Бесконечные оттенки белого

Культура и искусство
Михаил Бронштейн
11 Ноября, 2021, 13:38
Бесконечные оттенки белого

В языках народов Арктики существуют десятки слов для названия снега. Они передают оттенки его цвета, его состояние – плотный он или рыхлый, указывают время, когда снег выпал – давно или недавно. «Оттенками белого» назвали сотрудники Государственного музея Востока, одного из крупнейших музеев Москвы, выставку, открывшуюся на днях в его залах. Экспонируются на ней художественные изделия из кости. Выполненные из природных материалов, близких по фактуре и цвету – бивней слона, клыков моржа, мамонтовой кости, – эти работы, тем не менее, исключительно разнообразны по сюжетам, композиции, манере исполнения. Объяснятся это, в первую очередь, тем, что на выставке соседствуют друг с другом произведения искусства Индии и Китая, Японии и Индонезии, Ближнего Востока и Центральной Азии. Есть здесь и изделия резчиков Сибири и Крайнего Севера.

Сибирскую резную кость представляют скульптуры, шкатулки и украшения, выполненные Бато-Мунко Чимитовым, художником из Улан-Удэ. Небольшие по размерам, изящные и выразительные они знакомят зрителя с традиционной культурой бурят. Персонажи скульптурных композиций участвуют в зимних скачках на верблюдах, соревнуются в борьбе и стрельбе из лука.



 Б-М. Чимитов «Зимние скачки», «Лучник». Бивень мамонта, резьба. 2021


Есть среди работ Чимитова и произведения, сюжеты которых почерпнуты резчиком в одной из древнейших мировых религий – буддизме. В XVII-XIX веках он пришёл на земли бурят в форме особого «северного буддизма», и на его основе в бурятском изобразительном искусстве возникло новое направление, объединившее две художественных традиции – местную и принесённую из Монголии и Тибета. Обращаясь к буддийской тематике, мастер продолжает творческий поиск, который художники Бурятии вели на протяжении многих десятилетий.


 У витрины с изделиями Б-М. Чимитова на темы северного буддизма.


Творчество Бато-Мунко Чимитова хорошо известно не только на его родине. В 2019 году на Всероссийском конкурсе косторезного искусства, проходившем в Якутске, высшая награда, гран-при, была присуждена именно ему. С якутскими резчиками по кости бурятского художника связывает многолетняя дружба. Традиционно косторезы Бурятии работали с цевкой – трубчатой костью крупного рогатого скота. Чимитов тоже использует этот материал, однако большинство его работ выполнено из бивня мамонта. Мамонтовую кость присылают бурятскому мастеру его якутские коллеги, в частности, Фёдор Марков – засуженный художник России, народный художник Якутии.


  Ф. Марков за работой.


Произведения Фёдора Ивановича Маркова тоже есть на выставке в Музее Востока. Творческий путь этого известного резчика начался в 1960-е годы. Его учителями были выдающиеся якутские мастера середины прошлого века. Подобно своим наставникам, Марков хорошо знает традиционный быт своих соплеменников, их старинные верования и обряды. У его скульптур короткие и ёмкие названия. Одна из них, «На летнике», знакомит нас якутской женщиной из сельской местности. Летниками называют в Якутии временные жилища, куда весной переселяются люди, чтобы на заливных лугах выпасать лошадей и коров. Образ, созданный Марковым, лишён излишней детализации, но столь убедителен, что зритель, как наяву, видит немолодую якутку в традиционной одежде, ощущает тяжесть наполненных молоком берестяных вёдер, которые она держит в руках. Такой, по словам художника, запомнилась ему мать.

 

  Ф. Марков «На летнике». Бивень мамонта, резьба. 2008


Название другой скульптуры, представленной на выставке «Оттенки белого», – «Рычаг для кабарги». Она многословнее, богаче деталями. 

 Ф. Марков «Рычаг для кабарги». Бивень мамонта, резьба. 2008


Резчик изобразил охотника и лежащую у его ног кабаргу – небольшую таёжную лань. В руках у зверобоя разломанная на две части палка. Это рычаг, которым охотник якобы пытался перевернуть кабаргу, но не смог этого сделать, так как палка не выдержала нагрузки. Суть этого действа, бытовавшего в Якутии ещё в недавнем прошлом, в следующем. Если добычей охотников становились не лось или олень, а кабарга, они давали понять духу охоты Бай-Баянаю, что довольны и таким скромным результатом, что поднять маленькую кабаргу так же трудно, как большого, тяжёлого зверя. Совершив этот обряд, полагали жители якутской тайги, они заслужат благосклонность Бай-Баяная, и в другой раз он пошлёт им более крупную добычу.

