Сейчас в Архангельске

17:08 15 ˚С Погода
18+

Волшебное кольцо

Кольцо – главный документ птицы – выдаётся ей один раз на всю жизнь.

В мире животных Кандалакшский заповедник Кольцевание птиц Гага Серебристая чайка Миграции птиц
Александра Горяшко
21 июня, 2023 | 15:30

Волшебное кольцо
Окольцованный птенец кряквы. Фото: Ирина Харитонова.



Всё началось с Ганса Христиана… нет, не Андерсена, а с Ганса Христиана Корнелиуса Мортенсена – датского школьного учителя зоологии. Он был первым, кто в 1899 году изготовил и надел на птиц индивидуально пронумерованные кольца и, таким образом, начал научное кольцевание. И такая простая штука, как крохотный кусочек металла с несколькими выбитыми на нём буквами и цифрами, оказалась поистине волшебной: она открыла людям тайну миграции птиц.

ганс.jpg

Ганс Христиан Корнелиус Мортенсен – основоположник научного кольцевания птиц. 

 

Тайна эта волновала людей очень давно. Люди видели, как некоторые виды птиц то вдруг появлялись в большом количестве в определённом месте, то снова исчезали. Почему?

Ещё Аристотель (384-322 гг. до н.э.) объяснял перелёты птиц стремлением избежать холодных зим и считал, что существуют особые тёплые местности, где птицы зимуют. Римский император Фридрих II (1194-1250) связывал сроки отлёта у разных видов с погодными условиями, различал места линьки и предотлётных скоплений, впервые отделил перелёты от кочёвок. В дальнейшем ещё многие учёные пытались разобраться в птичьих перелётах, среди них были и шведский естествоиспытатель, «отец систематики» Карл Линней, и немецкий орнитолог X. Брэм, отец знаменитого путешественника и популяризатора Альфреда Брэма, и русские учёные К. Кесслер и А. Миддендорф. Однако единственным доступным методом изучения миграций всё это время оставалось наблюдение за появлением и исчезновением птиц в разных частях света, гипотезы же, объясняющие эти наблюдения, невозможно было подтвердить или опровергнуть. Поэтому, наряду с постепенно формирующимися научными представлениями о миграциях, долгое время существовали и самые удивительные заблуждения, вроде того, что ласточки зимуют, зарывшись в тину на дне озёр, или что горихвостки зимой превращаются в малиновок, а летом снова в горихвосток.

Развеять эти заблуждения и проверить гипотезы учёных могло помочь только индивидуальное мечение птиц, дающее возможность проследить судьбу конкретной особи. Отдельные попытки такого мечения люди предпринимали ещё начиная со средних веков и с разными целями, но оптимальный метод мечения, используемый до сих пор, первым ввёл в обращение именно Мортенсен. Простота и универсальность предложенного метода вызвала взрывной рост кольцевания во всём мире и привела к почти мгновенному появлению и распространению орнитологических станций, которые занимались отловом и кольцеванием птиц. 

Первая такая станция – Росситтенская – была создана в 1901 г. на Куршской косе Балтийского моря. Основатель станции Иоганесс Тинеманн (1863–1938) выбрал это место потому, что, впервые попав в Росситтен, обратил внимание на огромное количество перелётных птиц. Позже стало известно, что Куршская коса – один из ключевых пунктов Беломорско-Балтийского пролётного пути птиц. А к 1930 г. существовало уже около тридцати центров кольцевания почти в двадцати странах Европы, Азии и Северной Америки. К концу 1930-х гг. в мире было окольцовано уже свыше миллиона птиц.

основатель.jpg

Йоханнес Тинеманн – основатель Росситтенской орнитологической станции. Кольца птиц станции Росситтен из коллекции Руслана Мартозиса. 

 

Сегодня, когда с начала научного кольцевания прошло более 120 лет, система его полностью отлажена и является универсальной для всех стран. Именно благодаря этому возможно отслеживание путей и судеб разных птиц, с какими бы частями света они ни были связаны. В каждой стране есть свой Центр кольцевания птиц, снабжающий кольцевателей кольцами и аккумулирующий всю полученную от них информацию. В свою очередь, Центры кольцевания разных стран обмениваются информацией друг с другом. Вот адрес сайта российского Центра кольцевания, и именно сюда следует отправлять информацию, если вы нашли или увидели птицу с кольцом и записали его номер. 

