Морские млекопитающие у берегов Северной Земли

В мире животных
17 Ноября, 2020 | 12:55
Морские млекопитающие у берегов Северной Земли

Белые медведи кормятся на туше моржа. Фото С.Е. Беликова.


В районе архипелага Северная Земля постоянно или временно обитают семь видов морских млекопитающих: три вида из отряда Китообразные – белуха, нарвал и гренландский кит; четыре вида из отряда Хищные – морж, кольчатая нерпа, морской заяц и белый медведь. (В летний период времени в западной и северо-западной частях Карского моря изредка фиксировались встречи таких видов китообразных, как косатка, морская свинья, горбач, финвал и малый полосатик. Однако эти районы находятся далеко от Северной Земли, и здесь мы эти виды рассматривать не будем).

Нарвал, гренландский кит шпицбергенской популяции, атлантический и лаптевский подвиды моржа, белый медведь внесены в Перечень объектов животного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации (утвержден приказом МПР № 162 от 24.03.2020).


Нарвал

Нарвал -- эндемик Арктики, обитающий практически по всей её территории. Этот представитель китообразных в основном придерживается дрейфующих льдов, однако не избегает и открытых районов со значительными глубинами.

В морях Российской Арктики и прилежащей части Арктического бассейна нарвалы наблюдались изредка, чаще всего это были одиночки или небольшие группы животных (Belikov and Boltunov, 2002). Исключение составляет район Земли Франца-Иосифа. В отдельные года здесь отмечались группы нарвалов численностью до нескольких десятков голов. В 1988 г. в Карском море нарвалы дважды наблюдались группами по две и четыре особи (Беликов и др., 2002). В 2012-2013 гг. участниками экспедиции на лицензионных участках Роснефти, расположенных у восточного побережья Новой Земли и на открытой акватории Карского моря, было зарегистрировано несколько встреч одиночных нарвалов и в одном случае – пара животных (Чаадаева и др., 2018 а).


Белуха

Белуха – один из наиболее многочисленных видов китообразных, населяющих Российскую Арктику. Хотя она считается монотипическим видом, однако выделяют отдельные популяции, а внутри них – летние репродуктивные скопления или стада. До 1990-х гг. белуха рассматривалась, преимущественно, как биологический ресурс, и большая часть исследований была направлена на увеличение эффективности её использования. В настоящее время добыча животных практически прекратилась. В то же время наблюдается растущий интерес к белухе как к биологическому индикатору состояния арктических морских экосистем.

В области распространения карской и лаптевской группировок места зимовки и летние местообитания белух можно пространственно разграничить. Большая часть летних местообитаний находится на большом удалении от мест зимовки, что обуславливает необходимость значительных сезонных миграций животных, которые характерны для этих группировок (Чапский, 1941).

Районами зимовки белух в Карском море называют его северную, северо-восточную и восточную части. Материалы ледовой авиаразведки (ЛАР) (Беликов и др., 2002) не подтверждают факт зимовки белух в море Лаптевых. В период максимального развития ледяного покрова почти все наблюдения белух относятся к акватории Баренцева моря.

По мнению ряда исследователей (см., например, Клейненберг и др. 1964; Матишов, Огнетов, 2006), могут быть выделены места регулярного летнего пребывания белухи и места, где её подходы носят более случайный характер. Хорошо известно расположение основных летних мест нагула белухи в районе Земли Франца-Иосифа, Обской губе, Енисейском заливе и в акватории Карского моря, примыкающей к северо-западному побережью Таймырского полуострова. По-видимому, регулярность появления белухи в указанных районах обусловлена более богатыми кормовыми условиями по сравнению с другими районами.

Район между Землей Франца-Иосифа, северной оконечностью Новой Земли и Северной Землей, вероятно, также следует отнести к важным местам нагула белух. На это указывают наблюдения животных в этом районе, а также то обстоятельство, что сайка образует здесь летние скопления. Менее регулярно, но иногда в значительных количествах белуху наблюдали у о. Вайгач, в Байдарацкой губе, у восточных берегов Новой Земли и Таймырского полуострова, у западного побережья Северной Земли, возле о-вов Вилькицкого, Ушакова, Визе. В июне белух наблюдали в восточной и южной части Карского моря и у северной оконечности архипелага Северная Земля. В июле в Карском море белухи чаще всего отмечались в его южной части и в проливе Вилькицкого.

