Сейчас в Арктике:
Ледоход

Салехард и Воркута: по разные стороны. Часть II

Салехард и Воркута: по разные стороны. Часть II
19 Апреля, 2019, 11:09
Комментарии
Поделиться в соцсетях
На фото: Воркута, лето 2017 года.

Часть I.


Салехард: от хозяйственного центра – к административному


История Салехарда – это длительная история регионального центра, зависящего не столько от конкретного сырья, столько от экономической жизни обширного окружающего региона.

Салехард (Обдорск) является одним из старейших поселений в Арктике, его история ведётся с XVI века (по одним данным, он был центром местного княжества, по другим – основан казаками[1]). 

Острог

Современная реконструкция казачьего острога в Обдорске, ноябрь 2018 года, фото Шабаевой Т.Н.


В XVIII веке и к концу XIX века город славился ярмарками. К началу XX века здесь формировались купеческие династии, а город застраивался деревянными особняками ничуть не хуже, чем в Центральной России[2]

«Русские торговцы, в основном из Тобольска, привозили муку, хлеб, вино, сукна, железные и медные изделия, табак и украшения, получая взамен меха, рыбу и рыбий клей, птичье перо, мамонтовую кость и моржовые клыки. Денежной единицей преимущественно считались песцовые шкурки и лапки»[3]

Как это типично для купеческого города, он многонационален: так, среди купцов выделяются коми-зыряне, а в начале XX века в городе даже существовала «немецкая слобода»[4].

Параллельно уже в начале XX века начинаются эксперименты по полярному земледелию. Ещё известный общественный деятель Обдорска И.С. Шемановский (именем которого теперь назван музей) в 1907 г. «сделал опытные посадки в Обдорске на грядах: свёклы, репы, брюквы, моркови, картошки и капусты», устроил сад, в котором «прекрасно растут разные садовые цветы». Согласно историческим данным, с 1909 года семья Протопоповых ежегодно получала хорошие урожаи картофеля, а также репы, редиса, лука. У них был и маленький садик с деревьями, цветами, ягодными кустами. С 1921 года сначала в Питляре, а затем в Салехарде успешно занимался растениеводством работник связи Верзаков. Он возделывал не только картофель и овощи, но и также теплолюбивые культуры: пшеницу, овёс, коноплю, гречиху, табак и мак. Большой вклад в растениеводство Ямала внёс метеоролог Дмитрий Чубынин: он также акклиматизировал на Ямале некоторые сорта ячменя.

В первые советские годы «город становится культурным и аграрным центром региона. В Салехарде в 1926 году создают ветеринарно-бактериологический институт, сотрудники которого внесли колоссальный вклад в развитие научного оленеводства в ликвидацию сибирской язвы, а реализуя индустриальные программы развития Севера, в тридцатых годах в городе запускают в эксплуатацию уникальный рыбозавод по переработке пресноводных пород рыб, продукция завода получает мировую известность. На севере Сибири создают комплекс средних специальных учебных заведений, из чьих стен вышла национальная интеллигенция»[5]

Мощное развитие работа с местными возобновляемыми ресурсами получила в 1930-е годы – время форсированного, «всенародного» освоения Советской Арктики. Пока в Воркуте начиналось освоение месторождений угля (и попутно создание местной продовольственной базы), в Салехарде разворачивалось промышленное освоение других – биологических – ресурсов. В июле 1930 года заложен Обдорский консервный комбинат с проектной мощностью 3,5 млн банок в год. В 1932 году создан Обдорский сельхозкомбинат, одновременно появляется Ямальская зональная овощная опытная станция Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина (1932-1938)[6]

В 1936 году «Обдорский сельхозкомбинат» вошёл в систему Главного управления Северного морского пути как молочно-овощной совхоз «Салехардский», в состав которого вошло и несколько мелких артелей. В октябре 1938 года он передан в систему Наркомата сельского хозяйства. После войны совхоз объединили с Ямальской сельскохозяйственной станцией, образовав опытно-производственное хозяйство по животноводству, звероводству и овощеводству. Сегодня вспоминают, что «опыт высоких урожаев картофеля в северных широтах у ямальских селекционеров накоплен с 1931 года, именно тогда на Ямале был разработан первый гектар общественной пашни»[7].

Таким образом, ранняя история Салехарда – история «вживания» в северную территорию, по сути – история создания здесь центра сельскохозяйственного района, какие типичны и для средней полосы, но на Севере неизбежно требовали специальных научных изысканий.

Затем менялись циклы развития и упадка ряда «экспортных» отраслей, обладавших разной степенью устойчивости, однако в целом Салехард сохранялся как небольшой, но довольно устойчивый торгово-экономический и административный центр Нижней Оби.

