Севморпуть и геология: история Певека

Северные города Северный морской путь
Михаил Савинов
17 Сентября, 2021, 12:05
Севморпуть и геология: история Певека


Самый северный город и самый северный порт нашей страны. Центр промышленного освоения Арктики, штаб полярного мореплавания и научная обсерватория. Всё это – Певек, история которого – в центре внимания нашего рассказа.

 

«Толстая гора»

Певек находится на западе Чукотки, на восточном берегу Чаунской губы. От океанских штормов его закрывает остров Большой Раутан. Над городом возвышается гора Пээкиней, давшая ему своё имя.

Относительно происхождения названия горы (точнее, сопки) существуют разные версии: оно передаётся (и, соответственно, переводится!) в разных источниках и как «пээкиней» («толстая» или «вздутая гора»), и как «пагыт-кэнай» («гора пахучая»). Второе название связывается с легендой о битве чукчей с юкагирами, после которой осталось много незахороненных мёртвых тел [1].

Это легендарное толкование вполне может иметь под собой историческую основу. Певек и весь Чаунский район лежат недалеко от западной границы расселения чукчей. Здесь действительно происходили столкновения между воинственными чукчами и юкагирскими племенами, именно из этой области чукчи не раз угрожали и русским острогам на Колыме.

 Оленные чукчи

Оленные чукчи. Рисунок из альбома Г. Паули «Этнографическое описание народов Российской империи». 1862 г.

 

Для самих русских район современного Певека долгое время оставался в относительной тени. Опасным морским путём вдоль берегов Чукотки после Семёна Дежнёва почти не пользовались: на Анадырь с Колымы предпочитали попадать по суше, через горы. После чукотских войн XVIII столетия и ликвидации Анадырской партии здесь бывали только отдельные торговцы. Чтобы здесь возник крупный (по арктическим меркам) город-порт, понадобились два условия – разведка недр и прокладка судоходной трассы. Всё это произошло в советское время, а точнее – в 1930-е гг., эпоху героев-полярников.

 

«Невелик был в ту пору Певек…» 

Именно гора Певек, а точнее – скрытые в ней запасы олова определили тот вектор, по которому стал развиваться арктический посёлок, основанный в 1933 г.

В августе 1933 г. в Чаунскую губу пришёл пароход «Лейтенант Шмидт» и доставил на полуостров группу советских работников во главе с Наумом Филипповичем Пугачёвым. Началась история поселка Певек, а вместе с ним – история Чаунского района как административной единицы.

 Наум Пугачёв

Наум Филиппович Пугачёв, основатель Певека.

 

В романе Олега Куваева «Территория», где под названием «Посёлок» скрывается именно Певек, Пугачёв выведен под именем Марка Пугина. 

«В этом была удача, сходная с удачей городов древности. Выбрать место. Здесь могли приставать океанские суда, и здесь имелся касситерит, позарез нужный стране. Так начинался Посёлок…». 

В романе Пугин высаживается со своей семьёй на пустой, «дичайший» берег. В действительности на месте будущего города-порта к моменту прибытия «Лейтенанта Шмидта» уже жили люди: здесь находилась небольшая торговая фактория, товары для которой привёз с собой Пугачёв. Принципиальное новшество состояло в том, что теперь в Чаунскую губу прибыли на постоянное жительство представители власти. Но проблемы, конечно, были. «Негде жить. Плохо знаем друг друга, совсем не знаем района, не знаем нравов, обрядов и обычаев коренных местных жителей, не знаем чукотского языка, нет переводчиков, нет в районе ни одного грамотного человека», - так писал сам Наум Филиппович о первых днях нового посёлка [2].

Место действительно было удачное: закрытый рейд давал возможность швартовки судов без больших портовых работ. Было и ещё одно обстоятельство. Только на полуострове Певек была в достаточном количестве пресная вода, которую давало озеро, не промерзавшее зимой до дна. Это стало особенно важным позднее, когда здесь начались промышленные работы по добыче и обогащению касситерита – оловянной руды. То, что Певек – не только удобный порт, но и центр богатого оловоносного района, выявилось чуть позже.

