Достижения первого атомного ледокола

Транспорт и логистика Северный морской путь
Илья Рудь
28 Апреля, 2021 | 18:34
Достижения первого атомного ледокола

В прошлой статье об атомном ледоколе «Ленин» речь шла о его постройке, когда страна только оправилась после Великой Отечественной войны и смогла самостоятельно начать строительство масштабного и инновационного проекта. В этой статье мы поговорим о том, стоило ли строить атомное ледокольное судно и какой вклад был внесён с помощью первого атомохода в освоение Арктики. Цель -- не осветить всю историю плаваний этого судна, но обобщить опыт навигаций, выделить главные вехи и ответить на другие вопросы. Был ли атомный ледокол конкурентным в стремительно меняющемся мире? Можно ли было достичь того же самого с помощью новейших дизель-электрических ледоколов? Что было достигнуто атомоходом впервые и какие «двери» в Арктике были открыты благодаря ему? 

 

Испытания и первая навигация

В сентябре 1959 года строительство «Ленина» было полностью завершено, и 19 сентября судно устремилось в Финский залив для испытаний. Первым капитаном судна был на тот момент уже ветеран мореплавания в Арктике -- Павел Акимович Пономарёв. Это был очень опытный капитан, участвовавший в спасении итальянской экспедиции Умберто Нобиле. Он побывал капитаном ледоколов «Ермак» и «Красин», участвовал в переходе на «Красине» через Панамский канал для спасения челюскинцев. Атомоход успешно прошёл испытания, и 3 декабря 1959 года был принят в эксплуатацию, а в мае того же года дошёл до порта приписки -- Мурманска. В июне были завершены испытания в Баренцевом море, проведены доработки конструкции, и в июле 1960 года «Ленин» вышел в свою первую навигацию.

Не будет лишним снова сказать о том, что сегодня атомным ледоколам не нужно доказывать своё превосходство над другими судами. Но всё было по-другому с первым атомным. Героическое строительство -- это одно, другое дело -- доказать эффективность подобного судна. Поначалу атомоход боялись отправлять в одиночку, поэтому после испытаний у Новой Земли «Ленин» в составе целой ледокольной эскадры отправился к проливу Вилькицкого, который был закупорен льдом. Атомоходу помогали первые советские дизель-электрические (д/э) ледоколы «Капитан Белоусов», «Капитан Мелехов», «Капитан Воронин» (ледоколы построенные в Финляндии по проекту финского ледокола «Voima»), д/э ледокол следующего поколения «Москва» и легендарные «Ермак» и «Красин». Капитан М.В. Стрекаловский, руководивший морскими арктическими операциями, писал, что такой ледокольной эскадры Арктика никогда не видела[1].

Главной задачей в первой арктической навигации было обеспечение судоходства через пролив Вилькицкого к лесокомбинату Игарка, где были скоплены большие запасы лесоматериалов. В ту навигацию «Ленин» участвовал в проводке сразу нескольких судов в караване через пролив, что было применено впервые. Благодаря атомоходу и другим ледоколам, проводить суда начали почти на месяц раньше. «Ленин» окалывал другие суда ото льдов и освобождал из ледового плена. Был использован штатный вертолёт «Ленина» для лучшей навигации в сложных условиях. Всего первая экспедиция «Ленина» длилась больше трёх месяцев и закончилась 24 октября 1960 года. За это время атомоход прошёл во льдах 10 009 миль (из них 7 327 в тяжёлых льдах) и провёл 92 судна.


 Атомный ледокол "Ленин" в навигацию 1960 г. Фотография из фондов Российского государственного музея Арктики и Антарктики.

            Высадка дрейфующей станции с борта атомохода

Атомоход позволял планировать более масштабные и экспериментальные рейсы, которых в истории «Ленина» было достаточно, ведь возможности ядерной установки только предстояло выяснить. Поэтому следующая навигация 1961 года заслуживает особого внимания. С помощью атомного ледокола впервые удалось высадить дрейфующую станцию с судна. До этого станции высаживались только самолётами. Навигация «Ленина» началась 29 сентября из Мурманска, и ледокол дошёл до моря Лаптевых, где принял 510 т груза, весь личный состав будущей станции «Северный полюс – 10», а также шестнадцать строителей[2].