К числу экспортных отраслей Салехарда в разные годы можно отнести:

- пушнину (ранняя история поселения),

- рыбу (важнейший экспортный товар города с 1930-х годов и до настоящего времени,

- разведение пушного зверя (песцов, норки) в 1950-е.

В 1930-е годы в городе создаётся Северо-Уральский трест Главсевморпути, который занимается судостроением, пушными заготовками, зверобойным делом, экспортом леса[8].

В 1947 году город становится важной базой железнодорожного строительства: от него прокладывается железная дорога к городу Игарка на Енисее – она должна была стать мощной субширотной транспортной осью советской Арктики (были и проекты более протяжённой высокоширотной транспортной магистрали). Дорога эта получила печальную известность, поскольку на её сооружении были заняты тысячи заключённых. Кстати, в посёлке строителей «мёртвой дороги» (в семье вольных) родился первый губернатор ЯНАО – Неелов[9].

После смерти Сталина железная дорога была частично брошена, частично – разобрана (рельсы восточного отрезка дороги вывозили в район Норильска).

В отличие от расцветавшей в 1960-е Воркуты, для Салехарда это десятилетие было, скорее, десятилетием спада и разочарования – особенно горького с учётом того, что «мёртвая дорога», как её называли, стоила многих тысяч жизней заключённых и была почти достроена. Однако в те годы север Западной Сибири считался бесперспективным:

«От Салехарда на восток к Игарке и Норильску лежат огромные пространства Западно-Сибирской низменности, где до сих пор не выявлено никаких полезных ископаемых. Но если бы такие ископаемые и были обнаружены, они покрыты толщами четвертичных отложений, и их добыча будет чрезвычайно затруднена и во всяком случае менее экономична, чем на восточном склоне Северного и Приполярного Урала или на побережье Енисея»[10]

Сегодня изумляют эти слова классика изучения Севера С.В. Славина – и ведь когда публиковались эти строки, уже работала экспедиция Ф. Салманова, которой было суждено открыть колоссальные запасы Тюменской нефти! Впрочем это, как говорится, уже другая история.

Открытие крупных запасов нефти и газа Западной Сибири и последовавшее бурное развитие городов в восточной части округа не сразу отразились на жизни Салехарда.

Радикальные перемены в развитии города были связаны, скорее, с фактором политическим. 90-е годы были периодом федерализации, сопровождавшейся высокой самостоятельностью губернаторов. В этот период ЯНАО, который в советское время входил в состав Тюменской области (многие регионы страны с относительно слабой экономической базой имели статус автономных округов), получил статус полноправного субъекта Российской Федерации. «Заштатный» прежде Салехард становился статусно равным Тюмени – это была очень важная трансформация.

Развитие «повышенного в звании» округа и его столицы в те годы в значительной степени зависело от фигуры губернатора. Деятельность губернатора Неелова сопровождалась рядом мер по выведению внешнего вида Салехарда на уровень, который бы соответствовал (согласно принятым в обществе установкам) статусу окружной столицы. В частности, были спланированы и начаты масштабные архитектурные проекты (строительство нового комплекса зданий правительства округа; был запланирован футуристический научный центр, новый жилой район и др.).

  

Архитектурный план преображения Салехарда (макет в здании правительства округа) и его частичная реализация (вид на здание правительства округа).


В последнее десятилетие демонстрация статуса окружной столицы продолжалась и даже обрела новые формы (в частности, Салехард стал беспрецедентным для России полем согласованных «сверху» граффити, отражающих северный колорит) – однако на берегу Шайтанки вместо мощного многофункционального района появились только здание правительства, помпезный мемориал победы, храм; проекты жилого района и научного центра так и не были реализованы – в результате правительственный комплекс оказался несколько изолированным от основной «ткани» города. 

Идеологические граффити (муралы) на стенах Салехарда выполнены специально приглашёнными правительством округа художниками из других городов (автор «Ледокола» -- художник из Санкт-Петербурга»).

Граффити в Салахарде

Одно из граффити Салехарда. Фото Валерия Кибенко.


Между тем традиционные для Салехарда виды деятельности, основанные на местных возобновляемых ресурсах, были оставлены без внимания, что вполне объяснимо: округу, быстро превратившемуся в ведущий газодобывающий регион мира, сначала было, по-видимому, «не до оленей». Только сравнительно недавно, на волне повышения внимания к продовольственной безопасности арктических регионов в целом, а также к местной идентичности населения, непосредственно губернатором Кобылкиным были предприняты попытки создания производств на местной ресурсной базе: в Салехард было перенесено производство продукции из оленины[11], приняты меры по поддержке местной молочной отрасли (в частности, в посёлок Аксарку неподалёку от города завезены коровы[12], налажено молочное производство). Начал активную кампанию по продвижению своей продукции салехардский рыбокомбинат. 