Всесоюзный арктический институт (ВАИ, будущий ААНИИ) в те годы вёл исследования Арктики по очень широкому спектру – от геофизики до биологии промысловых животных. Важное место в работах института занимала геология. Именно геологи ВАИ во главе с Сергеем Владимировичем Обручевым внесли основной вклад в открытие подземных богатств Чукотки в 1930-е гг.

 Обручев

С.В. Обручев, первооткрыватель чукотского олова. Фото 1934 г.

 

В 1932-1933 гг. Обручев руководил Чукотской лётной экспедицией – с помощью самолётов удалось составить геоморфологическую карту огромного, почти неизученного пространства. А в 1934 г. Сергей Владимирович организовал исследование уже непосредственно берегов Чаунской губы. Пароход «Смоленск» доставил экспедицию в Певек, где был построен зимний дом для геологов. Побережье океана обследовали на моторных лодках и аэросанях, а на многих участках – и просто пешком. В общей сложности экспедиция Обручева прошла 5695 км!

В коллекциях, собранных в Чаунской губе, было обнаружено олово. Стало очевидно, что район Певека необходимо исследовать глубже. Начиная с 1935 г., Арктический институт организовал ещё три Чаунские экспедиции с базой в Певеке. Оловорудные месторождения удалось выявить на самом полуострове и к югу от него. Близость месторождений к морю обещала хорошие возможности для организации вывоза сырья.

«Невелик был в ту пору Певек, - вспоминал геолог М.И. Рохлин, участник Первой Чаунской экспедиции ВАИ. – Здания райисполком и райкома партии – два круглых засыпных домика, весьма мало приспособленных для арктического климата, палатка фактории, каркасно-засыпной дом, в котором за год до нас размещалась экспедиция С.В. Обручева, да несколько землянок. В одной из землянок жил с семьёй секретарь райкома партии Н.Ф. Пугачев. Электрического освещения посёлок не имел»[3].

Арктический институт находился в системе Главного управления Северного морского пути (ГУСМП), специально созданного в конце 1932 г. для организации судоходства в Арктике, а фактически – для её всестороннего освоения. В ведении ГУСМП в те годы находились и полярные станции, и авиация, и геологические разработки. Но в 1937 г. над геологами Главсевморпути разразилась гроза.

Неудачная навигация 1937 г., когда на трассах Арктики вынужденно зазимовали десятки судов, включая ледокольные пароходы «Садко», «Седов» и «Малыгин», стала поводом для репрессий – как в руководстве ГУСМП, так и среди учёных-полярников. Последовала реорганизация, при которой Главсевморпуть потерял в 1938 г. дальневосточную геологию. Отныне всеми полезными ископаемыми Чукотки, в том числе и оловом Певека, ведал Дальстрой («Северстрой» в романе Куваева) – мощный территориальный комбинат, созданный для добычи колымского золота.

 Карта

Посёлок Певек на карте Чаунского района. 1930-е гг. [4]

 

С эпохой Дальстроя, широко привлекавшего для горных работ труд заключённых, связана мрачная страница истории Певека. Здесь в первой половине 1950-х гг. размещалось управление Чаунлага и Чаунчукотлага – двух лагерных объединений, занимавшихся разработкой полезных ископаемых, в том числе стратегически важного урана, открытого на Чукотке в 1947 г. Заключённые работали и на первой дизельной электростанции Певека, построенной в годы Великой Отечественной войны.

 

Штаб Востока

Но история Певека – это не только горнодобывающая промышленность, хотя она и составила основу его экономики. Будущий город сразу же стал арктическим портом, а затем – главным центром управления морскими перевозками в Восточной Арктике.

Главсевморпуть потерял геологию, но оставался организатором арктического судоходства до самой своей ликвидации в 1964 г. В первые годы его работы движение судов по арктическим морям представляло собой отдельные экспедиции, двигавшиеся либо с запада, либо с востока. Сквозные рейсы были редкостью.

К концу 1930-х гг. система управлением движением судов на Северном морском пути сложилась в форме двух Штабов морских операций, каждый из которых отвечал за свой район: один на западе, другой на востоке. Штабу подчинялись линейные ледоколы, проводившие по трассам грузовые суда. В составе штаба работали синоптики, гидрологи, лётчики ледовой разведки.