Вклад Ф.И. Маркова в косторезное искусство Севера заключается не только в том, что он автор большого числа высокохудожественных изделий из кости. Его несомненной заслугой является участие в возрождении косторезного ремесла на Таймыре. Здесь, в Заполярье, существовала когда-то традиция резьбы по бивню мамонта и оленьему рогу, но в середине прошлого века она была практически забыта. Восстановить её удалось благодаря энтузиазму местных художников и работников культуры, а также большой практической помощи, которую молодым таймырским резчикам оказали их старшие товарищи из Якутска, Тобольска, Холмогор, Уэлена. В 1990-х годах Марков несколько раз приезжал в Дудинку. В работах таймырского мастера Александра Сигунея, которые можно увидеть в эти дни в Музее Востока, прослеживаются черты, сближающие их с произведениями Маркова.

   

   А. Сигуней «Вэсако и Пухуча». Олений рог, резьба. 2006


Особого внимания заслуживает диптих Сигунея «Вэсако и Пухуча». (Вэсако по-ненецки дед, Пухуча – бабка). С поразительной достоверностью воспроизводит художник внешний облик своих соплеменников, оленеводов низовий Енисея, и стремится дать развёрнутую психологическую характеристику своим персонажам. Вэсако и Пухуча наивны и простодушны, лукавы и мудры. Вглядываясь в их лица, понимаешь, какой нелёгкой жизнью живут эти люди, и какую глубокую симпатию испытывает к ним автор скульптурной группы.

Наряду с резной костью Якутии и Таймыра на выставке «Оттенки белого» экспонируются художественные изделия ещё одного арктического региона – Чукотки. Открывают чукотский раздел вырезанные из моржового клыка предметы охотничьего снаряжения морских зверобоев Берингова пролива, их амулеты и обереги. Рядом с гарпунными наконечниками, стабилизаторами гарпуна, миниатюрными антропоморфными и зооморфными скульптурами лежат инструменты, которыми пользовались резчики и гравёры.


   У витрины с древнеэскимосскими косторезными изделиями.


Посетители останавливаются у этой витрины особенно часто, поскольку возраст перечисленных предметов составляет без малого две тысячи лет. Созданные древними эскимосами, предками современных азиатских эскимосов и береговых чукчей, они, несомненно, являются шедеврами мирового первобытного искусства.

  

   Стабилизатор древнеэскимосского гарпуна, амулет в виде головы бурого медведя. Моржовый клык, резьба. I тыс. н.э.


Древнеэскимосские изделия из кости, представленные на выставке, были найдены археологами Музея Востока неподалёку от Уэлена – посёлка, в котором находится знаменитая Уэленская косторезная мастерская. Осенью этого года «Уэленская косторезка» отмечает своё девяностолетие. Отдавая должное этой славной дате, кураторы выставки включили в её состав большое число работ, выполненных уэленцами с 1930-х годов до начала XXI века.

   

  «Белый медведь», «Олень». Моржовый клык, резьба. Уэлен, 1930-1940-е


Скульптуры «Белый медведь» и «Олень» были созданы в первые десятилетия существования Уэленской косторезной мастерской. Имена авторов, к сожалению, неизвестны, но в том, что они жили в Уэлене, сомневаться не приходится. Сюжеты и манера исполнения этих произведений характерны для уэленских мастеров «старшего поколения» – для тех, кто досконально знал анатомию и повадки полярных животных. Изделия первых профессиональных художников Уэлена отличает также особое отношение к материалу – клыку моржа. Резчики старательно шлифовали скульптуры, чтобы с наибольшей полнотой выявить природную красоту молочно-белой моржовой кости, мягкое свечение, исходящее от её отполированной поверхности.


  И. Сейгутегин «Пеликен с бубном». Моржовый клык, олений рог, резьба. 1980-е.


Автор «Пеликена с бубном» Иван Сейгутегин пришёл в чукотский косторезный промысел в начале 60-х годов прошлого века, а в 1980-е годы, когда создал эту скульптуру, был уже опытным мастером, главным художником Уэленской мастерской. Пеликенов – их называют на Чукотке покровителями путешественников – изображают обычно сидящими, с опущенными вниз, прижатыми к туловищу руками. Почему Сейгутегин изобразил своего героя по-другому? Точного ответа на этот вопрос нет, но, возможно, резчик пошёл по стопам своего учителя Туккая, который в 1971 году подарил приезжавшему в Уэлен на гастроли Ростроповичу фигурку пеликена, играющего на виолончели.


         А. Эйнетегин «Нож для бумаги». Моржовый клык, резьба, гравировка, 2015

   

 О том, какими бывают художественные изделия современных мастеров «уэленской школы», даёт представление работа Александра Эйнетегина. Нож, вырезанный им из моржовой кости в 2015 году, похож на ножи, которые жители Чукотки изготавливали в качестве сувениров для приезжих китобоев и торговцев задолго до открытия «Уэленской косторезки». После 1931 года эта традиция продолжала развиваться. Особенно преуспели в изготовлении декоративных ножей резчики и гравёры из филиала Уэленской мастерской, располагавшегося в соседнем с Уэленом посёлке Наукане. В Уэлене жили береговые чукчи, в Наукане – эскимосы. В 1958 году, по распоряжению тогдашних властей, Наукан был объявлен «неперспективным населённым пунктом», и его жителей вынудили переехать в другие посёлки. Для науканских эскимосов это стало подлинной трагедией. Александр Эйнетегин тоже науканец. Он родился уже в Уэлене, но память о Наукане, об обычаях предков живет в его сердце. Графические узоры, которыми Александр покрыл рукоятку ножа, – она выполнена в виде ворона, священной птицы народов Чукотки – воспроизводят мотивы древнеэскимосского орнамента первых веков нашей эры.

