История навигации, экспедиции Вилькицкого и сибирская эпопея

Наука
22 Января, 2021 | 15:46
История навигации, экспедиции Вилькицкого и сибирская эпопея

Самка моржа с детёнышем. Ян Блау, 1662 г.


Представляем вниманию читателей новые книги издательства "Паулсен".


Смирнов, В.Г. Арктические экспедиции Андрея Вилькицкого. – Москва: Паулсен, 2021. – 300 с., ил.

Морской офицер, гидрограф Андрей Ипполитович Вилькицкий (1858–1913) известен не только как отец знаменитого открывателя Северной Земли Бориса Андреевича Вилькицкого, но и собственными свершениями, остров в Карском море назван именно в его честь. Именно в пору его деятельности в Главном гидрографическом управлении Морского министерства исследование Северного Ледовитого океана стало систематическим. А.И. Вилькицкий возглавлял управление в 1907 – 1913 гг.

Впервые Вилькицкий оказался в Арктике в 1887 году: в июле этого года он определил самый северный в то время в России гравиметрический пункт в становище Малые Кармакулы на Новой Земле (72°22´33´´с.ш.), а кроме того выполнил промер Хайпудырской губы в юго-восточной части Баренцева моря. В 1894-96 годах он руководил исследованием устьев Оби и Енисея и прилегающей части Карского моря. Если можно говорить о том, что в эти годы Российская Империя начала масштабное «наступление в Арктику», то А.И. Вилькицкий стал первым командиром этого наступления. Однако подробного изучения его вклада в освоение Россией Северного морского пути прежде не проводилось, и книга В.Г. Смирнова восполняет этот пробел. В деталях описывается деятельность экспедиции Вилькицкого на Ямале и Таймыре, побережье которых и пригодность здешних вод для судоходства он изучал.

«Экспедиция методом морской съёмки выполнила опись восточного берега Енисейского залива от острова Диксон до реки Гольчихи, острова Сибирякова, а также судовой промер на входе в Енисейский залив, проверку карт реки Енисей от реки Гольчиха до Туруханска с полуинструментальной съёмкой берегов и промером по фарватеру от Туруханска до Енисейска. Этими работами была доказана доступность для океанских судов гавани у протоки Луковая реки Енисей и обеспечено плавание речных судов по Енисею до города Енисейск. Была выполнена также опись Обской губы, плановой основой которой послужили 52 астрономических пункта».

В 1898-м году именно полковнику Вилькицкому было поручено возглавить Гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО). А в 1905-м году он выполнил важное правительственное задание в Арктике: отправился за границу для осмотра приобретённых министерством путей сообщения судов и сделанных на них приспособлений для плаваний в Северном Ледовитом океане. Из этого понятно, что А.И. Вилькицкий к тому времени зарекомендовал себя как человек весьма сведущий в северном судоходстве. Его деятельность была оценена высоко:

«Русские гидрографические экспедиции в Северном Ледовитом океане с 1894 г. по 1904 г. окончательно показали возможность плавания к устью великих сибирских рек Оби и Енисея и проходимость Карского моря в определенное время года; ими были составлены морские карты и тем облегчено самое плавание в этих водах. В 1905 году был проведен благополучно в реку Енисей целый караван из 22 судов министерства путей сообщения».

Отдельно следует отметить выдающиеся хозяйственные способности А.И. Вилькицкого, его экспедиции были всегда хорошо подготовлены, что впоследствии было характерно и для экспедиций, организованных его сыном, который, уже после смерти отца, также возглавлял ГЭСЛО.

Обложка


Хёсли Э. Сибирская эпопея. – Москва: Паулсен, 2021. – 800 с., ил.

По мнению профессора Федеральной политехнической школы Лозанны Эрика Хёсли, великий поход в Сибирь и освоение Русского Севера – история более захватывающая, чем любой вестерн. Вероятно, поэтому его так интересует мотивация первопроходцев. Хёсли создаёт действительно эпическое полотно: терпит крах Казанское ханство, буйствует опричнина Ивана Грозного, устремляются на восток предприимчивые купцы Строгановы «за сверкающими чёрными соболями из страны Югра», пушнина котируется как валюта, казаки покоряют разрозненные северные племена и берут в жёны местных женщин...

