Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Песцы против лис: как уживаются два близких вида

Песцы против лис: как уживаются два близких вида
10 Сентября, 2018, 10:21
Комментарии
Поделиться в соцсетях
На фото: песец в летнем меху на острове Колгуев. Фото Юлии Михневич.


Трудно представить себе арктические тундры без песца (Vulpes lagopus). Это некрупный хищник из семейства псовых, аборигенный житель Арктики с циркумполярным ареалом - встречается в высоких широтах Евразии и Северной Америки. Песец — единственный из псовых – меняет свою окраску в течение года: летом он серый с белыми боками, грудью и хвостом, зимой – белый и пушистый, каким его чаще всего и представляют. Но есть ещё так называемые голубые песцы. Они зимой и летом одним цветом — коричневые, зимой только несколько посветлее. Голубые песцы иногда попадаются в любой популяции, но на некоторых архипелагах Тихого океана (на Командорских островах и островах Прибылова) вся популяция состоит из голубых песцов. 

Голубой песец с Командорских островов     Голубой песец с Командорских островов

Голубые песцы с Командорских островов. "Голубые", так как считается, что у них подшёрсток голубоватого цвета. Фото Юлии Михневич.


Тут следует сказать, что учёные выделяют две экологические формы песцов — «тундровые песцы» и «песцы побережья». Они довольно сильно отличаются друг от друга по диете, а она, в свою очередь, определяет другие отличия. Основной корм для тундровых песцов — грызуны, в основном лемминги, для которых характерны циклы численности. Поэтому численность тундровых песцов тоже циклична: в годы обилия леммингов в выводке у песцов может быть более 12 щенков (и до 20!). При малой численности грызунов хищники могут питаться птицами, падалью и даже ягодами. У песцов побережья пищевой ресурс более стабилен — это колониальные морские птицы, выбросы моря, ракообразные. Поэтому и численность их более стабильна, а число щенков в выводках обычно меньше 9. Такие песцы обитают на островах Тихого океана, в Исландии (на побережье), на Шпицбергене, западе Гренландии.  

Песцы идеально приспособлены к жизни в холодном климате. У них короткие уши, лапы и морда, помогающие уменьшить теплоотдачу. Кроме того, шерсть у зверька состоит в основном из подшёрстка, на него приходится 70%, остальное — остевые волосы. Поэтому холодные ветреные зимы песцу не страшны. Более того, обмен веществ зимой замедляется.

Получается, песец совершенно приспособлен для жизни в суровых условиях, холод ему не страшен, нехватка пищи не страшна — он легко адаптируется к новым условиям и переключается на доступные пищевые ресурсы. Но несмотря на всё это, численность песца во многих частях ареала сокращается. Одна из причин — изменение климата, пресловутое глобальное потепление. В 2009-м году Международный союз охраны природы выбрал десять видов-флагманов для оценки влияния изменения климата на природу. Один из них — это как раз песец.

Есть несколько версий, как изменения климата влияют на пушистого зверька. Первое: прекращение цикличности численности леммингов в Северной Европе. С 1994 года там больше не наблюдается регулярных вспышек численности. Лемминги зимой живут под снегом, не вылезая на поверхность, питаются сохранившимися под снегом растениями, там же и размножаются в конце зимы. Это помогает им выжить. Частые зимние потепления и высокая влажность приводят к тому, что снег становится твёрдым, под его толщей не образуется свободное пространство, леммингам не хватает пространства для ходов и камер для рождения детёнышей, не хватает пищи. То же самое происходит с циклами численности европейских популяций полёвок, с 1980-х годов цикличность динамики стала нарушаться и вспышек численности не наблюдается. Возможно, это тоже связано с изменением климата.