В море Лаптевых белухи наблюдались в его западной, южной и центральной частях. Из материалов ледовой авиаразведки следует, что западная, юго-западная и центральные части моря Лаптевых являются важными местами нагула белух. В летние месяцы частота встреч белух в этих районах не уступает таковой в Карском море (Беликов и др. 2002).

Материалы авиаразведки показывают, что к октябрю практически все белухи покидают море Лаптевых. По-видимому, они уходят в Карское море, где в октябре белуха ещё встречается, за исключением центральных районов моря. Согласно опубликованным ранее данным (Клейненберг и др. 1964), чаще всего животные наблюдались у восточного побережья Новой Земли и западного побережья Северной Земли, в Обской Губе и в некоторых других районах. Можно предположить, что белухи покидают места нагула, прежде всего, по причине ухудшения кормовой базы. Вместе с тем, рядом исследователей отмечается тесная зависимость   миграций белухи от ледовых условий. Опубликованные данные и опросные сведения показывают, что массовые миграции белух в Карском море отмечались в годы лёгких ледовых условий, когда ото льда очищалась большая часть его акватории. Такая ледовая обстановка сложилась, например, летом 1985 г. Тогда даже припай у западного побережья Северной Земли, обычно сохраняющийся круглый год, был разрушен и унесён ветром и течениями прочь. В августе этого года наблюдался массовый ход белухи на юг.

Белуха-фото А. Чернецкого.jpg

Белуха, фото А.Чернецкого.


Гренландский кит

В настоящей работе мы придерживаемся взгляда на географическую дифференциацию гренландских китов, населяющих Российскую Арктику (Шпак, Беликов, 2017), согласно которого в этом регионе обитают две популяции гренландского кита – берингово-чукотская (берингово-чукотсrо-бофортовсrая) и шпицбергенская (североатлантическая).

Шпицбергенская популяция гренландского кита осваивает субарктические и арктические районы Северной Атлантики, Баренцева и Карского морей от 60º с.ш. до 85º с.ш. (Moore and Reeves, 1993). До начала коммерческого промысла ареал популяции включал воды восточнее Гренландии, западные и северо-западные районы Европейской части Арктики.

Обобщенные данные о встречаемости гренландских китов шпицбергенской популяции приведены в Атласе морских млекопитающих Российской Арктики и Дальнего Востока (Шпак, Беликов, 2017). Они показывают, что после Второй мировой войны одиночки или небольшие группы китов лишь изредка отмечались у северо-восточного побережья Гренландии, в районах Шпицбергена, Новой Земли, Северной Земли, в центральной части Баренцева моря; более часто они наблюдались в районе Земли Франца-Иосифа. В последнее десятилетие гренландских китов всё чаще стали наблюдать в весенне-летний период у северо-восточной оконечности Гренландии, в проливе Фрама, севернее арх. Шпицберген и в акватории арх. Земля Франца-Иосифа. Отмечены встречи этого вида китов в различных частях Карском море и единично в западной части моря Лаптевых. Зимние места обитания не известны, но данные акустического мониторинга свидетельствуют о постоянном присутствии китов в проливе Фрама в зимний период.


Белый медведь

Белый медведь также, как и нарвал, – эндемик Арктики. Но этот самый крупный представитель отряда Хищные обитает как в акватории арктических морей, так и на суше. В циркумполярном регионе Международный союз охраны природы выделяет 19 субпопуляций белого медведя, четыре из них – баренцевоморская, карская, лаптевская и чукотско-аляскинская -- населяют Российскую Арктику.