Штаб морских операций Восточного района Арктики (или «штаб Востока», как его иногда называли в документах того времени), поначалу размещался на одном из ледоколов, а затем – в Певеке. Именно отсюда велось руководство движением судов.

Штаб создавался каждый год перед началом арктической навигации. В его составе работала научно-оперативная группа (НОГ), включавшая синоптиков и гидрологов. Здесь собирали и обрабатывали данные о погоде и состоянии льдов. Эти данные собирали для штаба полярные станции, научные группы ледоколов, воздушные разведчики и ледовые патрули – особые морские экспедиции, работавшие вблизи кромки льда.

 Ледокол

«Лазарь Каганович» («Адмирал Лазарев») – паровой линейный ледокол, работавший на востоке в 1940-х -1960-х г.

 

Получив необходимые данные, группа делала краткосрочные прогнозы, на которые опирался начальник штаба, принимая решения по времени и маршрутам проводки судов. А большой долгосрочный прогноз на всю навигацию готовил Арктический институт в Ленинграде.

 

Арктическая обсерватория

В 1953 г. в Певеке была создана арктическая научно-исследовательская обсерватория (АНИО). Всего таких обсерваторий было пять – Певек, Тикси, Диксон, Тихая (на Земле Франца-Иосифа) и Баренцбург (на Шпицбергене).

Обсерватории создавались на основе существующих полярных станций, но задачи их были намного шире – не просто наблюдения по определённой программе, а полноценные научные исследования. Так видел работу АНИО Павел Афанасьевич Гордиенко, по чьей инициативе они и были созданы.

 6 (4).jpg

Полярный исследователь Павел Афанасьевич Гордиенко, инициатор создания системы арктических обсерваторий.

 

Научно-оперативная группа АНИО Певек составляла краткосрочные синоптические и ледовые прогнозы, консультировала судоводителей, принимала участие в работе над долгосрочными прогнозами на арктическую навигацию. В научно-оперативном обеспечении трассы Северного морского пути работа НОГ занимала центральное место.

Однако главная особенность работы обсерваторий была в том, что они должны были не только обеспечивать работы трассы, но и вести самостоятельные исследования гидрометеорологического режима арктических морей. Каждая АНИО имела свой район научных работ. Для Певека этот район простирался от м. Наварин до меридиана 145º в.д.

Кулецкий 

Валерий Николаевич Купецкий, учёный-океанолог, руководивший научно-оперативными группами Штаба морских операций в Певеке в течение 23-х арктических навигаций.

 

Основные экспедиционные работы АНИО Певек велись в Восточно-Сибирском море и были направлены на изучение ледового режима моря в целом и его отдельных районов, в первую очередь – Чаунской губы и её проливов (Певек, Средний и др.). Если исследования Восточно-Сибирского моря имели фундаментальное значение, то работы в Чаунской губе были необходимы местным организациям – например, для прокладки зимних ледовых дорог.

Наиболее масштабные работы на льду Восточно-Сибирского моря провела экспедиция АК-59 под руководством Ю.Б. Константинова, организованная АНИО Певек в марте-мае 1959 г. Район работ этой экспедиции, задачей которой было изучение зимнего гидрометеорологического режима припайной зоны Восточно-Сибирского моря, простирался от о. Айон до Амбарчика и Медвежьих островов (общая площадь района составила 32 500 км²). Эта и другие экспедиции АНИО Певек были очень важны для изучения Восточно-Сибирского моря, исследования которого до конца 1950-х гг. носили эпизодический, разрозненный характер, в отличие от других арктических морей (в которых ежегодно производилась гидрологическая съёмка) и Центрального Арктического бассейна (где накапливался массив данных ВВЭ «Север» и дрейфующих станций СП).

Арктические обсерватории работали в составе ААНИИ до 1964 г. В этом году закончилась история Главсевморпути, и сразу после его ликвидации АНИО так же, как и ранее сам институт, был передан в систему Главного управления гидрометеослужбы СССР. Морские синоптики теперь работали в составе Певекского территориального управления Гидрометслужбы.