Как же практически происходит кольцевание птиц? Этот вопрос вызывает неизменный интерес у людей, далёких от орнитологии, на некоторых станциях кольцевания даже специально устраивают показательные кольцевания для экскурсантов. Но на свете существует множество самых разных птиц и разных методов их отлова, и далеко не всё возможно показать экскурсантам. Зато о них можно рассказать. 

 

Кольцевание птиц в Кандалакшском заповеднике 

Кандалакшский заповедник – один из самых старых в России и один из самых «птичьих»: здесь зарегистрировано более 260 видов птиц, а участки заповедника в Кандалакшском заливе имеют статус водно-болотных угодий международного значения в качестве местообитания водоплавающих птиц.

Сегодня известно, что подавляющее большинство обитающих в заповеднике птиц постоянно перемещаются на разные расстояния: от небольших кочёвок в несколько десятков или сотен километров, до огромных путешествий в тысячи километров: в Европу, Африку, Азию. Установить всё это удалось именно с помощью кольцевания, по сообщениям из разных стран о птицах, окольцованных в заповеднике.

Кольцеванию же мы обязаны знанием того, что один из самых обычных в заповеднике (и в северных широтах вообще) видов, полярная крачка (Sterna paradisaea), является абсолютным мировым рекордсменом по дальности перелётов: дважды в год эта миниатюрная птица совершает путешествие из Арктики в Антарктику, от мест гнездования к местам зимовки, и обратно. Но мало кто знает, что самый первый зафиксированный рекорд крачки, занесённый в книгу рекордов Гиннеса, был установлен по птице, окольцованной в Кандалакшском заповеднике! Почти 70 лет назад полярная крачка, окольцованная птенцом на одном из островов заповедника в июле 1955 г., была поймана в мае 1956 г. в западной Австралии, около города Фримантл. Длину маршрута этой птицы тогда оценили примерно в 22 500 километров.

крачка.jpg

Мировой рекордсмен по дальности перелётов – полярная крачка в Кандалакшском заповеднике. Фото: Юрий Быков.

 

Кольцевать птиц в заповеднике начали почти сразу после его создания, в 1936 г. Сейчас тут каждый год кольцуют около 7-8 тысяч птиц разных видов: уток, куликов и чаек, воробьиных.

Для разных птиц используются кольца разного размера: самые маленькие весят 50 миллиграмм, самые большие – 2-3 грамма. При этом вес кольца не превышает 0,5% от веса самой птицы, поэтому ей не мешает. Первоначально кольца изготавливали в основном из алюминия: он лёгкий и мягкий, на нём легко выбивать номер и легко закрепить его на птичьей лапе. Но у всего есть оборотная сторона – через несколько лет на алюминиевом кольце либо стирается и становится нечитаемым номер, либо птицы их теряют. Поэтому сейчас для птиц среднего и крупного размера используют преимущественно стальные кольца, более прочные и надёжные.

На каждом кольце выбит индивидуальный номер, состоящий из букв и цифр. Для мелких птиц используют кольца, края которых просто плотно смыкаются друг с другом, для птиц более крупных, с сильным клювом, которым можно разжать кольцо, используют кольца «с замком». В любом случае, кольцо строго подбирают по размеру птицы: оно должны сидеть на лапе свободно, ничего не пережимая, но и не спадать.

кольца.jpg

Кольца разных размеров и типов.


Июнь. Кольцевание птенцов и самок на гнездах 

Способы отлова птиц для кольцевания тоже заметно различаются. Проще всего кольцевать птенцов в гнезде, пока они ещё никуда не могут убежать или улететь. Для воробьиных птиц сотрудники заповедника развешивают в лесу искусственные гнездовья – синичники. Регулярно обходя и проверяя синичники, они следят за жизнью каждого гнезда, знают, когда там появятся птенцы и когда можно будет прийти их окольцевать. Птенцов морских птиц, чаек и куликов, кольцуют, когда проводят массовые учёты гнездящихся птиц на островах заповедника. Только что вылупившиеся чаячата и куличата ещё сидят в гнездах, чуть подросшие могут прятаться рядом с гнездом, затаившись в траве или среди камней. Их бывает нелегко найти, но легко взять в руки и окольцевать.