Второе: с потеплением климата связывают и распространение на север близкой родственницы песца — рыжей лисицы (Vulpes vulpes). Эта лисица широко распространена по Евразии и Северной Америке, в этом она рекордсмен отряда хищных млекопитающих. В 1984 году учёные-зоологи Пол Херштейнссон и Дэвид Макдональд предположили, что северная граница ареала рыжей лисицы определяется продуктивностью местообитания, тогда как южная граница песца ограничивается конкуренцией с лисицей. Рыжая лисица крупнее песца (на 25% по линейным размерам и до 60% тяжелее), и поэтому ей требуется больше пищи, она не может жить и размножаться в условиях её нехватки. Но в XX веке лисица активно стала продвигаться на север, в зону обитания песца.

Песец и рыжая лисица близки по систематическому положению — с недавних пор песца включили в род Vulpes, генетики доказали его близкое родство с американским корсаком, или лисицей прерий (Vulpes velox). Поэтому песец наконец-то оправдал свое второе название — полярная лисица (в том числе и по-английски — arctic fox). Полярная и рыжая лисицы близки по морфологии, поведению и диете. Поэтому имеет место конкуренция за норы для размножения и за пищу. Лисица может питаться чем угодно, её спектр питания даже шире, чем у песца, так как она обитает в регионах с более высоким видовым разнообразием. Норы песцы используют десятки лет, так как в условиях вечной мерзлоты в тундре не так-то просто найти подходящее для норения место, они их только достраивают, увеличивают число выходов — отнорков, в результате образуются большие песцовые городки. Их-то и занимают приходящие в тундру рыжие лисицы, в благоприятных для себя местообитаниях. Песцы же избегают селиться рядом с лисицами и покидают насиженные места. Кроме того, будучи более крупной, лисица может непосредственно прогнать песца с обжитой норы, убить его щенков и даже самого взрослого. Преимущество же песца перед лисицей, пожалуй, только одно — приспособленность к холодному климату. У лисицы все выступающие части тела длиннее, а подшёрсток не такой густой.

Вообще, конкуренция между близкими видами хищников среди млекопитающих — обычное явление, более крупные доминируют над меньшими. Более крупный может влиять на распространение, использование территории, пищевые предпочтения, размер групп, поведение более мелкого. Только иногда два похожих по размерам хищника могут сосуществовать – например, рыжая лисица и серая лисица (Urocyon cinereoargenteus), рыжая лисица и барсук (Meles meles).

Несмотря на теорию и явное доминирование лисиц над песцами в условиях неволи, непосредственные взаимодействия песца и лисицы в природе учёные наблюдают редко. Это может быть связано с тем, что встречи происходят нечасто, поскольку песцы намеренно избегают встреч с лисицами, а также из-за различия в местообитаниях; кроме того, встречи могут быть попросту кратковременными. Поэтому каждый случай служит для учёных поводом описать его в отдельной научной статье в рецензируемом журнале. Давайте и мы поговорим об этих случаях. В 1980-х годах учёные наблюдали несколько случаев взаимодействия между видами в Швеции и Норвегии. Один раз самец лисицы вторгся на нору песца и стал её подкапывать; пришедший самец песца пытался его прогнать, но был выгнан сам. Другой раз крупный самец песца (они могут весить до 6 кг) отогнал лисицу меньшего размера (возможно, самку) от своей норы. Так что, видимо, размер и пол имеют значение. Зимой же наблюдали, как лисица разорвала песца, но неизвестно, что она дальше делала с трупом.

В ноябре 2004 года на Аляске наблюдали, как лисица преследовала песца и затем они вступили в драку. Лисица убила песца, и не исключено, что потом съела. В холодное время года пищевые ресурсы на Аляске ограничены, и это может усиливать межвидовую конкуренцию.

