку раньше и тем самым успокоить местных жителей, до сих пор непонятно. Столь поздний ответ вновь запустил слухи, что суда были и, только выловив всю рыбу, ушли, а затем началась проверка. Однако и после этого рыба не появилась, но народную молву остановить, а тем более переубедить гораздо сложнее, чем спровоцировать.

 

 ц.png

Печорская сёмга. Фото: Артём Богатырёв

 

Ещё одним фактором народного недовольства по рыбному вопросу является недоступность любительской рыбалки ввиду дороговизны лицензии на вылов и её краткосрочность, и к тому же ограниченность количества участков для рыбной ловли. И это при том, что рыба в НАО всегда была источником пропитания местных жителей, а во времена повсеместного распространения колхозов – ещё и источником заработка, способного сбалансировать расходы на животноводство. Начиная с 90-х поголовье крупного рогатого скота в колхозах сокращалось, в большинстве сёл и деревень на Печоре фермы постепенно закрылись, скот пошёл на мясо. Вслед за этим сокращалось и количество работников хозяйств, оптимизация расходов повлекла и объединение бывших колхозов, а ныне СПК, в некоммерческую организацию «Ненецкий рыбакколхозсоюз», который местные жители называют «рыбной мафией».

В пользовании СПК находятся, пожалуй, лучшие рыбопромысловые участки на реке Печора, расположенные возле деревень Тошвиска, Лабожское, Пылемец, Щелино и Великовисочное. А местным жителям на территории муниципального образования запрещён не только промышленный, но и платный любительский лов рыбы. Они вынуждены ехать за 100 и более километров в город Нарьян-Мар покупать там лицензии на лов рыбы на платных участках возле города. Чтобы накормить свои семьи свежей рыбой, мужики по ночам вынуждены незаконно ловить её, за что попадают под административное и уголовное наказание. Суды налагают большие штрафы и конфискуют лодки, моторы и снасти с выловленной рыбой. СПК тоннами вылавливает печорскую рыбу и отправляет её на экспорт, в то время как в деревенских магазинах в продаже никакой рыбы нет.

 

 v.png

Выход на Печору из Нарьян-Мара. Фото: Артём Богатырёв

 

В этом вопросе НАО может оценить отличный пример решения важнейшей для северян темы любительского лова на Чукотке. Недавно губернатор Чукотки Роман Копин поручил создать в муниципальных районах и городских округах региона общественные инициативные группы по формированию новых рыболовных участков для осуществления любительского рыболовства. При этом важная задача – участие в таких группах самих рыболовов-любителей. Кроме того, Правительство Чукотского АО продолжает работу с федеральными органами власти по увеличению лимитов для традиционного рыболовства и упрощению процедуры подачи заявок на вылов рыбы для коренных малочисленных народов, в том числе – организации подачи заявок через «Единый портал государственных и муниципальных услуг». Помимо этого, проводится работа по изменению формулы расчёта объёма водных биологических ресурсов (в случае её применения в 2021 году), а также о продлении сроков приема заявок на 2021 год.

Пока же жители печорских сел и деревень днём ловят в основном с берега щук и окуней, прячутся по ночам, чтобы поймать красную и белую рыбу, и ждут решения рыбного вопроса от региональных властей. Власть в округе новая и только недавно начала входить в курс дела, тем не менее, вопрос о пересмотре стоимости лицензии на вылов семги уже решается. Подробнее о сельской жизни в НАО я расскажу в следующем материале.

 

***

Артём Богатырёв, специально для GoArctic

далее в рубрике