На фотографии ниже можно видеть не только ожидающих кольцевания птенцов чайки, но и всё необходимое для этого процесса: связку с кольцами; плоскогубцы, чтобы плотно соединять края колец; штангенциркуль, чтобы измерять птенца, и, конечно, полевой дневник для записи данных.

необходимое.jpg

Всё необходимое для кольцевания в одном кадре. Фото: Александра Горяшко. 


Несколько иначе обстоит дело с подросшими птенцами крупных чаек – серебристой и морской. Ещё не начавшие летать птенцы по размеру уже могут быть с хорошую курицу, они сильные, быстро бегают и больно клюются. Кольцевать такого крупного «ребёнка» приходится либо при помощи ассистента, либо положив его на спину: в такой позиции он замирает и не оказывает сопротивления. На островах, где птенцов много, из таких перевёртышей образуется целая очередь на кольцевание.

кольцевание.jpg

кольцевание 2.jpg

Кольцевание подросших птенцов серебристой чайки на островах заповедника. Фото: Александра Горяшко. 


У чаек и куликов ножки сухие и тонкие, по мере роста птицы их размер изменяется незначительно. Птенцам этих видов можно сразу надеть кольцо взрослого размера. Иначе обстоит дело с птенцами уток. У них ножки толстые, мясистые, с возрастом существенно увеличиваются. Если окольцевать птенца утки кольцом взрослого размера, то оно с него свалится, если детского – то по мере роста оно начнёт врезаться в ногу и травмировать её. Выход из этого положения в начале 1960-х гг. придумали латышские орнитологи и он прост, как всё гениальное. Кольцо утятам надевают «на вырост»: более широкое, чем нога птенца, оно станет впору, когда нога вырастет. Пока же, чтобы кольцо не свалилось, внутри его частично набивают пластилином. По мере того, как нога растёт, она вытесняет пластилин, и кольцо становится впору.

кольц3.jpg

Кольцевание птенца гаги. Фото: Александра Горяшко, Сергей Коняев.

 

Птенцы гаги после вылупления проводят в гнезде только одни сутки. Как только все птенцы обсохнут, самка уводит их в море, и в гнездо они уже больше не возвращаются. Единственная возможность окольцевать гагачат – застать их в гнезде в эти самые первые сутки. Если птенец уже наполовину выбрался из яйца, то его можно окольцевать, даже не дожидаясь полного вылупления.

кольц4.jpg

Птенец гаги, окольцованный в яйце. Фото: Александра Горяшко.

 

Кольцевание птенцов технически самое простое, но и наименее результативное, потому что у молодых птиц очень высока смертность: в первый год жизни их погибает около половины. Птица же, окольцованная взрослой, с гораздо большей вероятностью проживет ещё несколько лет, а значит, и кольцо будет работать – приносить информацию. Но и поймать взрослую птицу много сложнее, чем птенца, ведь она не будет сидеть и дожидаться, пока её возьмут в руки. Для отлова взрослых птиц используются свои методы: сачком на гнезде, во время линьки на воде, паутинными сетями на пролёте. 

Например, для поимки гаги на гнезде используется большой сачок на длинной ручке и поведенческая особенность гаги, состоящая в том, что при приближении опасности самка предпочитает не улетать с гнезда, а затаиваться на нём, закрывая кладку своим телом. Вжавшись в гнездо, самка сидит иногда до последнего, так, что её можно взять руками. Но это всё-таки бывает редко. Чаще, когда человек оказывается уж слишком близко, самка не выдерживает и срывается с гнезда. Поэтому самку, сидящую на гнезде, надо заметить издалека, максимально тихо и осторожно подойти к ней, рассчитать, в какую сторону она полетит, и в этот момент накинуть сачок. Со стороны кажется, что поймать гагу просто, ведь она сидит совсем близко, часто – на расстоянии вытянутой руки. Однако, несмотря и на близость, и на кажущуюся неповоротливость гаги, даже опытным людям удаётся поймать её далеко не всегда. С непостижимым проворством самка умудряется выскочить из-под самого сачка.