Подготовка выставки «Оттенков белого» подходила к концу, когда оказалось, что, наряду с экспонатами Музея Востока и ряда других столичных музеев, в неё можно включить произведения косторезного искусства из нескольких частных коллекций. Одна из таких коллекций принадлежит И.Л. Ручиной. Свыше двадцати лет Ида Лейбовна живёт на Чукотке, многие годы возглавляет Чукотское отделение «Российского Красного Креста». Эта работа даёт ей возможность часто бывать в оленеводческих стойбищах и посёлках морских арктических зверобоев. Во время одной из таких поездок И.Л. Ручина приобрела созданную в 2008 году гравюру на моржовом клыке.


  Л. Эйнес «Р.А. Абрамович в Уэлене». Моржовый клык, графит цветных карандашей, гравировка. 2008


Автор этой работы Лилия Эйнес большую часть своей жизни провела в Уэлене. Там и сейчас продолжают работать в косторезной мастерской её братья. В минувшем сентябре Лилия Ивановна приезжала в Москву. Её изделия экспонировались на выставке «Сокровища Севера», проходившей в Сокольниках.

Гравюра Эйнес, посвящённая приезду в Уэлен в конце 1990-х годов тогдашнего депутата Государственной думы от Чукотки Р.А. Абрамовича, интересна, прежде всего, тем, что свидетельствует о сохранении в современной уэленской гравировке «повествовательной традиции». Так принято называть характерное для чукотского изобразительного искусства ХХ века построение сюжетных композиций, в которых художники вели неспешный рассказ о конкретных событиях из собственной жизни и жизни односельчан. В гравюрах на моржовых клыках изображались, как правило, реальные места, реальные люди; изображались события, происходившие на глазах гравёра, и нередко такие, в которых он участвовал сам. То же находим у Лилии Эйнес. Мы видим вертолётную площадку на уэленской косе, поселковую администрацию, встречающую «высокого гостя», и его самого вместе с «сопровождающими лицами». Следующий фрагмент композиции – гости и хозяева идут по посёлку, а Уэлен живёт своей повседневной жизнью: с очередью в магазин, с ребятишками, бегающими по лужам, с мамой, которая пытается оттащить от воды своего малыша. Изображены на гравюре и двое подгулявших сельчан с бутылкой в руках.

Облик Уэлена 1990-х годов воспроизведён гравировщицей с документальной точностью, хотя к моменту создания рисунка её родной посёлок выглядел уже по-иному. Эта особенность гравюры тоже интересна. Она свидетельствует о феноменальной зрительной памяти северян, об их умении подмечать мельчайшие детали и долго помнить о них.  

Отмечу ещё одну особенность этой работы. Строгому критику она может показаться достаточно примитивной по манере исполнения. Не соглашусь с подобным утверждением. Эйнес -- искусная рисовальщица. Её рисунок выразителен, композиция сбалансирована и гармонична, тонко подобрана цветовая гамма. С помощью линий и цвета мастерски передан объём изображаемых объектов – будь то люди, дома или нагруженные мешками нарты.

Тем, кто, возможно, упрекнёт Лилию Эйнес в том, что она выполняла «социальный заказ», могу сообщить, что гравюра была создана уже после того, как Абрамовича сменил на Чукотке другой губернатор.

   Посетители выставки «Оттенки белого». В центре И.Л. Ручина.


Несмотря на пандемию, на выставке в Музее Востока немало посетителей. Удивляться этому не приходится. Она позволяет во многом по-новому взглянуть на косторезное искусство народов мира, ощутить его исключительную вариативность, увидеть, как преображается кость в руках талантливых мастеров. Оттенки белого поистине бесконечны или, по крайней мере, их так же много, как названий снега у северян. Что касается резной кости арктических этносов, она заняла достойное место в ряду индийских, китайских, японских косторезных изделий. Выставка стала ещё одним подтверждением существующих в науке представлений о прочных связях художественного творчества народов Арктики с общечеловеческой духовной культурой. Сопоставляя работы северных резчиков с изделиями, созданными за тысячи километров от полярного круга, убеждаешься в том, что их творческие поиски были и остаются созвучными творческим поискам очень многих художников нашей планеты.

 

Автор: Михаил Бронштейн, кандидат исторических наук, главный научный сотрудник Государственного музея Востока.

Фотографии Е. Желтова и О. Сухаревой, дизайн В. Лифарь



далее в рубрике