Между тем голландцы и англичане ищут северный путь в Китай, а швед Олаф Магнус выпускает свою карту северных морей – вполне под стать их эпичности:

«На карте видно, как мощные воды гонят корабли, рискнувшие двинуться к северу от Норвегии, прямиком к пропасти, поглощающей их. Смельчаков поджидают морские чудовища, одно страшнее другого. Красная гигантская морская змея обвилась кольцами вокруг корабля, ломая его, мореплавателям грозят встречи с огромными усатыми рыбами и морскими коньками — у них длинные хвосты и клыки, острые, как лезвия бритвы. С этими странными земноводными тварями лучше не сталкиваться! Наконец, существовало убеждение, что на северном Полюсе находилась «магнитная гора», таившая ещё одну страшную опасность: магнит, повелевающий компасами, мог притянуть к себе все гвозди, все металлические швартовные кнехты и захватить корабли в плен».

Книга Хёсли замечательна тем, что он рисует картину одновременно размашистую и подробную, в ней есть место и движениям народов, и дипломатическим переговорам между государствами, и запискам охотников-промысловиков, и ярким характерным приметам быта русских и кочевников. Повествование очень динамично и увлекательно, по стилю оно почти художественное (или, скажем так, популярное) – но при этом с постоянной опорой на исторические источники. В русской истории у Хёсли есть свои любимцы – например, купеческая династия Строгановых, - но русские – не единственные действующие лица «Сибирской эпопеи», ведь Сибирь очень интересует европейских монархов и авантюристов, и, пожалуй, в этом смысле книга – наиболее ценный источник информации. Впрочем, поход Ермака и победа над ханом Кучумом описаны не менее увлекательно. Несмотря на то, что Хёсли не жалеет красок для воссоздания, в том числе, жестокости батальных сцен, в нём нет предвзятости, он даже словно любуется продвижением русских на восток:

«Продвижение колонизаторов напоминает волну, которая катится по течению огромных рек: сначала к северу, к Арктике, потом к югу, к истокам, иногда расположенным очень далеко, и, наконец, вдоль всех основных и неосновных притоков. Как только земля освоена, как только там появляется острог и местные народы соглашаются платить ясак, волна катится дальше, к востоку, к бассейну следующей реки, где все этапы заселения повторяются. Движение, начавшееся с Урала, откуда Ермак совершил свой переход, позволило занять бассейны Оби и Иртыша, затем — Енисея, и, наконец, Лены. Все эти реки входят в десятку самых больших рек мира».

Катится русская волна – за «мягкой рухлядью», за серебряной рудой – и по ходу её движения встают остроги-города: Тюмень, Тобольск, Сургут, Мангазея… впереди Якутск, а затем – великий океан:

«В Северной Америке колонисты ещё не перешли Аппалачских гор, а русские уже стояли у Тихого океана. Менее чем за 60 лет было пройдено больше 6 000 км. Тысяча километров в год — всё время на восток – тысяча километров поиска, тысяча километров промысла».

На сцену выходит новый герой – Семён Дежнёв. Как и в случае с Ермаком, оговариваясь, что о нём известно немногое, Хёсли тем не менее добросовестно излагает практически всё, что известно…

Эту добросовестность пополам с простотой изложения, да общую масштабность создаваемого полотна можно считать главными чертами книги. Правда, чем дальше (а «Сибирская эпопея» доведена вплоть до конца XX века) – тем больше возрастает драматизм и становится несколько заметнее идеологическая составляющая. Повествование закругляется: если первоначально движителем освоения Сибири были меха, то теперь – нефть. Однако от этого грандиозность истории отнюдь не становится меньше, и завершает книгу пассаж, в котором Хёсли настаивает на определяющем значении Сибири для России:

«250 лет назад Михаил Ломоносов предсказывал, что будущее России будет решаться в Сибири. Конец XX века подтвердил его правоту. Сегодня необъятная сибирская земля – уже не просто далёкая азиатская провинция, не сказочный рог изобилия и не супермаркет природных ресурсов, откуда Россия может брать, сколько захочет. Теперь судьба России зависит от Сибири. Её развитие будет определять расцвет или дальнейшее падение страны».
Обложка


Дональд Джонсон, Юха Нурминен «История мореплавания и навигации». – М.: Паулсен, 2021. – 378 с., ил.