 

«Битва во льдах»

После ликвидации ГУСМП система Штабов морских операций продолжала работать (теперь они находились в составе пароходств – Мурманского морского и Дальневосточного морского). Объём перевозок с каждым годом увеличивался. На арктические трассы выходили новые мощные ледоколы, сроки навигации с каждым годом удлинялись. Учёные Арктического и антарктического НИИ совершенствовали методы ледовой разведки и прогнозирования.

 8.jpg

Вадим Иванович Абоносимов, полярный капитан, Герой Социалистического труда, начальник морских операций Восточного района Арктики в 1973 г.


Певек рос и ширился. В 1967 г. указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 6 апреля бывший рабочий посёлок был преобразован в город районного подчинения. В эти годы население Певека составляло примерно 10 тысяч человек, а к концу 1980-х гг. достигло 13 тысяч.

 Певек

Певек. 1970-е гг. (фото А. Шатохина, по материалам сайта http://maximov.pevek.ru).

 

В 1983 г. навигация на Востоке оказалась самой тяжёлой за всю историю арктического мореплавания. «Битвой во льдах» окрестили журналисты эпопею по проводке судов через льды Айонского и Врангелевского массивов. Лёд полностью блокировал прибрежную трассу. Силы обоих арктических пароходств были стянуты в район Певека, где скопилось множество судов, требующих вывода. Решающую роль сыграла работа атомного ледокола «Леонид Брежнев» (так тогда называлась «Арктика», покорившая в 1977 г. Северный полюс). Многие грузовые суда и ледоколы получили серьёзные повреждения, а теплоход «Нина Сагайдак» затонул (его команда была эвакуирована с помощью вертолёта) [6].

10 (3).jpg

Гибель теплохода «Нина Сагайдак». Фото 1983 г.

 

История продолжается

В судьбе Певека, как в зеркале, отразилась вся новейшая история нашей страны. Он был основан в то время, когда Советский Союз начал энергично осваивать Арктику, пережил расцвет судоходства по Севморпути в 1970-е – 1980-е гг., в полной мере испытал трудности девяностых – население города сократилось более чем в два раза, многие дома были заброшены, остановилась работа предприятий. Но порт Певека с его глубоководными причалами сохранил стратегическое значение. Певек – центр снабжения западной Чукотки, здесь совсем недавно начала работу не имеющая аналогов в мире плавучая АЭС «Академик Ломоносов». И по мере возрождения Северного морского пути (если амбициозные идеи и планы последних лет будут воплощаться в жизнь), возродится и Певек!

11 (3).jpg

Плавучая атомная электростанция «Академик Ломоносов» в Певеке (по материалам сайта atomic-energy.ru).


Автор: М.А. Савинов, кандидат истор. наук, научный сотрудник Арктического музейно-выставочного центра (Санкт-Петербург). 

Примечания: 

1.      Меновщиков Г.А. Местные названия на карте Чукотки. Краткий топонимический словарь. Магадан, 1972. С. 141.

2.      Пугачев Н.Ф. Чаун стал передовым районом // Советская Арктика. 1938. № 3. С. 106.

3.      Белов М.И. История открытия и освоения Северного морского пути. Л., 1969. Т. 4. С. 85.

4.      Пугачев Н.Ф. Чаун стал передовым районом. С. 107.

5.      Баскаков Г.А., Воскресенский А.И., Герасимова Т.М., Данилов А.И., Корнилов Н.А., Короткевич Е.С., Фролов И.Е. Арктический и антарктический научно-исследовательский институт – центр советской полярной науки // Проблемы Арктики и Антарктики. 1995. Вып. 70. С. 18; Смирнов В.И. Арктические научно-исследовательские обсерватории // Проблемы Арктики и Антарктики. 2000. Вып. 72. С. 362–365.

6.      Дмитриев А.А., Горбунов Ю.А., Соколов В.Т. История мореплавания по трассе Северного морского пути в XX и начале XXI века. СПб., 2015. Т. 2. С. 263–265.



далее в рубрике