В Арктике белые медведи распределены неравномерно. Это обусловлено, главным образом, неравномерностью в распределении и доступности их основных жертв - кольчатой нерпы и морского зайца, на сезонное распределение и численность которых существенное воздействие оказывают ледовые условия и глубина воды (Stirling et al., 1982). Специальные исследования сезонного распределения белых медведей в акватории вод у арх. Северная Земля не проводились. Некоторое представление можно составить, используя материалы наблюдений за зверем ЛАР и комплексных экспедиций «Кара-лето» и «Кара-зима» в 2014-2016 гг. Частично эти материалы отражены в экологических атласах Карского моря (2016) и моря Лаптевых (2017).

По материалам ЛАР (Беликов, 2011) в период максимального развития ледяного покрова в районе архипелага Земля Франца-Иосифа белые медведи встречались более часто. В юго-западной части Карского моря, у восточного побережья Новой Земли, к северу и северо-востоку от Енисейского залива медведи отмечались также сравнительно часто. Значительно реже они наблюдались на припайном льду у северо-западного побережья п-ова Таймыр, за исключением пролива Вилькицкого и прилежащих к нему участков акваторий Карского моря и моря Лаптевых.

В период минимального развития ледяного покрова (август-сентябрь) в Карском море медведи встречались в его восточной части и у восточного побережья Новой Земли, но в сентябре почти все животные переместились в восточную часть моря, где в это время года, как правило, присутствует ледяной покров. В Карском море летом белые медведи иногда в значительном числе выходят на сушу островов Новой Земли.

Осенью и в начале зимы в Карском море в октябре основная часть медведей наблюдалась в восточной части моря, включая прилежащие к побережью островов Северной Земли участки акватории моря, а также у северо-западного побережья п-ова Таймыр и в проливе Вилькицкого.

В море Лаптевых в период максимального развития ледяного покрова медведи наблюдались главным образом в его центральной и северной частях, вдоль восточного побережья п-ова Таймыр, к северу и к северо-западу от Новосибирских островов и в прилежащих районах Арктического бассейна. Во время зимних экспедиций «Кара-зима» белые медведи наблюдались преимущественно в восточной и центральной частях моря Лаптевых.

В период отступающей кромки льда (май-июль) редкие наблюдения белых медведей имели место почти во всех частях моря Лаптевых, за исключением юго-восточной части. В августе-сентябре, т.е. в период минимального развития ледяного покрова, медведи наиболее часто отмечались у восточного побережья Таймырского полуострова, где даже в разгар лета, как правило, присутствуют льды Таймырского ледяного массива, а также в северной, занятой дрейфующими льдами части моря. Подавляющая часть медведей отмечена у северо-восточного побережья Таймырского полуострова: изредка они также отмечались в центральной части моря. В период наступающей кромки льда (октябрь-декабрь) медведи наблюдались преимущественно у побережий Северной Земли и Таймырского полуострова (октябрь) и в восточной части Карского моря (ноябрь-декабрь); они не отмечались в юго-восточной части моря Лаптевых.

Размножение белых медведей карской и лаптевской субпопуляций происходит на Северной Земле (здесь, по – видимому, проходит граница субпопуляций), Новосибирских островах, материковом побережье моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря (Беликов, 2011). Берлоги всюду редки и их число вряд ли превышает 100-120.

В апреле 1982 г. было проведено авиаобследование Северной Земли с целью обнаружения берлог белого медведя. Было обнаружено семь берлог: три на о. Большевик и четыре на о. Октябрьской Революции. Но в действительности число берлог, несомненно, было больше, поскольку учёт был относительным и не охватил весь период вскрытия и покидания берлог. Следует также подчеркнуть, что плотность белых медведей в районе архипелага Северная Земля ниже, чем в западном (Земля Франца-Иосифа) и восточном (о-ва Врангеля и Геральд) секторах Российской Арктики».

В мае 1991 г. у западного побережья Северной Земли были помечены спутниковыми радиопередатчиками пять самок белого медведя (Belikov et al., 1998). Четыре самки из пяти были лактирующими, с медвежатами-сеголетками, а одна - нелактирующая самка, которую сопровождали два взрослых самца, т.е. она находилась в гоне. Большая часть передвижений медведей была ограничена восточной частью Карского моря. Три самки на некоторое время переместились в западную часть моря Лаптевых, но затем вернулись в Карское море. 

