Былинное наследие Русского Севера: время понимать

Культура и искусство
Валерий Кондаков
23 Сентября, 2020 | 06:19
Былинное наследие Русского Севера: время понимать
Тризна. Художник А.А. Шишкин. Источник: a-shishkin.ru

 

Беломор растолковал, что вот Проппу-то как
раз жертвовать
очень даже полезно, только не
нужен ему ни ягненок, ни 
цыпленок, ни ароматные
воскурения,
а ничем ты ему так не угодишь, как
сядешь у 
подножия кумира и расскажешь какую-нибудь
сказку - новеллу или устареллу...

Михаил Успенский «Там, где нас нет»

 

Практически сразу после публикации былин1 исследователи попытались понять: что это вообще такое? Уже редактор «Сборника Кирши Данилова» К.Ф. Калайдович провел первое исследование феномена и сделал заключение, что былины – сложный сплав исторической действительности и поэтического вымысла. Позднее другой исследователь А.Ф. Гильфердинг сделал предположение, что каждый текст былины может быть разделен на две части: изменяемую согласно воле сказателя и типичную, которую рассказчик должен четко передавать, не меняя ни одного слова.

Можно выделить четыре направления в изучении былин: мифологическое, компаративистское, историческое и структуралистское.

 

Ф.И. Буслаев. Фотография около 1870 г. Автор О. Репар. Источник: Wikimedia Commons

 

Буслаев – «русский Гримм»

Фёдор Иванович Буслаев (1818–1897 гг.) – великий русский лингвист и фольклорист, академик столичной Академии наук и тайный советник. Мало того, что он был однофамильцем героя новгородского цикла былин, так еще и родился в один год с выходом издания знакового «Сборника Кирши Данилова» под редакцией К.Ф. Калайдовича. У Буслаева «на роду было написано» заниматься исследованием былин.

После окончания пензенской гимназии Фёдор Иванович в 1834 году поступил в Московский университет. Так как Буслаев не платил за обучение, то должен был преподавать в гимназии русский язык шесть лет. После отработки он стал домашним учителем в семье графа С.Г. Строганова и уехал с ними в германские и итальянские земли.

Когда Строгановы вернулись в Россию, Буслаев продолжил преподавание в московской гимназии, уделяя все больше внимания научным трудам. В 1848 году он защитил магистерскую диссертацию «О влиянии христианства на русский язык». Годом ранее Буслаев стал читать лекции по филологии в Московском университете. В 1852 году Фёдор Иванович стал член-корреспондентом, а в 1860 году – действительным членом Академии наук.

Скончался Ф.И. Буслаев в 1897 году в Люблино Московской губернии.

 

«Садко». Танец Морского царя. Художник Евгений Башмаков. Ощутима инфернально-божественная природа Морского царя. Источник: illustrators.ru

 

Занимаясь изучением русских былин, Буслаев, будучи последователем братьев Гримм, считал миф основой народного творчества. Именно в мифе как таковом проявляется бессознательный коллективный народный дух.

В 1861 году были изданы два тома сочинения «Исторические очерки русской народной словесности и искусства», в которых автор рассматривал фольклорный материал в качестве остатков древних мифов. По мнению исследователя, эпос сначала был мифологическим, и его героями были языческие боги, затем он становился более историческим, и повествование шло о деяниях людей. Древними были признаны былины о Микуле Селяниновиче, Святогоре и некоторые другие, а историческими – об Илье, Добрыне, Алёше.

Братья Гримм не просто собирали сказки, но и были основоположниками германистики и авторами колоссального труда – «Немецкая мифология», где обосновали существование самостоятельной части германо-скандинавской мифологии на фоне сопоставления с подобными системами родственных народов.

Признавая достижения германских коллег в области сбора и изучения фольклора, Буслаев не проделал ту же самую работу с русскими былинами: он не собрал из разрозненных остатков мифологии единую систему, не создал «Русскую мифологию». Более того, со временем стал разделять взгляды сторонников компаративистского направления, объяснявшего сходство фольклорных сюжетов у разных народов заимствованием.

 

А.Н. Веселовский. Фотография 1913 года. Источник: Wikimedia Commons

 

Веселовский и компаративистика

Компаративистское направление, как и мифологическое, появилось в германских землях. Немецкий санскритолог Теодор Бенфей (1809–1881 гг.) в 1859 году предложил идею, объясняющую сюжетные сходства в эпической литературе разных народов элементарным заимствованием.

В 1868 году в «Вестнике Европы» историк искусств и идеолог «Могучей кучки» В.В. Стасов (1824–1906 гг.) опубликовал статью «Происхождение русских былин», в которой применил компаративистский метод.

Ярчайшим представителем этого направления был Александр Николаевич Веселовский (1838–1906 гг.) – выдающийся русский историк литературы, академик столичной Академии наук и тайный советник.

