Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

Кочевой дневник. Тёплые воды Колымы

Кочевой дневник. Тёплые  воды  Колымы
7 Марта, 2018, 11:37
Комментарии
Поделиться в соцсетях
«Кто бороздит волны морские, вступает в союз со счастьем, ибо жнёт не сея».
Из поморской мореходной книги

7 августа 2013 года

Восточно-Сибирское море. Движемся в сторону Индигирки

- Дойти до Анадыря – это мечта или желание?

- Глупость.

16.15

Идём под парусом. Ветер сильный – в корму. Ночью не мог уснуть. Сильно качало. В трёх сантиметрах от меня плещется мутная вода серого цвета вода. Её температура +2 градуса. Много мелей, а берегов не видно.

Теснота – понятие не территориальное, а психологическое. В замкнутом сообществе легко прослеживаются последствия как позитивных, так и негативных эмоциональных импульсов. Жизнь команды резонирует с природой. Осознание значительности цели и понимание важности повседневных задач помогают преодолеть психологическую несовместимость.   

23.40

Сдал вахту Вадиму. Повернули в устье Индигирки. Температура воздуха 0 градусов. Скорость 7–8 км в час. Температура в каюте +5 градусов. Под лучами вечернего солнца вода приобрела зелёный цвет. Льда не видно. При незначительном ветре катятся высокие волны. Каждое море имеет свой алгоритм дыхания. Средиземное море, например, дышит в ритме гекзаметра.

Накормил товарищей блинами. Несмотря на физическое напряжение, недосыпание и усталость, чувствую себя хорошо. Болезни спрятались в глубине организма. Океанская зыбь не даёт уснуть.

8 августа

10.20

Вода почти пресная, чуть мутная, с зелёным оттенком: коллоидный раствор, настоянный на мамонтах и шерстистых носорогах. День наступил благостный. Штиль. Сквозь облака проглядывает неяркое солнце. Два-три часа назад со всех сторон сыпалась снежная крупа, а сейчас температура воздуха +5 градусов. В каюте +13. В природе преобладают нежно-серые краски: от серебристого до синего. Быть может, мы пришли в Беловодье? Ищем старообрядческое поселение Русское Устье.

15.40

Солнце светит отовсюду. Идём по безначальному и бесконечному пространству. Глубина около двух метров. Иногда – меньше. Идем то ли по морю, то ли по реке около десяти часов, но вокруг ничего не меняется. Небо сливается с водой. Куда мы попали? Если поднимется ветер, выбраться отсюда будет непросто.

Готовлю гороховый суп и макароны. Выспался. Кто-то усердно молится за нас.

17.55

Стоим на якоре рядом со «Святителем Николаем» посреди необозримого водно-небесного пространства. Глубины нет. Алексей, Тимофей и Анатолий на резиновой лодке ищут вход в одну из проток дельты Индигирки. Русское Устье находится отсюда в 60-ти километрах.

"Стоим рядом со "Святителем Николаем"

Вчера во время качки я налил в тарелку фасолевый суп и протянул её Геннадию. Волна толкнула лодку, и содержимое тарелки расплескалось. Что делать? Я схватился за бумажные салфетки. Геннадий снял с себя свитер и со словами «это будет достойным завершением его долгой жизни» разорвал на две тряпки. Вытер сборно-разборную столешницу и настил под ногами.

- Этот свитер мне дочка подарила. Сейчас выросла. Говорит: «Папа, ты всё ещё его носишь?». А теперь мы предадим свитер морю по старому поморскому обычаю.

Анатолий бормочет о своём: «Есть старая присказка механиков: чем меньше трогаете двигатель, тем он лучше работает».

***

Север – серого цвета:

От серебряных льдин

До неяркого лета

И прозрачных глубин,

От бездонных просторов

Тёмно-синих небес

С облаками, в которых

Скрыт сиреневый лес,

До легенд Беловодья.

Сквозь тяжёлый туман

Уходили сегодня

Корабли в океан.

Проникающий всюду

Млечный солнечный цвет

Я ни в ком не забуду,

Даже в тех, кого нет.

 Север серого цвета

9 августа

Выпил рому. Выкурил трубку. Прислушался к себе и понял, что сейчас в этом не было необходимости. Зябко. Сидим на мели. Вместе с приливной водой поднимается ветер. Из-за мелководья мы попали в ловушку. Ждём. Скоро час ночи.

Думал о том, что медицина обещает излечить и лечит человека без усилий со стороны больного: с помощью технических, т.е. лекарственных средств. В результате происходит разбалансировка организма как целостной системы. Опыт моретерапии (лечения морем) говорит о том, что химическое вмешательство не всегда уместно. Экстремальные условия («на грани разумного риска») высвобождают в человеке скрытые ресурсы и возможности. Тело нужно воспитывать, приручать и учиться руководить им.