Атомоход должен был выполнить две основные задачи: высадить на льду дрейфующую станцию «Северный полюс --10» в районе тяжёлых льдов Чукотского моря и расставить шестнадцать дрейфующих автоматических радиометеорологических станций (ДАРМС). На борту ледокола находилось два десятка советских журналистов, которые до успешной высадки не могли выходить в эфир. За этой экспедицией следил весь мир, западные журналисты даже писали, что атомоход непригоден в эксплуатации и его вовсе чуть не списали[3]. Но всё завершилось благополучно.


 А/л «Ленин» в районе пролива Вилькицкого в навигации 1961 г. Фотография из фондов Российского государственного музея Арктики и Антарктики.

Благодаря подобной высадке станция «Северный полюс – 10» смогла взять с собой в два раза больше груза, чем предыдущие и последующие станции. Однако «Ленин» подошёл к льдине на расстояние полутора километров. Дело в том, что это была вторая найденная льдина, а первая, которую обнаружили с самолёта, вскоре была занята американскими лётчиками, и там были расставлены американские палатки[4]. Этот эпизод по требованию цензуры был опущен журналистами, находящимися на борту. В книге «Повесть о главном» Владимир Каратеев писал об этом подробно:

«Мы все знали, что льдина была найдена заранее самолётом Ил-14, приписанным к штабу морских операций. Говорили, что льдина надёжна и, самое главное, свободна от ропаков и торосов на площади диаметром около трёх миль. Найти ровное поле среди многолетних льдов -- большая удача. Ведь это готовый аэродром -- он необходим для станции на случай экстренной эвакуации. Я спросил:
- А что, ранее найденную льдину раскололо сжатием?
- Нет, случилось непредвиденное. На ней высадились американцы.
- Какие американцы?
- Американские ВВС. Проводят учения, поставили палатки. Надо искать другую льдину.
- Разве они имеют право высаживаться в нашем секторе Арктики?
- Конечно. Это только на наших картах рисуют границу до самого полюса, а по международным законам территориальные воды ограничены прибрежной зоной, обычно в двенадцать миль.
Новая льдина оказалась не такой ровной, как первая. Пришлось выделить часть экипажа для расчистки взлётно-посадочной полосы. <…>
Объём работ, по милости американцев, многократно возрос: ропаки и торосы не так-то легко сравнять, пришлось прибегнуть даже к взрывчатке. Без участия экипажа атомохода взлётно-посадочную полосу вряд ли оборудовать и за год»[5].

Новая льдина была хуже по своим качествам, поэтому было выдержано безопасное расстояние, а груз пришлось перевозить по льду вездеходами. К концу октября станция была почти готова, были построены ледовый аэродром, жилые домики, радиостанция, подготовлена вся научная аппаратура. Экипаж «Ленина» активно помогал своим коллегам, благодаря совместным усилиям это удалось сделать гораздо быстрее. В Ленинград, в ААНИИ, была отправлена первая телеграмма начальника этой станции Н.А. Корнилова. В дальнейшем опыт высадки дрейфующих станций с помощью ледоколов будет успешно применяться. Например, так была высажена станция «Северный полюс – 18».


 Доставка грузов с а/л «Ленин» для станции СП-10 с помощью вездеходов.



  Высадка на лёд дрейфующей станции "СП-18" с д/э "Амгуэма" и л/к "Ленинград" (подъём флага, разгрузка судов, сборка домиков, уход судов). Фотография из фондов Российского государственного музея Арктики и Антарктики.


 На обратном пути атомоход выполнил и вторую важную задачу – расстановку целой серии из шестнадцати ДАРМСов вдоль кромки паковых льдов[6]. С самолёта расставить большое количество ДАРМСов в разных точках крайне тяжело: серию посадок на льдины совершить практически невозможно. Атомный ледокол и здесь продемонстрировал свои преимущества: уже в условиях полярной ночи «Ленин» смог дойти до 80° северной широты и установить там последний ДАРМС, после чего благополучно вернулся в свой порт. Навигация «Ленина» завершилась поздно, 22 ноября, что ещё раз продемонстрировало возможности атомного ледокола в увеличении срока арктического судоходства.