Белый медведь

Белый медведь. Фото С.Е. Беликова.


Кольчатая нерпа

Районом повышенной концентрации кольчатой нерпы в Карском море является район арх. Седова (группа небольших островов, расположенных у западного побережья Северной Земли). Об этом свидетельствуют как материалы первой экспедиции на Северную Землю, состоявшейся в 1930-1932 гг. (Ушаков, 1990), так и многочисленные наблюдения членов экипажей воздушных и морских судов, сотрудников полярных станций, участников различного рода экспедиций. Согласно этим наблюдениям (Беликов, Рандла, 1987), нерпа была многочисленна или обычна и в других прибрежных районах Северной Земли: у п-ов Парижской Коммуны и Жилого, в бухтах Собачья, Раздольная, Солнечная, у мыса Локоть, у западного входа в пролив Шокальского.

В море Лаптевых нерпа распространена очень неравномерно. В западной его части нерпа наблюдалась у побережья восточного Таймыра и прилежащих к нему островов, в Хатангском заливе, далее на восток вдоль материкового побережья, а также в районе Новосибирских островов (Гептнер и др., 1976). Особенно многочисленна она была в районе о. Бегичева и к юго-западу от него.

В общем, распределение и плотность кольчатой нерпы в значительной степени зависит от географического положения, времени года, ледовых условий, глубины воды, обилия и доступности пищи. В летне-осенний нагульный период скопления животных образуются в районах повышенной биомассы зоопланктона и численности рыб. В период воспроизводства и линьки большинство взрослых самцов и самок сосредотачиваются в районах, где припайный лёд стабилен и благоприятствует образованию достаточно глубоких для устройства логовищ снежных наносов (с глубиной снега не менее 50-60 см). Неполовозрелые звери в этот период предпочитают заприпайную зону и районы стационарных разводий и полыней.

Кольч. нерпа-Фото В. Красновой.JPG

 Кольчатая нерпа. Фото В.Красновой.


Морж

Учитывая отсутствие общепринятой точки зрения на географическую изменчивость моржей, населяющих Российскую Арктику и сопредельные с ней районы, в настоящей работе автор придерживается традиционной точки зрения на существование трёх популяций моржа - атлантический морж (Odobenus rosmarus rosmarus), лаптевский морж (O. r. laptevi) и тихоокеанский морж (O. r. divergens). Ареал атлантического моржа, охватывает Баренцево и Карское моря (вне России -- Северная Атлантика до Канадского Арктического архипелага на западе включительно), лаптевского моржа -- море Лаптевых и западную часть Восточно-Сибирского моря, тихоокеанского моржа – Берингово и Чукотское моря и восточную часть Восточно-Сибирского моря.

В конце лета - начале осени, после распада льдов, моржи образуют береговые лежбища, но только при наличии прилегающего непосредственно к лежбищу участка открытой воды или мелкобитого льда, который животные не могут использовать для залёжки. В Карском море самые крупные лежбища образуются на о Гемскерка, Оранских островах, м. Константин и южной оконечности Новой Земли (о-вах Бритвин и Пуховый) (Семёнова, Болтунов, 2015).

В Карском море моржи в зимне-весенний период отмечались вдоль западного побережья п-ова Ямал, в районе острова Белый и в Енисейском заливе (Воронцов и др., 2007). В марте-апреле с наибольшей плотностью моржи также встречались на участке маршрута судна от пролива Карские Ворота на запад до кромки льда; спорадически они встречались на пространстве от этого пролива на восток до района, расположенного примерно в 100 миль к западу от о. Белый (Горяев и др., 2006).

К.К. Чапский (1941), на основе материалов, полученных во время промысла моржа в 1929-1933 гг., даёт характеристику размещения животных по акватории Карского моря в два отчётливо выраженных периода: 1 - конец июля - август; 2 - сентябрь и часть октября. В первый период моржи размещались на льду, во второй - они переходили в освободившуюся ото льда прибрежную зону и на побережье Новой Земли. Моржи ни разу не наблюдались в центральной части моря, где, как предполагает автор, из-за больших глубин морж не может кормиться нормально бентосной пищей. Более поздние наблюдения показывают, что в Карском море летом моржи могут быть встречены в юго-западной части Карского моря и у западного побережья п-ова Ямал.