12.25

Долго снимались с мели. Помог прилив. В 02.30 понемногу выбрались из лабиринта бесконечных песчаных банок. Я встал на вахту в три часа утра и стоял до пяти. На фарватере Индигирского порта набрали мутной, но всё-таки пресной воды. Идём в сторону Колымы. Волны раскачивают лодку. Анатолий стоит у руля. Все устали и спят. Завтрак не готовил. Доедаем вчерашнее. Кусочничаем. Движемся против ветра со скоростью 5–6 км в час. Температура воздуха +4 градуса. Атмосферное давление 764. Светит мутное солнце. Серебрится вода. Горизонт находится выше лодки. Это особенно заметно, если смотришь с кормы. Когда укладывался спать, долго не мог справиться с молнией спальника – она не закрывалась. Хотел кое-как укрыться, но заставил себя встать и понять, как можно решить проблему. В конце концов, у меня всё получилось, но дело не в этом. В сознании оформился универсальный алгоритм: проблема – действие – ошибка (грех) – познание – решение проблемы. В переводе с греческого языка слово грех означает промах. Промах возможен, когда есть цель, предполагающая необходимость действия и, следовательно, неизбежного промаха. Ошибка требует исправления, покаяния (греч. «перемены ума») и достижения позитивного результата: решение проблемы в результате познания ее причины.

Когда пытаешься сфотографировать огромную волну, она, словно стесняясь объектива, убегает в сторону или быстро уменьшается в размерах.

Во время вахты я нахожу в безликой, на первый взгляд, морской стихии внимательного собеседника. Словно бы разговариваю с диким зверем. На мордах тюленей и морских котиков, выглядывающих из воды, обнаруживаю выражение живого интереса к пришельцам.

10 августа

08.50

Когда лежишь ниже уровня воды, привязанный к шконке веревкой, чтобы не упасть, представляешь океан в виде хтонического существа, которое урчит, чавкает, грызёт лодку белыми острыми клыками.

Проспал подвахту. Анатолий не стал меня будить. Еду не готовим. Вчера Вадим сварил макароны, и это было подвигом.

13.40

Во время вахты молился, пел. После вахты приготовил рис с луком и морковью. Накормил народ. Вымыл посуду. Анатолий обедал, не вставая. Устал сильно.

Светит солнце. Ветер слабый, но лодку раскачивает не слабо. Вчера нас в буквальном смысле клало на бок. Наиболее сильные волны накатывали тремя валами. Первый – поднимает, второй – кладёт, третий – сверху припечатывает. Я воспринимаю как чудо благополучный исход наших мытарств. Мы шли против ветра в районе реки Алазея, примерно, со скоростью 3 – 4 км в час. Сейчас атмосферное давление растёт в сторону «ясно». Нам бы дня два хорошей погоды, чтобы успеть добежать до Колымы. Здесь прятаться негде. Отмели у берегов простираются на несколько километров. На палубном термометре температура +8 градусов, в каюте +10. Солнечная погода сочетается с ледяным ветром.

Серая поверхность моря соседствует с зелёными или синими её секторами. Можно встретить тучи и облака удивительной формы, с фантастическим сочетанием бесконечных оттенков серого цвета.

Носки не сохнут. От печки веет прохладой. Предполагалось, что она будет работать от системы охлаждения 16-сильного двигателя, но вода не успевает нагреваться. Есть газовая плитка, но мы включаем её только для приготовления еды. Надо экономить газ. Хлеба нет. Доедаем сухари, галеты, печенье. Адаптивные способности людей удивительны. Для жизни опасности нет, но нет и жизни. На «Святителе Николае» не наблюдается ее присутствия. Все спят, наверное. Чай из солёной воды не пьётся. Килевая качка превратилась в бортовую, а затем – в круговую. В таких условиях хорошо космонавтов тренировать.

11 августа

04.10

Около трёх часов утра Гена разбудил меня на подвахту. В каюте +2 градуса. Туман. В море тишина. Я умылся забортной водой, наклонившись с бака, почистил зубы и взбодрился. Поприветствовал стоящего у румпеля Анатолия, укутанного в воротник зимней куртки. Одни глаза видны из-под шарфа и шапки. Подогрел на сковородке вчерашний рис и поставил на газовую плиту чайник с солоноватой водой. От завтрака Анатолий отказался, и пришлось мне всё разогретое на двоих, употребить одному. Принёс вахтенному кружку чаю, шоколад и несколько сухарей.

