Медвежьи острова: новая заповедная территория

В мире животных Природа Арктики
Иван Мизин
12 Мая, 2021, 12:43
Медвежьи острова: новая заповедная территория
Три каменных столба, оставшиеся на острове Четырёхстолбовой. Фото И. Мизина.


В августе 2020 года из Якутии пришло известие о создании новой особо охраняемой природной территории федерального уровня – государственного заповедника «Медвежьи острова» на базе одноимённого природного заказника. Часть побережья Восточно-Сибирского моря и расположенный в тридцати километрах небольшой архипелаг, состоящий из шести островов, получили более высокий государственный статус. А двумя годами раньше вышла в свет уникальная книга Александра Кузнецова «Арктическая одиссея», в которой шла речь об этом далёком уголке нашей страны. История, описанная автором от первого лица, настолько необычна, что даже ещё не получила должной широкой огласки. В 1951-52 годах три советских полярника совершили вынужденный беспримерный поход во льдах Арктики, который был засекречен на долгие годы по некоторым причинам, касавшимся политической обстановки начала Холодной войны.

Новый заповедник содержит столько природных и исторических ценностей, неисследованных видов животных и растений, перспектив для науки и экологического туризма, что про него просто необходимо начать рассказывать.

Для обмена опытом по учёту белых медведей в период выхода из берлог, в апреле была организована первая в истории «Медвежьих островов» специальная экспедиция. В ней приняли участие сотрудники заповедника, управляющего национального парка «Ленские столбы», Дирекции биоресурсов, ООПТ и природных парков Республики Саха (Якутия), Института проблем криолитозоны СО РАН, а также автор этих срок, любезно приглашённый якутскими коллегами при поддержке Всемирного фонда природы. Национальный парк «Русская Арктика» проводит подобные работы на модельном участке Земли Франца-Иосифа уже несколько лет, поэтому интересно было обменяться имеющимся опытом с новыми друзьями. Вообще, сотрудники заповедников и национальных парков России периодически принимают участие в совместных учётах животных и научных работах, но для арктических ООПТ это осложнено удалённостью и дороговизной проезда, поэтому такая возможность посмотреть «жизнь» коллег – сама по себе большая удача. Чтобы попасть в низовья Колымы, пришлось проделать длинный путь из Архангельска через Москву и Якутск до посёлка Черский, где расположен офис нового заповедника. А до этого прочитать литературу про биологическое разнообразие этой части Севера, историю его освоения и, особенно, материалы про остров Четырёхстолбовой, визитную карточку нового заповедника. Оказалось, что загадок больше, чем научных данных. Здесь, как говорится, всё ещё впереди…

После пяти часов полёта маленький самолёт приземлился на аэродроме посёлка Черский, расположенного на правом берегу Колымы. 


  Аэропорт Черского, апрельское солнце при 20 градусах мороза. Фото И. Мизина.


Сразу после спуска с трапа погружаешься в совершенно особую атмосферу бескрайней Сибири, Якутии, вечной мерзлоты и какой-то романтики этого края. Ощущается простор здешних мест, его необъятность, увиденная ещё в иллюминатор самолёта. Тайга здесь уже кончилась, здесь начинается зона тундры, где всё просматривается до горизонта…

Погода, капризная в Арктике в любой сезон года, надо сказать, была отличная все дни, поэтому намеченные планы были выполнены. А ведь метели всегда готовы в них вмешаться!

Основной задачей экспедиции было добраться по льду Колымы до мыса Крестовского, что расположен напротив ближайшего острова архипелага, осмотреть возможные места залегания белых медведиц на материковом берегу (а такое там – обычное дело), а потом по припайному торосистому льду уехать на снегоходах с грузом на нартах, непосредственно провести учёт белых медведей и следов их жизнедеятельности на Медвежьих островах.  Поездка по зимнику для жителей севера – дело обычное, но колымский лёд удивительно прозрачен и красив, им нельзя не залюбоваться.