Летом 2007 года международная группа учёных продолжала многолетние исследования на Ямале, в окрестностях реки Еркута-Яха. Грызунов в этот год было мало. Рыжие лисицы в этом районе не наблюдались ни разу в период 1999–2006 гг., 2008–2010 гг. Но иногда лисиц наблюдали местные жители зимой. В 2007-м же одна лисица посещала репродуктивную нору песца. Лисица эта была в не очень хорошем состоянии, может быть, больная. Она пришла на нору, залезала в отнорки. Самка песца, скорее всего, мать щенков, лаяла издалека, уходила, возвращалась и снова лаяла. Лисица была у норы, судя по всему, несколько часов. В следующие дни наблюдатели не нашли признаков песцов на этой норе. Скорее всего, щенков перевели на другую нору. Маловероятно, что лисица убила щенков, так как их непросто поймать в сложной системе отнорков. Тот факт, что песец не попытался выгнать больную лису со своей норы, скорее всего, указывает на сильные доминантно-подчинённые отношения между видами.

На острове Колгуев в 2000-х годах драку песца и лисицы наблюдал фотограф Дмитрий Дешёвых, однако она закончилась бескровно.

Драка песца и лисы     Драка песца и лисы

Драка песца и лисицы на острове Колгуев. Фото Дмитрия Дешёвых.


До начала XX века ареал рыжей лисицы проходил по границе лесотундры, затем она стала проникать в тундру. В чём причина? То же потепление климата. Происходящее в результате него удлинение вегетационного периода благоприятствует распространению на север более южных форм растений, что влечёт за собой и расширение ареала полёвок, питающихся этими растениями. Под влиянием тех же причин в южной полосе тундр сокращаются территории, занятые видами арктических растений, которыми питаются лемминги. Полёвки — основная пища рыжей лисицы, лемминги — основная пища материковых песцов. Кроме того, в XX веке человек стал интенсивнее осваивать север: в Арктике добывают нефть и газ, создаются поселения в районе добычи, активно развивается оленеводство. Благодаря этому создаются антропогенные источники корма, которые помогают выживать лисице в критический осенне-зимний период. Нельзя также оставлять без внимания и снижение численности волков в некоторых регионах из-за чрезмерного отстрела, так как волки — естественные враги лисиц.

Попробуем теперь проследить историю продвижения рыжего зверя на север.

В горных тундрах Фенноскандии численность лисицы стала увеличиваться в XIX веке, и зверь распространился повсеместно.

На острове Колгуев (Ненецкий автономный округ) встреча лисиц (впрочем, как и песцов) была впервые задокументирована в 1894 году путешественником и натуралистом Обуном Тревором-Бетти, и неизвестно, обитали ли лисицы там раньше. Лисы были тогда «гораздо менее обильны», чем песцы. Эта ситуация сохранилась по сей день. Возможный лимитирующий фактор — доступность ресурсов зимой. Попали лисицы на остров, скорее всего, по льду с материка (как и песцы).

В 1918 году лисы проникли на Баффинову Землю (Канада), а в 1947–48 гг. — на близлежащий остров Байлот. Однако до сих пор доминирующим видом остаётся песец.

На севере Юкона (Канада) лисы появились примерно сто лет назад, на территории с наиболее заметным потеплением в Северной Америке за последние сорок лет. Там также доминируют песцы, пропорция занятых лисами и песцами нор стабильна. Возможно, это связано с ограниченностью пищевых ресурсов, критичной для более крупной лисицы. А ещё там мало человеческих поселений.

В 1953 году первые выводки лисицы были обнаружены русскими учёными в Малоземельской тундре (Ненецкий автономный округ). На полуострове Канин вместе с появлением лисиц стала сокращаться численность песцов. При этом лисицы не селятся где попало, они облюбовывают песцовые норы в лучших местах — поймах рек.

На полуострове Ямал в районе научно-исследовательского стационара Еркута лисицы впервые были замечены в 1989 году, первый выводок — в 2014 году, присутствие лисиц явно увеличивается, но доминирующим видом по-прежнему остаётся песец.

Итак, песцы живут бок о бок с лисицами в 53% (18) из изучаемых популяций по всему миру. Численность песцов по сравнению с лисицами разнится от менее 1% в Лапландии до более 97% на острове Байлот.

Поэтому нельзя сказать, что лисица однозначно вытесняет песца из исконных мест обитания. Соотношение численности обоих видов зависит от многих факторов: ограниченности ресурсов, слишком суровых условий для более южной лисицы, состояния популяции песца на момент вторжения лисицы на северные территории.