Жизнь становится проще и лаконичней: вахта, приготовление еды, мытье посуды, молитва, дневник, сон. Проблемы, которые не давали покоя, локализуются где-то вне меня, уменьшаясь в размерах. Есть потребность сформулировать итоги начального этапа экспедиции.

1. Господь милостив. Чудо – необходимая часть повседневной реальности, но в обычных условиях мы не различаем чудесного и обыденного. Уверенность в собственном знании затуманивает взгляд на жизнь и закрывает пути познания.

2. От человека требуется усилие. Тело, как домашнее животное, нуждается в дрессировке, в осознании человеком своих телесных потребностей, в любви, но не в любовании. Нужно стремиться к порядку как образу жизни, но не возводить это правило в абсолют.

3. Всё, что находится вне нас, пребывает в единстве с нами.

4. В основе конфликта человека с окружающими людьми – личная проблема. Внутреннее состояние проецируется в слова и поступки, поэтому внешний мир – это отражающая поверхность, в которой мы видим самих себя.

5. Цель – не объект, не место, а состояние.

6. Отсутствие потребности в алкоголе и в табаке указывает на то, что стремление к допингу в той или иной форме свидетельствует о дефиците нормальности, о неправильном устроении жизни.

7. Море лечит через преодоление болезненного физического состояния, через умирание в прежнем качестве и новое рождение.

8. Стремление к автономии в замкнутом коллективе помогает сохранять со всеми добрые отношения.

***

Стою на вахте. Берега нет. Серая вода бурлит и непрерывно раскачивает лодку. Неба не видно. Пространство заполнено однородной безликой мглой. Ветер свистит в вантах. Безвременье выражено в отсутствии движения.

Наше сообщество напоминает промысловую артель или монастырь. Мачта и горизонтальный рей образуют крест над лодками «Апостол Андрей» и «Святитель Николай». Здесь наш храм и наш дом. На чью-либо помощь надеяться невозможно.

"Здесь наш храм и наш дом"

12 августа

Восточно-Сибирское море

Думаю о причинах торжествующего пофигизма:

1. Преобладание личных устремлений над общественными интересами.

2.Проецирование западных экономических моделей, сформированных под влиянием протестантской этики, на русские традиции и формы хозяйствования. Это определяет несовпадение формы и содержания жизни. Русская культура и особенности материального производства познаются «через монастырь»: по отношению к особенностям восточнохристианской догматики и отечественному опыту духовного делания.

3. Отсутствие внятной государственной идеологии, действующих и свято соблюдающихся законов, священного статуса власти.

4. Ложные принципы:

- «возьмите себе свободы, сколько можете унести»;

- «наша задача воспитать грамотного потребителя».

Когда все ценности имеют денежный эквивалент, ни одна государственная задача не может быть эффективно решена. Каждому потребителю «своя рубашка ближе к телу».

5. Уничтожение аристократии: социальной прослойки людей, для которых личная честь – ценность неизмеримо более высокая, нежели материальное благополучие.

6. Всепроникающая глобализация и торжествующая усредненность.

7. Природная склонность соотечественников к социальным утопиям, к иллюзорности, к экстатическим состояниям, которые обеспечиваются и поддерживаются СМИ, массовой культурой, алкоголем и наркотиками.

Формирование созидательной идеологии предполагает, с одной стороны, наличие оппозиции, с другой – выстраданного идеала. Нам необходима Родина святая и неприкосновенная: могилы предков, прошлое, собственность. Формирование новой интеллектуальной элиты, аристократии требует времени. Если мы не обустроим пространство, которым владеем номинально, это сделают другие: «свято место пусто не бывает».

На арктическом побережье

***

Ночь. Все спят. Слышу – кто-то стонет в море. Выхожу на бак и понимаю – это голос ветра. Ветер усилился до 10 км в час с порывами, сила которых измерению не подлежит. Волны перемешали воду с песком. Лодки стоят на якорях и непрерывно раскачиваются.

13 августа

В 02 часа ночи ветер начал стихать. Снялись с якоря. В 03.30 ветер усилился. Снова встали на якорь. В 08.05 вышли. Ветер встречный. Скорость лодки – 4,3 км в час. Температура воздуха +6 градусов. В каюте +8.

С 9 до 12 стоял у румпеля. Веселился, подруливая носом лодки к мутным серым волнам и соскальзывая с них. Молился. Помянул живых и усопших. Солнце светит. Лодку подбрасывает, как грузовик на ухабах. Мы словно бы карабкаемся наверх – к линии горизонта. Берегов не видно. Нужно найти реку, войти в нее на резиновой лодке и набрать пресной воды.