Веселовский в 1854 году окончил 2-ю Московскую гимназию с золотой медалью и поступил в Московский университет, где учился у Буслаева. После окончания учебы Александр Николаевич уехал заграницу: сначала в Испанию, где работал гувернёром в семье князя Голицына, а затем в германские и итальянские земли.

В 1870 году Веселовский защитил магистерскую диссертацию, а в 1872 году – докторскую «Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе и западные легенды о Морольфе и Мерлине». Как становится понятно из названия диссертации, автор примкнул к компаративистскому направлению и объяснял сходства заимствованием из фольклора других народов.

В 1872 году Александр Николаевич перебрался в столицу, где в 1879 году стал ординарным профессором, а в 1895 году – заслуженным.

В 1906 году Веселовский умер и был погребен на Новодевичьем кладбище.

 

Водяной царь пляшет. Художник Фрэнк Чейн Папе. Иллюстрация к «Сборнику русских сказок» («The Russian Story Book») Ричарда Вильсона. 1916 год. На изображении видно сочетание «бродячих сюжетов»: античной арфы, ориентальной рыбы и модерновых русалок. Источник: Wikimedia Commons

 

Если представители мифологического направления объясняли сюжетные сходства в фольклоре разных народов их происхождением от единого пранарода и, соответственно, их мифологий от прамифологии, то компаративисты предположили существование «бродячих сюжетов», которые кочевали от этноса к этносу.

В 1881–1885 гг. Веселовский опубликовал в «Записках 2-го отделения Академии наук» двухтомный труд «Южно-русские былины», в котором он сопоставлял былинные сюжеты с произведениями европейской и азиатской литератур. При этом Александр Николаевич подчеркивал, что мало показать родство сюжетов разных произведений, надо еще и показать процесс осуществления заимствования, его характер.

Также в работах Веселовского важным был не просто показ сюжетного или иного заимствования, а взаимовлияния (некоторым образом, диалог или полилог) двух или более произведений. Причем происходило взаимодействие с обменом составляющими как с европейскими, так и с азиатскими народными эпосами.

Важнейшим для ученого понятием был «мотив» – простейшая повествовательная единица, образно отвечавшая на разные запросы первобытного ума или бытового наблюдения. Мотив, по Веселовскому, гораздо важнее сюжета, который является сочетанием мотивов. Таким образом, Александр Николаевич в своих размышлениях преодолевал элементарную компаративистику и двигался в сторону протоструктурализма2 и праинтертекстуальности3.

Сходство элементов былин о Василии Буслаеве и исландской саги о Боси и Херрауде (мать Боси зовут Бусла, любовь героя к поединку, путешествие-изгнание) представители мифологического направления объяснили бы существованием общего славяно-германского протоэпоса, от которого сохранились фрагментарные остатки. Компаративисты предположили бы, что сюжетные составляющие были заимствованы в результате новгородско-скандинавских взаимоотношений.

Присутствие элементов архетипа шамана в образах Садко и Вяйнямёйнена может быть «мифологически» объяснено возведением к единому древнейшему общему для предков индоевропейцев и финно-угров пласту, а «компаративистски» – общением соседних племен словен и карелов.

 

Б.А. Рыбаков. Фотография 2009 года. Автор В. Чхаидзе. Источник: Wikimedia Commons

 

Историческая правда Рыбакова

Понимая слабую научную базу мифологического направления и признавая (но не абсолютизируя) достижения компаративистов, некоторые ученые попытались найти в былинах соответствия реальным историческим событиям.

Базой исторического направления изучения былин была убежденность в том, что конкретные исторические события после фольклорной обработки и были сюжетной основой народных преданий. Если убрать поздние фольклорные напластования, то можно получить данные о конкретных исторических фигурах: Владимир Красно Солнышко станет князем Владимиром Святославичем, а богатырь Добрыня – его дядькой.

Важнейшим представителем этого направления был Борис Александрович Рыбаков (1908–2001 гг.) – советский историк и археолог, академик, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Сталинской (дважды) премий.

В 1926 году после окончания гимназии Рыбаков поступил в МГУ, где его учителями были Ю.В. Готье и В.А. Городцов. В 1936–1950 гг. (с перерывом) Борис Александрович работал старшим научным сотрудников в ГАИМКе (Институте истории материальной культуры в Москве).

В 1939 году он стал кандидатом исторических наук (за монографию «Радимичи»), в 1942 году – доктором (за работу «Ремесло Древней Руси»).

После окончания Великой Отечественной войны Рыбаков стал самым влиятельным археологом в СССР: с 1958 года он стал членом Академии наук СССР, а с 1974 года – академиком-секретарем; с 1950 года – деканом исторического факультета МГУ, с 1952 года – проректором.