Эта роскошно иллюстрированная книга – конечно, не только об арктическом мореплавании, но и об освоении людьми всего Мирового океана. Кроме того, поскольку авторов интересует именно хождение по морям, осталась за пределами их интересов такая большая тема, как русское речное судоходство – ведь, пожалуй, не было другой страны, для истории которой речное судоходство имело такое большое значение, как для России. Уделяется некоторое внимание кожаным байдарам эскимосов и алеутов, -- а вот о кочах, ходивших и по северным рекам, и по арктическим морям, лишь упоминается вскользь…

О великих географических открытиях написано многое, но в книге Джонсона и Нурминена открытия второстепенны по сравнению с мореходством – сложным делом, которое зависит от карт и навигационных приборов, от конструкции судов и от климатических условий, от льдов и рельефа побережья, от ветров и течений, от звёзд и оптических явлений… даже от птиц, которые могли показывать морякам близость земли. Всё это – составляющие навигации, и в книге рассказывается, как ориентировались в океане арабы, полинезийцы, викинги…

Викингам, названным «морскими королями севера», уделена особая глава, и можно заглянуть в историю нашей Арктики, какой она была в IX веке:

"В 890 году Оттар отправился из родного Холугаланда на север, в Заполярье. Впереди было только одно поселение, а за ним — пустынные, суровые, безводные края, куда лишь изредка забредал какой-нибудь саам поохотиться или порыбачить. Три дня Оттар держал курс на север, затем берег повернул на восток. Дальше мыса Нордкап (71° 15' с. ш.), куда прибыл Оттар, никто из охотников за китами ещё никогда не заплывал. Обойдя мыс, викинг продолжил путь вдоль берега на восток, затем повернул на юг, обогнул Кольский полуостров и вышел к Белому морю. Через пять дней плавания на юг он нашёл «огромный водный поток», скорее всего — Северную Двину, где впервые после отправления из дома увидел обитаемые земли".

Ориентируясь по течениям и ветрам, по видимым наземным ориентирам и звёздам, викинги продвинулись из Норвегии на восток, юг и, в особенности, на запад, став на этом направлении первооткрывателями многих земель. А английский монах Николай Линнский в 1360-м году предпринял «путешествие к Северному полюсу» с намерением описать все северные острова. Сам монах считал свою экспедицию удавшейся, хотя в лучшем случае ему удалось бы добраться до острова Элсмир.

Описывая полярные области, Николай Линнский утверждал, что на 78° с. ш. находятся четыре больших острова, которые окружает горная цепь. Мимо островов из внешнего океана в центр мироздания проходят морские течения, сливаясь здесь, на Северном полюсе, в бурлящий водоворот и проваливаясь вниз, в середину Земли.

Со временем навигация всё усложняется. Про то, как менялись карты, компасы, корабельные часы, как совершенствовались астролябия, квадрант и другие приборы, в книге есть отдельные истории. В некоторых случаях – как в измерении глубины – технология оставалось неизменной в течение тысячелетий, со времён Древнего Египта, и только в наше время лот, состоящий из троса с грузилом на конце, был заменён эхолотом…

Первым русским мореходом, о котором упоминает «История мореплавания и навигации», стал Семён Дежнёв, которого называют «российским купцом». Говорится, что его важное и ценное открытие осталось неизвестным для европейцев. Однако начиная с эпохи Петра I достижения отечественных мореплавателей неизвестными миру более не оставались. Тем не менее, в книге им уделяется мало внимания, а ведь одни только поморы и их регулярное хождение в Ледовитый океан заслуживали бы отдельной главы! Но если воспринимать книгу Джонсона и Нурминена не как всемирную морскую историю (и тем более – не как морскую историю России), то из неё (и её замечательных иллюстраций) можно почерпнуть массу интересных сведений о том, как в течение тысячелетий осуществлялось такое сложное и опасное дело, как плавание человека в деревянной скорлупке по враждебной ему стихии.

Обложка


Подготовила Татьяна Шабаева.


далее в рубрике