"Север серого цвета"

В 13.35 снова встали на якорь. Встречный ветер не позволяет двигаться вперед. Полусолёная вода закончилась. Фильтруем забортную воду: пропускаем ее через вату. Осталось несколько пакетов молока и две банки ананасового компота. Нет прежнего спокойствия и благодушия. Каждый молчит о себе.

Читал рассказы Джека Лондона. Приготовил геркулесовую кашу на молоке. Из продуктов у нас остались шоколад, лимоны, оливки, мясные консервы, какие-то овощи. Есть также мука, крупа, растительное масло, сухое молоко, две банки ананасового компота. Одежда не сохнет, но и дождей не было последние три дня.

14 августа

В 07.00 снялись с якоря. Солнечный день ожидается. Ветер притих. Температура в каюте +7 градусов.

Тимофей, Алексей и Дмитрий сходили на резиновой лодке на берег. Передали нам на борт канистру с мутной, но вроде бы пресной водой. О вкусе воды я уже не могу судить объективно. Соль мерещится всюду. Дно глинистое. Якорь быстро врастает в него, но хорошо держит лодку.

15 августа

Идём через Колымский залив. Часа в четыре утра остановились у деревни Крестовой. На резиновой лодке долго не заводился мотор. Когда начинал работать, захлёбывался кашлем и затихал. Вероятно, проблема в некачественном бензине.

Готовность человека потесниться, ограничить себя – необходимое условие сосуществования людей в социуме. Чем сложнее условия сосуществования, тем очевиднее проявляется этот закон.

Без любви нет смысла ни в науке, ни в открытиях, ни в семейной жизни – ни в чём. Научное исследование, не мотивированное любовью к предмету и объекту исследования, –безнравственно и бесперспективно. Может ли любовь быть избыточной? Не рождает ли она ненависть ?

16 августа

Колымский залив

Прошедшая ночь запомнится навсегда. Я спал урывками часа три-четыре в сутки. Какое торжественное чувство возникает при созерцании встающих стеной волн! Самые сильные и красивые из них накатывают тремя или четырьмя валами. Если лодку не подвернуть носом под вторую волну, она кладет её на бок. Я видел, как взлетал в небо «Святитель Николай». Его винт крутился вхолостую. Коч висел в воздухе на кончике волны, как балерина на пуантах, а потом падал в бездну, исчезая в ней вместе с мачтой. Скорости не было – 1,9 км в час. В три часа ночи попытался прилечь, но вылетел со шконки вместе со спальником и тряпками, спрятанными под подушкой в виде свернутого в наволочке пуховика. Плохо учился морские узлы завязывать. Над полом летала опрокинутая тарелка с остатками каши. Закреплённая на плите кастрюля рассеивала остатки вчерашнего недоеденного борща. Страха не было. Я испытал состояние азарта, восторга, утомления. Был минутный приступ морской болезни. Радуют и удивляют выдержка Александра, мужество Анатолия, упрямая позитивная настроенность Вадима и его неколебимое стремление делать все правильно.

Неожиданно потеплело. Вода стала почти пресной. Температура в каюте и за ботом +13 градусов. Скорость 5–7 км в час. Идём к Амбарчику.

5OSa5ppF7sw.jpg

Что-то необыкновенное происходит. Температура воздуха поднялась до +20-ти градусов. Экипаж «Святителя Николая» купался. По проплывающим мимо консервным банкам угадывается обеденное меню товарищей.

Какая радость! Колыма несёт теплые воды, и юго-восточный ветер выжимает арктический холод из Колымского залива. За мысом Медвежий погода изменится. Стало темнеть. Зажигаем бортовые огни. В зоне видимости появились два больших корабля. У нас с Александром началась ночная вахта. Он попросил приготовить оладьи к чаю.

17 августа

03.09

Какими качествами должны обладать люди, которые смогли в середине XVII века пройти по Северному морскому пути? Личные черты характера очевидны: терпение, мужество, решительность, трудолюбие и так далее, но главное в том, что все они были православными. Из мировоззрения развёртываются достоинства, недостатки, пороки. Почему первопроходцам удавалось органично вписаться в противоречивые отношения племён и народов, населяющих Сибирь, Якутию, Чукотку? Белый царь и государевы люди были силой, примиряющей внутренние противоречия якутов, эвенков, юкагиров, чукчей, эскимосов.

(Кочевой дневник публикуется фрагментами). 

Автор: Матонин Василий Николаевич, к.и.н., доктор культурологии, профессор кафедры культурологии и религиоведения САФУ, главный редактор альманаха "Соловецкое море". Электронный адрес: matoninv@yandex.ru




Комментарии