  На колымском «зимнике» лёд – как огромное прозрачное стекло. Фото В. Габышева.


Устье Колымы – это места обитания и северного оленя. Маленькие группы их паслись вокруг, убегали прочь, заслышав звук снегохода.


  Дикие северные олени. Фото И. Мизина.


                Итак, Медвежьи острова. Они были открыты ленским мореходом Яковом Вяткой в 1655 году. В его караване было девять кочей, из которых три, не доходя до Колымы, отнесло к северу, очевидно, к острову Крестовскому. Спустив на воду карбас, мореходы осмотрели найденный остров, на берегу они заметили следы «какого-то скота и зверя, а людей не видели». По другим данным, архипелаг был обнаружен в 1710 году казаком Яковом Пермяковым и нанесён на карты в 1769 году прапорщиками геодезии Иваном Леонтьевым, Иваном Лысовым и Алексеем Пушкарёвым, прошедшими сюда по льду на собачьих упряжках из Нижнеколымска. Современное название этой группы островов закреплено на карте Ф. П. Врангелем в 1823 году. Самый приметный и известный остров – Четырёхстолбовой, названный так за высокие гранитные столбы-кигиляхи, которые видны за много километров. Они придают острову таинственность и являются украшением ландшафта. Здесь с 1933 по 1995 год работала полярная метеорологическая станция «Остров Четырёхстолбовой», отсюда ушли на полтора года во льды Александр Кузнецов с товарищами ровно семьдесят лет назад. Сюда ранее приходили северные олени, здесь на них охотились местные промысловики. Здесь же залегают в берлоги медведицы, о чём было известно с момента открытия островов, получивших такое характерное название. 

  Вид на остров и останцы-кигиляхи с высоты птичьего полёта. Фото В. Габышева.

 

            Белых медведей в этом районе довольно много. Сколько? Вопрос открытый, как и вообще для большинства мест Российской Арктики, кроме, может, острова Врангеля. Но Медвежьи острова могут оказаться в более выгодном положении в ареале вида, поскольку представляют собой некую ограниченную область, где концентрируются родовые берлоги. Наладив систему мониторинга на относительно небольшой и доступной площади, можно делать уже выводы о состоянии белых медведей в регионе, прослеживать связь с животными Чукотки или Новосибирских островов. Такой научный полигон! И последние пятнадцать лет интерес специалистов по белым медведям всё чаще обращался к Медвежьим островам. Сотрудники Дирекции биоресурсов, ООПТ и природных парков с участием Всемирного фонда природы в иной год насчитывали при объезде островов по пятнадцати берлог, что, несомненно, характеризует высокую плотность медведей весной. Наша же экспедиция обнаружила шесть уже вскрытых берлог, а судя по следам, в эти дни учёта на архипелаге было около тридцати белых медведей разного пола и возраста.

  Обнаружили покинутую берлогу. Фото И. Мизина.


   Сотрудники заповедника нашли очередную берлогу. Фото И. Мизина.



   Свежие следы медведицы и двух медвежат. Фото И. Мизина.

 

А вот в отличие от острова Земля Александры, где на Земле Франца-Иосифа ищут медведей сотрудники «Русской Арктики» и Института проблем экологии и эволюции имени А.Н. Северцова РАН, увидеть самих зверей во льдах Медвежьих островов оказалось делом непростым! Вроде бы они вокруг, и вот они, берлоги и следы, а медведей не видно! Скорее всего, дело в торосистых льдах, среди которых не только матери и медвежата, но и взрослые звери быстро «теряются». 


  Поиск проезда на снегоходах среди торосов – дело непростое. Фото И. Мизина.

 

 И не любопытны они оказались в этот раз, к местам ночлега нашей группы так и не подошли… В общем, всего один раз и смогли рассмотреть новое медвежье семейство. Но мнение о «местных» белых медведях составилось хорошее: самка упитана нормально, крупная, малыши на вид здоровы и подвижны. Идут искать себе питание: скорее всего, где-то в торосах прячется нерпа. 