Самая катастрофичная ситуация, пожалуй, наблюдается в Фенноскандии. В конце XIX –начале XX века там заметно снизилась численность песца из-за чрезмерной добычи ради меха. В Финляндии песец практически исчез, в Швеции и Норвегии к 2000 году осталось всего лишь 40 особей. С тех пор, как животное взяли под защиту закона (в 1928–1940 гг.), ситуация не сильно улучшилась. Учёные связывают это не только со снижением численности леммингов, но и с распространением лисицы, которая занимает более продуктивные местообитания, а песец вынужден селиться повыше в горах, где меньше доступной пищи. Но скандинавы не растерялись, и в 2000-х годах в Норвегии был запущен проект по разведению песца в неволе и последующему возвращению в природу. Для создания размножающейся популяции в неволе учёные изъяли из дикой популяции по одному-двум щенкам возрастом от 6 до 8 недель (когда они уже закончили питание молоком) с нескольких нор. Так как выживаемость детёнышей в Норвегии низка, учёные старались изымать самых маленьких и слабых щенков, которые скорее всего погибли бы. В ходе проб и ошибок поняли, что животных лучше всего содержать на больших ограждённых участках естественных местообитаний. За несколько лет удалось способствовать размножению подросших песцов в неволе, и за период с 2007 по 2015 год было выпущено в природу 295 песцов, как минимум 47 из них выжили и размножались на воле. В результате три горных территории, где песцы исчезли в XX веке, снова были заселены. И одна из популяций стала самой большой в континентальной Норвегии!

Для поддержки выпущенных песцов в местах их обитания устанавливают стационарные кормушки. Причём защищённые от лис: песец поменьше, и может пролезть внутрь, а лиса уже нет. Кроме того, численность лисиц стараются контролировать путём отстрела.

Это что касается материковых песцов. Что же происходит на островах?

На островах песцы имеют преимущество: они не зависят от циклов численности грызунов (которых часто там и нет), и на многие острова не проникают лисицы. Однако такие популяции всё же уязвимы из-за малой численности, изоляции и низкого генетического разнообразия.

Лисы и песцы обитают совместно на островах Колгуев (про него мы уже говорили, там всё-таки обитает материковый экотип песца) и Святого Матвея (Аляска, США) в Тихом океане. История там довольно интересна. Исследователи отмечали много песцов на острове Святого Матвея в 1957 году. В 1966 году была замечена первая лисица (пришла она, судя по данным генетики, с Аляски), в 1997 году — первый выводок. К 2012 году песцов на острове не осталось, они были однозначно вытеснены лисами. Песцы живут до сих пор только на острове Холл. Лисиц там нет. Возможно, они не проникли туда с соседнего острова Святого Матвея (расстояние между ними всего лишь 4 км) из-за того, что течение в проливе между островами довольно сильное и зимой лёд фрагментирован, что может служить препятствием для проникновения лисиц.

Интересна также история Алеутских островов (США). Изначально на них не было наземных млекопитающих. Но в XVIII–XIX веке туда стали активно заселять голубых песцов с Командорских островов, а также лисиц — тогда процветала Российско-американская пушная компания. В результате более 80 островов были заселены хищниками. После Второй мировой войны островное звероводство окончательно зачахло, и стало понятно, что песцы нанесли непоправимый ущерб популяциям местных птиц, некоторые виды практически вымерли. Поэтому в 1949 году начались меры по истреблению песцов и лисиц. Но за сорок лет удалось полностью избавиться от мохнатых хищников лишь на 21 острове. Как же этого достигли? Так как нельзя использовать яды для отравления животных как альтернативу капканам и ловушкам, решили использовать конкуренцию между песцами и лисицами. В 1980-х гг. учёные проводили эксперименты по заселению маленьких островов стерилизованными лисами. Они вытеснили песцов на некоторых островах и, не имея возможности размножаться, сами вымерли.