Тем не менее, в пост-советские годы была утрачена школа полярного сельского хозяйства, в частности, опытная сельскохозяйственная станция была ликвидирована в 2006 г. Опытные поля практически не используются, равно как и архив, и активы опытной станции. Официально признаётся, что были практически остановлены «уникальные работы по выведению и выращиванию овощных культур высокой стойкости»[13].

Можно предположить, что здесь мощно действовал тот же фактор, что и в Воркуте: общее падение интереса к Северу и Арктике, в случае Салехарда уничтожившее спрос на научные изыскания относительно арктического земледелия. Удивительным образом два непохожих города, один – на взлёте, другой – в падении, оказались схожи в том, что одновременно утратили производство продовольствия и научную инфраструктуру. В Салехарде пришлось создавать их практически заново.


Салехард и Воркута: изнутри городского пространства

Начиная с 1990-х годов Воркута переживает интенсивное сжатие городского пространства. Специализация на угледобыче изначально повлияла на формирование Воркуты как сети пришахтных посёлков, и Воркута практически сразу представляла собой не изолированный город, но агломерацию. Вокруг центрального города (собственно Воркуты) сформировался «ореол» посёлков – он получил название «Воркутинское кольцо», включавшее более полутора десятков посёлков, крупнейшие из которых насчитывали более 15 тыс. жителей. 

  Символическое изображение «кольца» посёлков, окаймляющих Воркуту, и карта района.


В 1990-е годы развитие города пошло по пути пространственного сжатия: центральное ядро в целом сохранилось, но большинство посёлков «кольца» было закрыто и расселено.

    


Руины расселённых посёлков вокруг Воркуты.


Надо отметить, что концентрическую структуру воркутинской агломерации можно считать большой удачей: она позволила при радикальном сокращении населения относительно легко перейти на более компактный вариант городской планировки без «пустот» в ткани городского пространства, с сохранением относительно комфортной городской среды в основной части города – тогда как мрачные руины остались на периферии агломерации (в этом плане, например, Норильское городское пространство изменилось более драматично). Конечно, и в Воркуте немало «проплешин» -- в том числе на месте бывших лагерных строений, однако в основном городской центр сохранил целостный образ почти «столичного» города (фото 2017 года):



Салехард ровно в те же годы переживал, напротив, пространственный рост. Исходная структура Салехарда – это такая «Воркута наизнанку». Город исторически сложился в виде буквы «Г» -- одна её перекладина разместилась, как многие исторические районы, на мысу между рек Полуй (с притоком Полябта) и Шайтанка, другая «перекладина» пошла на север вдоль Оби. Таким образом, почти в  центральном геометрическом месте города, на правобережье Шайтанки, образовалось «пустое место».


Схема Салехарда. В центре виден комплекс зданий Правительства округа и расширенное русло реки Шайтанки (создание из русла Шайтанки «водной глади», надо сказать, было довольно странным архитектурным решением: спасительная для какой-нибудь Кубани, водная гладь в условиях Крайнего Севера большую часть года превращается в ветреное пустое пространство).


Именно это «пустое место» было логично занято комплексом правительственных зданий – однако в силу нереализации части архитектурного плана комплекс ещё далеко не заполнил, не замкнул городское пространство. Город пока пространственно «шире» самого себя.

Левобережье Шайтанки тоже активно застраивалось статусными объектами: здесь расположены музейный комплекс, наиболее популярные в Салехарде кафе и торговый центр, учебные заведения – и этот район вполне естественно и органично продолжает «старый» престижный район на Полябте.

Окружком

Здание в исторической части Салехарда. (Окружком ВКП (б) с 1933 года). Ноябрь 2018 года, фото Шабаевой Т.Н.


Основная, старая часть Салехарда на мысу между реками Полуй и Шайтанка из делового центра трансформировались в центр историко-культурный (здесь был размещён историко-культурный музей, ряд статусных образовательных учреждений, офисов, гостиниц). Здесь же сохраняется район частной застройки, в том числе чуть выше устья впадающей в Полуй реки Полябта – городской пляж (как одно из мест отдыха – хотя и неожиданное для незнакомого с жизнью городов Арктики наблюдателя, однако весьма ценимое горожанами[14]). Рядом расположился и район элитной коттеджной застройки.


Пляж в Салехарде, июль 2017.


Отличительной чертой Салехарда является очень нетипичная для городов российской Арктики частная застройка (преимущественно в районе вдоль Полуя, а также Полябты); при этом жители частных домов нередко ведут подсобное хозяйство, выращивают картошку и овощи. Таким образом, вдоль Полябты и Полуя двум лучами тянется «традиционный» Салехард, а расположенное между ними пространство вдоль Шайтанки превратилось в «парадный фасад» столицы НАО; здесь размещены основные символически-значимые атрибуты власти автономного округа. Попутно заметим, что роль частной застройки в поддержании устойчивости городского развития в Арктике – интересная и важная тема. По мнению ряда исследователей, частная застройка тормозит миграционные процессы (типовую квартиру в многоэтажке в условиях России проще продать и купить, чем частный дом), и данная тема, безусловно, требует специальных исследований.