Рыбаков прожил долгую и насыщенную жизнь, скончался в 2001 году и был похоронен на Троекуровском кладбище.

 

Садко набирает дружину. Кадр из фильма «Садко» (1952 год, режиссер А.Л. Птушко). Реалистичное изображение новгородских средневековых реалий: набор в дружину ушкуйников. Источник: kinopoisk.ru

 

Борис Александрович внес существенный вклад в разные области исследования ранней истории славян и русских, в том числе, в сферу изучения былин. Будучи историком-националистом (сторонником антинорманизма и автохтонного славянского населения Украины, родства славян со скифами и даже представителями Трипольской культуры) Рыбаков в монографии 1963 года «Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи» провел параллели между данными русских летописей и сюжетами былин.

Действительно, древнерусские летописи содержат упоминания о людях, имена которых были такими же, как у былинных героев. Никоновская летопись сообщает о смерти в 1171 году посадника Василия Буслаева:

«Того же лета преставися в Новгороде посадник Васька Буслаевич».

В Новгородской летописи упоминается местный купец Садко Сытиныч (Содко Сытинец), который в 1167 году дал деньги на строительство церкви Бориса и Глеба в Детинце. Получается, что посадник Василий Буслаев и Садко могли быть знакомы, или же этих людей просто назвали в честь былинных героев.

Некоторым образом продолжая дело Буслаева, Борис Александрович в книгах «Язычество древних славян» (1981 год) и «Язычество Древней Руси» (1987 год) реконструировал древнерусское язычество, собрав разрозненные данные археологии и письменных источников, дополнив их собственными измышлениями. Например, ценивший иерархию и умевший руководить коллективом Рыбаков очень хотел, чтобы у языческих славян был главный бог, и из нескольких поздних и второстепенных источников реконструировал бога Рода.

Будучи одним из негласных идеологов Русской партии4, Рыбаков, стремясь компенсировать «издержки государственного интернационализма», иногда «улучшал» древнюю историю славян: например, он сильно удревнил историю Киева, пытался доказать славянское происхождение Черняховской и даже Трипольской культур и т.д. Борис Александрович был хорошим организатором науки, археологом и историком, но его трактовка некоторых письменных источников не подтверждается наукой в настоящее время. Например, Рыбаков считал, что в описании битвы богатыря со Змеем Горынычем сохранилась информация о загонной охоте на мамонта.

     

В.Я. Пропп. Источник: rusinst.ru

 

Структуралист Пропп

Главным оппонентом исторической трактовки былин Рыбаковым выступал Владимир (имя данное при рождении – Герман Вольдемар) Яковлевич Пропп (1895 – 1970 гг.) – великий советский филолог и культуролог немецкого происхождения.

Пропп родился в семье российских немцев в Санкт-Петербурге. В 1914–1918 гг. Владимир Яковлевич изучал русскую и германскую филологию в Петроградском университете, а также работал санитаром в лазарете.

В 1928 году в Ленинграде вышла самая известная работа В.Я. Проппа – «Морфология сказки», где автор выделил неизменные элементы сказочного текста – функции героя, таким образом создав структуралистский (или протоструктуралистский) нарратив. Эта работа стала очень известна и влиятельна за рубежом, в первую очередь из-за того, что в 1958 году она была переведена на английский язык. Причем «Морфология сказки» продолжает оставаться актуальной для культурологов, фольклористов, литературоведов и даже сценаристов.

В 1946 году была опубликована не менее важная работа – «Исторические корни волшебной сказки», в которой автор сопоставляет сказочные сюжеты и обряды перехода (например, инициатические).5 Причем в сказках сохранились только рудименты ритуалов, которые можно гипотетически реконструировать, использовав этнографические и археологические данные.

С 1932 года Пропп преподавал в Ленинградском университете: в 1937 году стал доцентом, а через год – профессором филологического факультета. В 1949–1952 гг. Владимир Яковлевич преподавал на кафедре этнографии исторического факультета ЛГУ.

Пропп скончался в 1970 году и похоронен на Северном кладбище.

 

Садко на кипарисовой дощечке. Художник К.А. Васильев. На картине показан «обряд перехода» в подводный мир. Источник: ogbors, livejournal.com

 

Помимо изучения сказок, Владимир Яковлевич Пропп занимался исследованием былин. Произведение «Русский героический эпос» увидело свет в 1955 году (второе (дополненное) издание – в 1958 году), но ученый начал работать над ним еще в 40-е годы. Если Рыбакова в былинах интересовали историческая и религиозная составляющие, то для Проппа важнее всего были архаические пласты, связанные с различными обрядами. Например, Владимир Яковлевич убедительно показал, что былина о Вольге демонстрирует представления раннего (досредневекового) времени: оборотничество, борьба за охотничьи угодья и т.д.