Последующие навигации и обновление ядерной установки

Навигация 1962 года также добилась определённых рекордов. Плавание началось необычно рано, 5 июня, когда льды в Арктике ещё довольно толстые. Уже 15 июня «Ленин» вместе с д/э ледоколом «Ленинград» взломали припайные льды в Енисейском заливе – на одном из самых сложных ледовых участков Арктики. За три дня был пробит канал к енисейской чистой воде, и 27 июня четыре лесовоза смогли принять груз в Игарке. Окончилась эта навигация 5 ноября и продлилась пять месяцев, вновь показав возможности расширения сроков арктического судоходства с помощью атомного ледокола.

В трёх последующих навигациях (1963, 1964 и 1965 гг.) «Ленин» выводил зажатые льдом суда, проводил грузовые суда до Индигирки и выводил их к портам Западной Европы. Славно трудился атомоход! За первые шесть навигаций он провёл во льдах 457 судов и прошёл 110 тысяч миль. Реактор ледокола перезаряжали дважды, в 1963 и 1965 годах[7].

Однако это была уже середина 1960-х, и встал вопрос о капитальном ремонте и модернизации силовой установки «Ленина» после 25 000 часов эксплуатации. Всё-таки послевоенные десятилетия – время стремительных перемен. Тем более что «Ленин» был первым атомным надводным судном, за время первых навигаций проявились проблемы конструкции, да и атомные технологии продвинулись вперёд.

Но поводом для замены реакторной установки послужила авария 1965 года, когда из-за ошибки операторов активная зона реакторов осталась на какое-то время «обезвоженной», из-за чего было разрушено около 60% тепловыделяющих сборок[8]. Буксировать атомоход в Ленинград, к заводу-изготовителю, не стали, чтобы не привлекать внимание общественности скандинавских стран, поэтому замену установки осуществлял завод «Звёздочка» в Северодвинске.

Несмотря на то, что автономность атомохода была сравнительно большой, затраты по времени на перезарядку атомного реактора примерно равны бункеровке (дозаправке) дизель-электрических ледоколов – перезарядка раз в два года занимающая около 60 суток (около 20-30 суток в год). Тем не менее, речи о бесперспективности атомного ледокола не шло, ведь были достигнуты макроэкономические успехи. За период 1958-1962 видно, что «Ленин» продлил навигацию в западном секторе Арктики (до Игарки) и до моря Лаптевых примерно на два месяца. В 1962 году было проведено на 62 судна больше, чем в 1958 году[9]. Атомному ледоколу пришлось доказывать преимущества даже перед новыми дизель-электрическими ледоколами. В 1974 году был построен д/э ледокол «Таймыр», близкий по мощности (36 000 л.с.), который составлял достойную конкуренцию атомоходу. Но жизнь покажет, что именно атомные ледоколы имеют больший потенциал в роли флагманского арктического судна.

В итоге старая трёхреакторная ОК-150 была заменена новой, более мощной двухреакторной ОК-900, которая без нареканий будет работать до конца службы атомохода. В 1970 году «Ленин» снова вышел на арктические трассы. С более мощной установкой атомоход отправился в очень важную и сложную экспедицию – ему предстояло вместе с другими д/э ледоколами провести дизель-электроход «Гижига» в ноябре-декабре до Дудинки и обратно, через Енисейский залив.

Стоит отметить, что уже приближалось время строительства второго поколения атомных ледоколов, и тот опыт, который был получен благодаря «Ленину», нужно было зафиксировать не только морякам, но и учёным. Именно поэтому в той экспедиции участвовали учёные из ААНИИ – метеорологи, океанологи, кораблестроители, прибористы и другие. Исследовались ледовые показатели, природные условия конца осени-начала зимы в Арктике, судоходство в полярную ночь и т.д[10].