Данные о местах обитания лаптевского моржа зимой очень скудны. По материалам ледовой авиаразведки (Горбунов, Беликов, 1990), в конце зимы (март) моржи наблюдались вне зоны припая в пределах всего моря Лаптевых, но больше всего их было в северной, восточной и западной частях и к северу от Новосибирских островов. В северной части моря (к северу от изобаты 100 м) моржи встречались редко. Как правило, моржи наблюдались в разводьях, покрытых молодым льдом. В подавляющем большинстве случаев отмечались одиночные особи или небольшие (меньше десяти особей) группы животных. Значительно реже наблюдались группы, состоящие больше, чем из двадцати особей.

Данных по распределению моржей в море Лаптевых летом и в начале осени гораздо больше, чем по зимнему периоду, когда проведению наблюдений препятствует полярная ночь и суровая погода. Специфической чертой моря Лаптевых является широкое развитие припайного льда, который образуется как у побережья материка, так и вокруг островов, включая о-ва Бегичев, Петра, Андрея, Фаддея, архипелаг Комсомольской правды, Новосибирские острова. С октября по конец июня эти районы припайного льда, где летом и осенью моржи кормятся, становятся для них недоступными. Недоступны для них и районы, где припайный лёд иногда сохраняется на протяжении нескольких лет.

Материалы наблюдений за моржами за последнюю четверть века свидетельствуют, что животные, как и ранее, образуют лежбища в бухте Марии Прончищевой, на юго-восточном берегу о. Песчаный, на северной оконечности о. Бельковский, на мысе Анисий (о. Котельный), на островах Вилькицкого, Андрея, Фаддея, Петра, Преображения, Большой Бегичев (Вишневская, 1989; Горбунов, Беликов, 1990; Бычков, 1991; Гуков, 1999; наблюдения ЛАР). Высказывается предположение, что небольшие лежбища моржей могут образовываться на восточном побережье Северной Земле и что на каждом лежбище число моржей не может превышать некой величины, которая определяется размером лежбища и продуктивностью близлежащих кормовых районов.

Ранее было высказано предположение (Беликов и др., 1990), что часть моржей, зимующих в районе Земли Франца-Иосифа, при благоприятной ледовой обстановке в весенне-летний период мигрируют в северную часть Карского моря и в северо-западную часть моря Лаптевых (в район к востоку от о. Комсомолец, архипелаг Северная Земля), придерживаясь системы разводий и стационарных полыней. Однако, насколько правомерно это предположение -- могут показать только наблюдения за мечеными моржами и генетические исследования.

Морж-фото С. Петрова.JPG

Морж. Фото С. Петрова.


Морской заяц

В России морской заяц представлен двумя подвидами: атлантическим (E.b. barbatus) и тихокеанским (E.b. nauticus) (Абрамов и др., 2012). Атлантический морской заяц преимущественно населяет мелководные районы Белого, Баренцева, Карского морей и моря Лаптевых, возможно, также и западную часть Восточно-Сибирского моря. Хотя этот вид тюленей фиксируется на всей акватории Карского моря, но всё же предпочитает мелководные районы, покрытые льдом (Светочева, 2015). В западной части Карского моря морские зайцы чаще всего наблюдались в прибрежных районах от острова Вайгач до западного побережья п-ова Ямал и от о. Белый до о. Диксон, в восточной части моря -- на мелководных участках от реки Пясины до пролива Вилькицкого. В северной части моря концентрация морских зайцев отмечена в прибрежных районах у м. Желания и в юго-западной части у архипелага Северная Земля.



Гренландский тюлень

Беломорская популяция гренландского тюленя распространена от юго-восточных вод Гренландии на западе до Северной Земли на востоке. Северная граница очерчена кромкой дрейфующих льдов. На юге тюлень обитает в Белом море и юго-восточной части Баренцева моря (Гептнер и др., 1976).