ловля.jpg

Ловля гаги для кольцевания. Фото: Сергей Коняев.


Если поймать самку всё-таки удалось, её аккуратно выпутывают из сачка и надевают на лапу кольцо. Так же, как и крупных птенцов чаек, во время кольцевания самку обычно кладут на спину, в этой позе она замирает и лежит спокойно. Снимают несколько стандартных промеров: длину головы, длину крыла, вес. Окольцованную и измеренную самку немедленно выпускают.

кольц5.jpg

Кольцевание и выпуск самки гаги. Фото: Александра Горяшко. 

 

Июль-август. Кольцевание линных уток 

Ещё один способ поймать взрослую птицу – дождаться периода линьки. В определённый момент при смене оперения у птицы выпадают маховые перья, и она теряет способность летать. Конечно, это время птицы стараются проводить в безопасных местах. Морские утки уходят далеко в море, где им не грозят наземные хищники, а речные остаются на озёрах, предпочитая водоёмы с густыми зарослями вдоль берегов: в самом водоёме они могут кормиться, а в зарослях прятаться от хищников. В это время на островах заповедника, где расположены подходящие для линных уток озёра, отлавливают для кольцевания чирков-свистунков, крякв, свиязей, шилохвостей. Для этого люди цепью прочёсывают густые прибрежные заросли, а несколько человек с большой сетью идут прямо по воде, у кромки растительности, чтобы поймать в сеть выскочившую из зарослей утку.

отлов.jpg

Отлов линных уток в Кандалакшском заповеднике в 1964 и 2013 гг. Фото: архив ЛЭМБ и Надежда Дорофеева. 

 

Август-сентябрь. Птицы в паутинке 

Взрослых, но небольших по размеру птиц отлавливают для кольцевания при помощи паутинки – паутинной сети. В основном сети рассчитаны на мелких воробьиных птиц: синиц, пеночек, вьюрков, чижей, чечёток и т.п. Но иногда бывает, что в паутинки попадаются и птицы покрупнее: дрозды, кулики, кукушки, сороки, а изредка даже хищники. Иногда в сети попадают птицы, которые уже были окольцованы раньше. В этом случае орнитологи только записывают номер уже имеющегося кольца, но не меняют его. Кольцо – главный документ птицы – выдаётся ей один раз на всю жизнь. Изредка бывает, что попадаются и птицы сразу с двумя разными кольцами от разных кольцевателей. Это «наследие прошлого», когда каждый кольцеватель надевал новое кольцо, сейчас так уже не делают.

сети.jpg

Пойманные в сети: обыкновенная чечётка с двумя кольцами, российским и эстонским, и самка ястреба-перепелятника. Фото: Юрий Быков


Сеть-паутинка напоминает вертикально стоящий на земле рыбацкий бредень — только сеть его, собранная в несколько свободно провисающих «карманов», расположенных один под другим, настолько тонка, что её почти не видно. Птица, попавшая с разгону в полотно сети, падает в карман, который подхватывает её, словно гамак. Правда, выбраться из этого «гамака» самостоятельно она уже не может.

сети2.jpg

Паутинные сети и пойманные в них птицы на кордоне Кандалакшского заповедника. Фото: Дмитрий Крумбмиллер. 

 

Вреда птицам это не причиняет, если они не остаются висеть в сети слишком долго. Поэтому сети проверяют каждые полчаса, всё светлое время суток, а оно летом в Заполярье долгое. В августе сети приходится проверять с 4 часов утра до полуночи, в сентябре – с 6 до 21 ч.