Каков итог взаимодействия песцов и лисиц? Зависит от условий среды, изначальной численности животных. Одно несомненно: снижение численности песца и сокращение его ареала нельзя связывать полностью с каким-то одним фактором, необходимо изучить их комплекс.

Автор: Юлия Михневич, зоолог, выпускница биологического факультета МГУ. Участвовала в 6 научных экспедициях по изучению поведения, демографии и экологии песца на Командорских островах и острове Колгуев. 

Литература:

Н.Г. Овсяников, И.Е. Менюшина, 1987. Наблюдения за лисицей в поселении песцов на острове Врангеля // Бюл. Моск. о-ва испытателей природы. Отд. биол. Вып. 5. С. 49–54.

Скробов 1960. О взаимоотношениях песца и лисицы в тундрах Ненецкого национального округа // Зоологический журнал. Т. 39. Вып. 3. С. 469–472.

А.Ф. Чиркова, 1967. К вопросу о взаимоотношениях песца и лисицы на Крайнем Севере // Проблемы Севера. Промысл. фауна Крайнего Севера и её использование. Вып. 11. С. 111–113.

E.P. Bailey, 1992. Red foxes, Vulpes vulpes, as biological control agents for introduced arctic foxes, Alopex lagopus, on Alaskan Islands // Canadian Field-Naturalist 106 (2). P. 200–205.

D. Berteaux et al., 2017. Harmonizing circumpolar monitoring of arctic fox: benefits, opportunities, challenges and recommendations // Polar Research. Vol. 36. https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/17518369.2017.1319602

B. Elmhagen et al., 2017. Homage to Hersteinsson and Macdonald: climate warming and resource subsidies cause red fox range expansion and arctic fox decline // Polar Research. Vol. 36. https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/17518369.2017.1319109

K. Frafjord et al, 1989. Interactions between arctic and red foxes in Scandinavia – predation and aggression // Arctic. Vol. 42. No. 4. P. 354–356. https://www.jstor.org/stable/40510856?seq=1#page_scan_tab_contents

K. Frafjord, 1995. Summer food habits of arctic foxes in the alpine region of southern Scandinavia, with a note on sympatric red foxes // Annales Zoologici Fennici. Vol. 32. No. 1. P. 111–116. https://www.jstor.org/stable/23735569?seq=1#page_scan_tab_contents

K. Frafjord, 2000. Do arctic and red foxes compete for food? // International journal of mammalian biology. 65. P. 350–359.

P. Hersteinsson, D. W. MacDonald, 1992. Interspecific competition and the geographical distribution of red and arctic foxes Vulpes vulpes and Alopex lagopus // Oikos 64. P. 505–515. https://www.jstor.org/stable/3545168?seq=1#page_scan_tab_contents

H. Korhonen et al., 1997. Inter- and intraspecific competition between the fox species Alopex lagopus and Vulpes vulpes: an evaluation trial under penned conditions // Polar Biology. Vol. 17. P. 330–336. https://link.springer.com/article/10.1007/PL00013374

A. Landa, 2018. The endangered Arctic fox in Norway — the failure and success of captive breeding and reintroduction // Polar Research. Vol. 36.

N. J. Pamperin et al., 2006. Interspecific killing of an arctic fox by a red fox at Prudhoe Bay, Alaska // Arctic. Vol. 59. No. 4. P. 361–364. https://arctic.journalhosting.ucalgary.ca/arctic/index.php/arctic/article/view/284

 A. Rodnikova et al., 2011. Red fox takeover of arctic fox  breeding den: an observation from Yamal Peninsula, Russia // Polar Biology. 34:1609–1614. https://link.springer.com/article/10.1007/s00300-011-0987-0

 R.H. Schmidt, 1985. Controlling arctic fox populations with introduced red foxes // Wildlife Society Bulletin. Vol. 13. No. 4. P. 592–594. https://www.jstor.org/stable/pdf/3782695.pdf?seq=1#page_scan_tab_contents


Комментарии