Частный секторЧастный сектор

Частный сектор Салехарда. Ноябрь 2018 года. Фото Шабаевой Т.Н.


***

В целом и в Воркуте, и в Салехарде из всех возможных сценариев развития центра города был реализован, можно сказать, позитивный сценарий. Воркута благодаря концентрической структуре агломерации практически смогла избежать «дыр» и руин в центральной части городского пространства, в историческом ядре города между набережной реки Воркута и железной дорогой (за некоторыми исключениями). Деградация произошла, главным образом, в посёлках городской агломерации -- что с точки зрения дальнейших перспектив городского развития можно считать (при всей общей тяжести процесса) идеальным вариантом прохождения фазы «сжимающегося города».

Салехард с появлением нового делового района сумел избежать деградации старого городского центра, сохранил традиционную городскую среду. Вынос правительственных зданий «в чистое поле» несколько неоднозначный: очевидно, что в случае хотя бы малейшего сокращения численности населения города (что в будущем вероятно) возможно усиление «дырявости» городского пространства – и с ним обвальное падение экономической эффективности городского хозяйства.

Что можно заключить из сравнения этих несравнимых, по сути, городов? В глаза бросается сокращение в постсоветские годы ключевых отраслей, связанных с обеспечением системной устойчивости северных городов – научных исследований, отраслей обеспечения продовольственной безопасности. Это происходило вне зависимости от специализации города, «монопрофильности» и административного статуса. И только в последние годы стали происходить попытки восстановления исследований и направлений, заложенных ещё в 1930-е годы.



Автор: Н.Ю. Замятина, канд. геогр. наук, ведущий научный сотрудник географического факультета МГУ им. Ломоносова, зам. ген. директора Института регионального консалтинга.

Фотографии Н.Ю. Замятиной (кроме тех фото Салехарда, где указано иное).


Отдельные фрагменты текста статьи ранее были опубликованы на английском языке:

Nadezhda Zamyatina, Luis Suter, Dmitry Streletskiy, Nikolay Shiklomanov A Comparative Analysis of Vorkuta and Salekhard (in Press); Shiklomanov N.I., Streletskiy D.A., Suter L., Orttung R., Zamyatina N. 2019: Dealing with the Bust in Vorkuta, Russia. Land Use Policy (in Press)

Статья подготовлена при поддержке гранта РФФИ № 18-05-60088 «Устойчивость развития Арктических городов в условиях природно-климатических изменений и социально-экономических трансформаций».



[1] http://gcbs.ru/cbs/pub/Goroda-Yamala/Goroda_Yamala.htm

[2] https://vesti-yamal.ru/ru/novosti_kultury1/tochka_v_restavratsii_usadbyi_kuptsa_terenteva_postavlena...

[3] http://gcbs.ru/cbs/pub/Goroda-Yamala/Goroda_Yamala.htm

[4] По устному сообщению сотрудника Музейно-выставочного комплекса ЯНАО Германа Бардина, 2017.

[5] http://nasevere-life.ru/tochka-na-karte/salekhard/34-obdorskaya-istoriya

[6] http://funds.yamalarchives.ru/funds/view/345

[7] http://noyabrsk-inform.ru/2213-gubernator-ishchet-arkticheskuyu-kartoshku

[8] http://gcbs.ru/cbs/pub/Goroda-Yamala/Goroda_Yamala.htm

[9] Урванцев А.С. Движим судьбой Ямала. М.: Известия, 2010. 400 с.

[10] Славин, С.В. Промышленное и транспортное освоение Севера СССР / С.В. Славин. – М.: Экономиз- дат, 1961. Стр. 208.

[11] http://www.r89.ru/novosti/11821.phphttp://trest.org/17405-Letom-yamal-cy-otvedayut-delikatesy-iz-oleniny-salehardskogo-proizvodstva.htmlhttps://vesti-yamal.ru/ru/%7BparentAlias%7D/%7BmaterialAlias%7D151336,

[12] Источник: http://vesti-yamal.ru/ru/vjesti_jamal/vologodskim_telochkam_yamalskie_morozyi_ne_strashnyi_ob_obitat...

[13] http://special.kobilkin.ru/press_service/442/

[14] Здесь, видимо, действует характерная для советского (и постсоветского) человека установка на доступность пляжного отдыха как критерия высокого качества жизни. Пляжи оборудованы во многих городах ЯНАО, а в прошлом существовал даже в Норильске.




Комментарии