Всех птиц, обнаруженных в сетях, аккуратно выпутывают, рассаживают в мягкие матерчатые мешочки и приносят на полевую базу. Здесь у каждой птицы определяют вид, пол и возраст, стадию линьки, измеряют, взвешивают, кольцуют и отпускают на волю. У опытного человека на обработку одной птицы уходит всего 2-3 минуты. Иначе и не успеть, ведь в течение одного дня в сети может попасть до нескольких сотен птиц. Держат птицу очень аккуратно, так, чтобы не дать ей улететь, но и ничего не повредить. У сторонних наблюдателей самый большой восторг обычно вызывает процесс взвешивания, когда птицу вниз головой кладут в бумажный кулечек или пластиковый стаканчик, установленный на весах. Данные по каждой птице, как и при любом кольцевании, записывают в специальные бланки, после чего информацию передают в Центр кольцевания в Москве.

взвешивание.jpg

Обработка птицы, пойманной в паутинные сети: измерение длины крыла, взвешивание, запись данных. Фото: Александра Горяшко.

 

Развитие кольцевания. Цветные кольца 

При всех огромных достоинствах традиционного кольцевания, у него есть один существенный недостаток: надписи на маленьких металлических колечках можно прочесть, только если взять птицу в руки. То есть либо отловить её повторно, либо найти мёртвой. Понятно, что вероятность этих событий крайне невелика, поэтому и процент возвратов для обычных колец очень низок – примерно 2-3 возврата на 1000 окольцованных птиц.

Чтобы повысить эффективность кольцевания, во второй половине XX в. начали использовать крупные пластиковые кольца. Надписи на таких кольцах можно прочесть издалека, в бинокль, не отлавливая птицу. Информацию на таких кольцах несут не только буквы и цифры, но и цвет, по которому можно определить страну, в которой была окольцована птица. Например, в России чаек кольцуют белыми и жёлтыми пластиковыми кольцами.

бианки.jpg

В.В. Бианки кольцует птенцов серебристой чайки пластиковыми кольцами. Кандалакшский заповедник, 2008 г. Фото: Юлия Солнцева. 

 

При таком кольцевании количество информации, которую можно получить от одной птицы, сразу существенно возрастает. Я убедилась в этом лично, проводя наблюдения за окольцованными чайками на протяжении нескольких лет на городской свалке Кандалакши. Открытая свалка, конечно, не такое романтичное место, как острова заповедника, но для наблюдений за птицами она бесценна: чайки собираются здесь сотнями и подпускают человека очень близко, что даёт возможность разглядеть в толпе птиц с кольцами и прочесть на них номер. А прочитав номер кольца и отправив его в Центр кольцевания в Москве, я получала в ответ информацию обо всех предыдущих встречах этой птицы. И оказывалось, что чайки, окольцованные на островах Кандалакшского заповедника птенцами, проводят зиму в Швеции и Финляндии, Франции и Германии, Нидерландах и Бельгии... А потом снова возвращаются на родную кандалакшскую свалку.

чайки2.jpg

Чайки на Кандалакшской свалке. Фото: Александра Горяшко.


Некоторые птичьи биографии оказываются просто поразительными. Вот серебристая чайка с жёлтым кольцом KW25. Она появилась на свет летом 2012 г. на луде Фарватерная в Кандалакшском заповеднике и была окольцована там птенцом. А после этого, оказывается, вела бурную жизнь, насыщенную путешествиями. Её отмечали в Нидерландах (в 2012 и 2019 гг.), во Франции (2014, 2018, 2019, 2021, 2022 гг.), в Финляндии (2014, 2020 гг.), в Германии (2014 г.), и трижды, в 2019, 2020 и 2022 гг., я встречала её на кандалакшской свалке!

Не все из встреченных мною чаек были такими космополитами. Многие регулярно, каждый год отмечались на зимовке только в какой-то одной стране: в Германии, Британии, Нидерландах, Норвегии или Дании. Например, серебристая чайка с жёлтым кольцом KW51 оказалась большой любительницей немецкого города Бремена, а точнее – бременской свалки. Она родилась в 2012 г. на островах Кандалакшского заповедника, а уже в ноябре того же года была отмечена на Бременской свалке в первый раз. И с тех пор, как часы, отмечалась там каждую зиму.

чайки3.jpg

Серебристые чайки KW25 и KW51. Фото: Александра Горяшко. 