  Самка с двумя медвежатами-сеголетками недавно вышли из берлоги, уходят во льды Восточно-Сибирского моря. Фото И. Мизина.


            Новый заповедник расположен в местах практически безлюдных: посёлков в округе немного, интереса различных добывающих компаний вроде бы нет. Есть места традиционной охоты, рыбной ловли, возможно, могут бродить сборщики мамонтовой кости. Здесь могут сохраниться как белые медведи, так и редкие виды птиц – белые гуси, стерхи, розовые чайки… Недаром этот участок внесён в так называемый «Теневой список водно-болотных угодий, имеющих международное значение». Как материковая часть заповедника, так и сами острова представляют собой малонарушенные тундровые, местами заболоченные участки, представляющие большой научный интерес для изучения арктических экосистем. В водах, омывающих Медвежьи острова, известны встречи различных китообразных, включая редких нарвалов. Короткое здешнее лето сулит много открытий учёным, которые здесь будут проводить исследования…

Как это часто бывает в Арктике, природные достопримечательности соседствуют со следами, оставленными человеком. Есть где поработать и археологам на островах, и историкам в архивах. На острове Четырёхстолбовом были найдены следы древних поселений человека, но что за люди жили здесь и когда -- до сих пор неизвестно. В 1924 году на зимовку у Четырёхстолбового встало норвежское судно «Мод» под командованием Харальда Свердрупа. Более полувека на острове работала советская полярная станция. Она, кстати, будет служить базой заповедника.


  Одно из зданий пригодно для обустройства полевого стационара заповедника. Фото И. Мизина.


                Основная часть станции, к сожалению, находится в аварийном состоянии из-за того, что за десятилетия со времени строительства домов линия моря изменилась, подмыв их основания. Скоро они рухнут совсем. 


   Сползающие в море дома полярной станции. Фото И. Мизина.


За последнее столетие это типичная картина в Арктике: море подмывает берега и на Земле Франца-Иосифа, и на острове Визе, и на Новосибирских островах… Но на Четырёхстолбовом есть ещё несколько строений, стоящих высоко, в том числе пригодных для организации наблюдений за акваторией, на месте бывшего ледового наблюдательного пункта, с которого в бинокль можно осматривать пространство до 40 км дальности! Все перемещающиеся медведи будут как на ладони…

            Территория как материковой части нового заповедника, так и самих островов, безусловно, привлекательна для туристов. Красивые пейзажи и интересные объекты острова Четырёхстолбового и его достижимость летом на яхте или круизном судне, идущем Северным морским путём, позволяет включать его в программы арктических туров при обязательном сопровождении инспекторами. Однако следует сразу определить период абсолютного покоя, который приходится на начало лета – время выведения птенцов.

Посёлок Черский, как административный центр заповедника, имеющий воздушное сообщение с Якутском, тоже очень интересен. Он похож на другие наши северные населённые пункты, помнящие годы процветания в Советское время, растерявшие за последние тридцать лет основную часть своего населения. Впечатлил местный музей (Нижнеколымский музей истории и культуры народов Севера), имеющий в постоянной экспозиции уникальные предметы и дающий хорошее представление о культуре и обычаях разных народов, живущих с давних времён в нижнем течении Колымы – эвенов, юкагиров, чукчей, якутов, а также русских первопроходцев. Несомненно, сотрудничество музея и заповедника очень перспективно.


  Священный чукотский предмет для добывания огня. Фото И. Мизина.


                  В заключение хотелось бы отметить работников заповедника, местных жителей, сотрудников парка «Ленские столбы». Удивительные люди севера! Гостеприимные, активные, надёжные… Хочется снова приехать к ним, вместе пройти новыми заповедными тропами.


Автор: Иван Андреевич Мизин, зоолог, к.б.н., заместитель директора по научной работе национального парка "Русская Арктика".




далее в рубрике