Экспедиция завершилась абсолютно успешно. «Гижига» под проводкой ледоколов смогла доставить Норильскому горно-металлургическому комбинату груз в 4127 тонн и вывезти обратно 6039 тонн медно-никелевой руды. «Ленин» был флагманом и обеспечивал проводку на всех сложнейших участках с тяжёлыми льдами. 1 декабря «Гижига» была выведена в Баренцево море. Таким образом, удалось продлить навигацию в Арктике на целый месяц, и после этого рейса навигация в ноябре-декабре станет плановой. Постепенно за 1970-е годы навигации будут продолжаться до января-февраля и в итоге станут круглогодичными в западном секторе Арктики уже к концу того десятилетия.


Новые экспериментальные рейсы

26 мая 1971 года атомоход «Ленин» начал экспериментальный высокоширотный рейс Мурманск – Певек. Это был сверхранний рейс, в ходе которого «Ленин» провёл ледокол «Владивосток» в кратчайшие сроки -- рейс был завершён ещё до начала навигации в Арктике, 22 июня. На этом пути атомоход обогнул три архипелага – Новую Землю, Северную Землю и Новосибирские острова -- и благополучно прибыл в Певек. Капитаном в том рейсе был Юрий Сергеевич Кучиев, постепенно сменявший Б.Ю. Соколова на этом посту. Это был капитан, который поведёт второе поколение атомных ледоколов к Северному полюсу.

В 1976 году был проведён ещё один экспериментальный рейс, начавшийся вовсе в конце марта. Так рано в Арктику не выходило ещё ни одно судно. Вместе с теплоходом «Павел Пономарёв», названным в честь первого капитана атомохода, предстояло дойти до Ямала и доставить необходимый груз для газовиков. Путь был очень тяжёл, последние 14 миль (всего лишь 22 км) к месту назначения атомоход шёл почти четверо (!) суток, преодолевая тяжёлые льды и ведя за собой теплоход. Всё это время вертолёт перевозил грузы с атомохода в посёлок Харасавэй. Подобный способ использовали благодаря успешному опыту высадки станции «Северный полюс – 10». Всего было доставлено около 3600 тонн груза, причём, стоит заметить, на необорудованный берег, что было также сделано впервые в таких масштабах. Доставка грузов в условиях отсутствия порта и портовой техники была отмечена Государственной премией СССР.

«Экспериментальные» рейсы внесли огромный вклад в развитие арктического мореплавания. Они были направлены на более ранее открытие навигации либо на продление её сроков. Без атомохода, который своими возможностями привлекал большой интерес и позволял идти на подобные эксперименты, не было бы такого интереса к мореплаванию в Арктике, а самое главное -- не было бы возможностей реализовать эти смелые замыслы. В итоге, за период с 1960 по 1976 годы навигация в западном секторе Северного морского пути была продлена с трёх месяцев до одиннадцати.

С середины 1970-х годов «Ленин» проводил очень длительные навигации: в 1976 г. во льдах он провёл 11 месяцев, в 1977-1978 гг. – 13 месяцев. Во время последней упомянутой навигации атомоход прошёл более 54 000 миль, из них 48 000 миль -- во льдах, и провёл 216 судов.


Закат эпохи первого атомного: дорога для нового поколения

В 1970-е в эксплуатацию были приняты новые атомоходы проекта 10520. В 1975 году был построен и принят в эксплуатацию второй в мире атомный ледокол – «Арктика», мощнейший ледокол, почти вдвое мощнее «Ленина». В 1977 году этот ледокол уже достиг Северного полюса под командованием капитана Ю.С. Кучиева, а Мурманск принял в строй ещё один атомоход «Сибирь» -- «одноклассника» «Арктики». Эти гиганты начали решать ещё более трудные задачи. В таких условиях «Ленин» заслужено уходил на второй план, становясь дедушкой последующих атомных ледоколов.

А/л "Сибирь" и "Ленин" у причала в Кольском заливе, 1998 г. Фотография из фондов Российского государственного музея Арктики и Антарктики.


В 1980-е годы речь об экспериментальных рейсах для «Ленина» уже не шла. Атомоход даже выполнял обычные функции снабженца, доставляя свежие овощи десяти полярным станциям. Выполнить это удавалось за пять суток, а с помощью простого ледокола и теплохода это удалось бы сделать не раньше чем за месяц[11].