Большинство чаек, встреченных мною на свалке, были местными уроженцами, вернувшимися после зимовки в Европе гнездиться на родине. Но попадались среди них и «иностранки». Например, чайки с оранжевыми кольцами – уроженцы Британии. Причём первая, с кольцом J2YT, была окольцована в 2016 г. на Pitsea Landfill Site – это вторая по величине мусорная свалка в Великобритании, закрытая в начале 2020-х гг. Мое наблюдение весной 2022 г. было первой встречей этой чайки с момента её кольцевания в 2016 г. И снова на свалке, только теперь кандалакшской.

чайки4.jpg

Гости из Британии на кандалакшской свалке: серебристые чайки J2YT и F7VT. Фото: Александра Горяшко. 

 

Кстати, свалки являются отличным местом не только для отслеживания окольцованных птиц, но и непосредственно для кольцевания. Датский орнитолог, исследователь чаек Эдди Фритзе, один из рекордсменов по количеству окольцованных и проконтролированных чаек, работает именно на свалке. Весной 1970 года Эдди начал кольцевание чаек на свалке в Копенгагене, придумал и внедрил свой особый способ отлова, при помощи которого меньше чем за год окольцевал 3582 серебристых и 77 морских чаек. Способ отлова был прост: ловец устраивался на мусорной куче, на голову надевал мешок и становился невидимым для чаек. Чайки садились или проходили рядом, а он их ловил руками.

эдди.jpg

Эдди с пойманной морской чайкой на мусорной свалке в Дании, 1994 г. 

 

Не кольцами едиными. Логгеры и геолокаторы 

Почти сто лет единственным способом узнать о перемещениях птиц было кольцевание, при помощи которого можно было получить информацию только о двух точках: месте, где кольцо было надето на птицу, и месте, где оно было обнаружено в следующий раз. Что происходило с птицей между этими двумя точками, оставалось загадкой. Но в XXI веке в практику вошли приборы, которые способны постоянно отслеживать самые разные события в жизни птиц на протяжении длительного времени. Миниатюрные устройства, способные очень продолжительное время (от 1 года до 5 лет!) работать в автономном режиме, крепятся к птице и фиксируют множество параметров: географические координаты, температуру тела птицы, характер её перемещения в пространстве (летит или находится в покое) и многое другое. Различные типы устройств либо сразу передают информацию исследователям (спутниковый и GSM-передатчик), либо записывают её на внутренний носитель памяти (логгер). 

Помните рекордсмена по дальности перелётов – полярную крачку, о которой мы говорили в начале? Зафиксированный в 1956 г. рекорд, когда крачка из Кандалакшского заповедника была поймана в Австралии, был, конечно, поразительным. Но каким конкретно маршрутом летела эта крачка, где останавливалась, и сколько времени занял у неё весь путь, определить тогда было невозможно. Прошло более полувека и, благодаря работам орнитолога Андрея Волкова, проведённым в национальном парке «Онежском Поморье» с использованием геолокаторов, стало известно, что крачки не просто летят по прямой из Арктики в Антарктику: их путь очень интересен и необычен. Оказалось, что с Белого моря они сначала летят вовсе не на юг, а на север, к берегам Шпицбергена и Гренландии, где около месяца держатся у кромки льдов. И только потом отправляются на юг: пересекают Атлантический океан, огибают южную оконечность Африки, пролетают Индийский океан, достигая побережья Австралии и острова Тасмания, и зимуют в морях Южного океана. Считавшийся в 1956 г. рекордным маршрут длиной в 22 500 километров померк перед тем, что показал анализ треков, переданных геолокаторами. Он позволил выявить крачку-рекордсменку, которая с Онежского полуострова пролетела к месту зимовки и обратно 103600 километров! На сегодня этот маршрут зарегистрирован как самый длинный из сезонных миграций животных.

крачка2.jpg

Крачка с установленным геолокатором. Треки семи полярных крачек, зафиксированные геолокаторами. Материалы сайта нац.парка «Онежское поморье».  


***

Александра Горяшко – биолог, писатель, историк науки, специально для GoArctic

Более сорока лет работает на Белом море. Автор более двухсот научных и научно-популярных публикаций о природе и истории Севера. Член Ассоциации «Морское наследие: исследуем и сохраним», Рабочей группы по гусеобразным Северной Евразии, Союза литераторов России.

далее в рубрике