Как и сказочные тексты, Пропп разложил русский героический эпос на структуры, которые определяли форму изучаемого объекта как систему, состоящую из отношений между её элементами. Причем, структура системы или организации более важна, чем индивидуальное поведение её элементов.

По мнению Владимира Яковлевича, былины рождались из мифа, но впоследствии они приспосабливались сказителями к текущей истории, напитываясь действительностью, чтобы быть понятными слушателю. У былины есть неизменная основа и изменяемые составляющие, причем, изменения происходят очень медленно, нужно говорить об эпохальных, а не о конкретно-исторических изменениях.

Важно замечание Проппа о том, что былины не пересказывали исторические события, постепенно меняя их восприятие, а делали их более «правильными»: былины о победе над Золотой ордой стали петь задолго до события, формируя необходимый настрой. Былины – это правильные, улучшенные версии исторических событий. Один и тот же исторический факт (например, поход ушкуйников на Югру) мог в измененном виде найти отражение в летописи, былине или саге, исходя из специфики источника.

Публикация «Русского исторического эпоса» позволила по-новому взглянуть на всю полноту былинных песен, различных по времени создания. Не выбирая сюжеты, не отбрасывая лишнее и не дополняя («чтобы сделать лучше») В.Я. Пропп осмыслил своеобразие былинных текстов и, как никто другой, приблизился к их пониманию.

 

Приближение к пониманию

Мифологическое и компаративистское направление перестали быть актуальными, что, впрочем, не отменяет их места в историографии проблемы и того, что компаративистикой как методом можно пользоваться. Да и идейные продолжатели Рыбакова и Проппа не столь категоричны, как их учителя. Былина – многослойный гипертекст, в котором сохранились как фрагменты мифологии с обрядовой составляющей, так и отголоски поздних исторических событий.

Москвич академик Рыбаков продолжил дело своего земляка академика Буслаева, попытавшись добавить к реконструкции мифологии исторические и археологические данные. Профессор Ленинградского университета Пропп применил и развил идею мотива своего коллеги и предшественника Веселовского. Даже в вопросе изучения былин петербургская школа противостояла московской. Эта конкуренция позволила былиноведению значительно продвинуться в вопросе понимания народных преданий.

На этом завершается цикл6 текстов о русских былинах, в рамках которого на примерах было показано как жители Русского Севера сохранили эпическое наследие, этнографы-славянофилы зафиксировали его, художники реалисты и модернисты проиллюстрировали, российский композитор и советские режиссеры воплотили в жанре оперы-былины и кинофильмах (историческом и фэнтезийных), а представители московской исторической и петербургской сравнительно-типологической (структуралистской) школ попытались понять и объяснить.

 

***

В.В. Кондаков, историк. Специально для GoArctic

 

Примечания:

1 Подробнее о сборе и публикации былин см. в предыдущем материале

2 Структурализм — направление в философии и конкретно-научных исследованиях, возникшее в 1920— 1930-е гг. и получившее широкое распространение в 1950—1960-е гг., особенно во Франции. Основу структурализма составляют понятия структуры, системы и модели, которые тесно связаны между собой и часто не различаются. Структура - это система отношений между элементами. Система предполагает структурную организацию входящих в нее элементов, что делает объект единым и целостным.

3 Интертекстуальность – текстовая категория, отражающая соотнесенность одного текста с другими, диалогическое взаимодействие текстов в процессе их функционирования, обеспечивающее приращение смысла произведения. Термин предложен постструктуралистами Ю. Кристевой и Р. Бартом, хотя обозначаемое этим термином явление «текста в тексте» было открыто еще М.М. Бахтиным. В русле идей М.М. Бахтина межтекстовые связи произведения традиционно рассматриваются в литературоведении в рамках проблемы литературных влияний, заимствований, подражания и пародирования, а в стилистике и лингвистике текста – в рамках проблемы взаимодействия «своей» и «чужой» речи (цитат, аллюзий, реминисценций и т.п.). Однако выдвижение интертекстуальности на передний план лингвостилистических исследований обеспечивает большую масштабность и глубину изучения межтекстового взаимодействия не только отдельного произведения, но и типов текстов.

4 Русская партия – неоднородная группа советских политиков и творческих деятелей (главным образом, писателей), объединенная близостью националистических взглядов различных форм, действовавшая в 60-80-е годы ХХ века. Термин предложен историком Н.А. Митрохиным и поддержан писателем А.И. Байгушевым.

5 Инициация — обряд, знаменующий переход индивидуума на новую ступень развития в рамках какой-либо общественной группы или мистического общества.

6 Предыдущие тексты цикла:

Былинное наследие Русского Севера: время собирать
Былинное наследие Русского Севера: время воображать и изображать
Былинное наследие Русского Севера: время воплощать и «оживлять»

далее в рубрике