Последняя навигация первого атомного прошла в 1989 году, когда он вместе с дизель-электрическими ледоколами «Москва», «Таймыр» и атомоходом следующего поколения «Сибирь» проводил суда в проливе Вилькицкого и в море Лаптевых. За эту навигацию атомоход прошёл 20 955 миль, почти все они были проведены во льдах. Вместе с этими ледоколами «Ленин» провёл 185 судов и обслужил восемь полярных станций[12].

После тридцати лет службы и всех своих достижений (в том числе награждения орденом Ленина ещё в 1974 году) атомоход был выведен из строя. Он всё чаще требовал ремонта из-за отказа различного оборудования, дополнительные трудности ложились на членов экипажа. Да и нужно было уступить дорогу новым атомоходам. После этого «Ленин» простоял в порту Мурманска двадцать лет, и лишь в 2009 году на нём открыли музей.

Будем подводить итоги. Атомоход «Ленин» действительно совершил революцию в арктическом мореплавании. Статистика рейсов демонстрирует главное достоинство судна – автономность и длительность плавания. Всего первый в мире атомный ледокол прошёл 654 400 миль (560 600 во льдах) – это больше трёх расстояний от Земли до Луны и больше тридцати кругосветных путешествий по экватору[13]! Небывалое расстояние для арктического судна, да и судна вообще. Помимо пройденных миль, проведённых и освобождённых из ледового плена судов, продлённых сроков навигации, «Ленин» показал самое главное: атомные ледоколы не просто имеют право на существование, а являются огромным преимуществом для нашей страны на севере. Их строительство сегодня продолжается, в 2020 году в эксплуатацию был принят новый атомоход «Арктика» мощностью 81 500 л.с., который продолжит работу на трассах Северного морского пути.


    Атомный ледокол "Ленин". Плакат 1984 г. Из фондов Российского государственного музея Арктики и Антарктики.


Автор: Илья Андреевич Рудь, научный сотрудник Музея Арктики и Антарктики, Санкт-Петербург.


Литература:

1.   Блинов В. М. Ледокол "Ленин". Первый атомный. – М.: Paulsen, 2009. - 287 с.

2.   "Ленин", атомный ледокол. Атомный ледокол "Ленин": 20 лет. - Мурманск: Кн. изд-во, 1980. - 72 с.

3.   Кузнецов Н. А. «Ленин» - первый атомный ледокол. - М: Паулсен, 2019. – 32 с.

4.   Кузнецов Н. А. Отечественные морские ледоколы: от "Ермака" до "50 лет Победы". - М: Паулсен, 2014. – 31 с.


[1] Блинов В. М. Ледокол "Ленин". Первый атомный. – М., Paulsen, 2009. С. 59

[2] Кузнецов Н. А. «Ленин» - первый атомный ледокол. - М: Паулсен, 2019. – C. 20

[3] Там же. С. 19-20

[4] Блинов В. М. Ледокол "Ленин". Первый атомный. – М., Paulsen, 2009. С. 64

[5] Там же.

[6] "Ленин", атомный ледокол. Атомный ледокол "Ленин": 20 лет:. - Мурманск: Кн. изд-во, 1980. С. 15

[7] Блинов В. М. Ледокол "Ленин". Первый атомный. – М., Paulsen, 2009. С. 66

[8] Кузнецов Н. А. Отечественные морские ледоколы: от "Ермака" до "50 лет Победы". - М: Паулсен, 2014. – С. 25

[9] Блинов В. М. Ледокол "Ленин". Первый атомный. – М., Paulsen, 2009. С. 68

[10] Там же. С. 71-72.

[11] Блинов В. М. Ледокол "Ленин". Первый атомный. – М., Paulsen, 2009. С. 83

[12] Кузнецов Н. А. «Ленин» - первый атомный ледокол. - М: Паулсен, 2019. – C. 26

[13] Кузнецов Н. А. «Ленин» - первый атомный ледокол. - М: Паулсен, 2019. – C. 26




далее в рубрике