Согласно В.Н. Светочева (2015), летом и осенью обычно гренландские тюлени встречаются в западной части Карского моря. Осенью небольшие группы и одиночные животные могут проникать и в более восточные районы моря. В безледовый период в Карском море гренландские тюлени ведут пелагический образ жизни, широко перемещаясь по его акватории. Но тюлень не встречается в прибрежных районах и у островов. Одиночки и группы гренландских тюленей наблюдались во время проведения геологоразведочных работ и эколого-рыбохозяйственных исследований летом на лицензионных участках Роснефти в Карском море (Чаадаева и др., 2018 а).


Автор: Дарья Чернышова.

 

Литература

Абрамов А.В., Хляп Л.А. Отряд Carnivora. // Млекопитающие России: систематико-географический справочник (ред. Павлинов И.Я., Лисовский А.А.). – М.: Т-во научн. изданий КМК, 2012. – т. 52. – с. 313–382.

Беликов С.Е. Морские млекопитающие Российской Арктики: изменения численности и среды обитания под воздействием антропогенных и природных факторов. Наземные и морские экосистемы. ООО «Паулсен», Москва – Санкт-Петербург, 2011 С. 211-256.

Беликов С.Е., Болтунов А.Н., Горбунов Ю.А. Сезонное распределение и миграции китообразных Российской Арктики по результатам многолетних наблюдений ледовой авиаразведки и дрейфующих станций «Северный полюс». Морские млекопитающие. (Результаты исследований, проведенных в 1995-1998 гг.). Москва. 2002. С. 21-51.

Беликов С.Е., Горбунов Ю.А., Калякин В.Н. Результаты наблюдений за морскими млекопитающими в Арктическом бассейне. Тезисы докл. X Всесоюзного совещания по изучению, охране и рациональному использованию морских млекопитающих. Светлогорск, Калининградская обл., 2-5 октября 1990 г. Москва, 1990, с. 16-17.

Гептнер В.Г., Чапский К.К., Арсеньев В.А., Соколов В.Е. Млекопитающие Советского Союза. Т.2, часть третья. Ластоногие и зубатые киты. М.: Высшая школа, 1976, 718 с.

Горбунов Ю.А., Беликов С.Е. Результаты многолетних наблюдений за лаптевским подвидом моржа. Тезисы докл. X Всесоюзного совещания по изучению, охране и рациональному использованию морских млекопитающих. Светлогорск, Калининградская обл., 2-5 октября 1990 г. Москва, 1990, с. 79-80.

Горяев Ю.И., Ежов А.В., Воронцов А.В. Судовые наблюдения за атлантическим моржом (Odobenus rosmarus rosmarus) в юго-восточной части Баренцева моря. Морские млекопитающие Голарктики//Сб. науч. труд. по мат. IV междунар. Конф. «Морские млекопитающие Голарктики». Санкт-Петербург, 10-14 сентября 2006 г. С.-Пб.: 2006, с. 145-146.

Карское море. Экологический Атлас. / ООО «Арктический Научный Центр». – Москва, 2016. – 271 [1] с.: ил. – (Серия «Атласы морей Российской Арктики»)

Клейненберг С.Е., Яблоков А.В., Белькович В.М., Тарасевич М.Н. Белуха: опыт монографического исследования вида. М: Наука, 1964. 454 с.

Матишов Г.Г., Огнетов Г.И. Белуха Delphinapterus leucas арктических морей России: биология, экология, охрана и использование ресурсов. – Апатиты: Изд. КИЦ РАН, 2006. – 295 с.

Светочева О.Н. Морской заяц. Морские млекопитающие и белый медведь Карского моря: обзор современного состояния. РОО «Совет по морским млекопитающим», ВОО «Русское географическое общество» М. 2015. С. 41-48.

Семенова В.С., Болтунов А.Н. Морж. Морские млекопитающие и белый медведь Карского моря: обзор современного состояния. РОО «Совет по морским млекопитающим», ВОО «Русское географическое общество». М. 2015. С. 73-82.

Ушаков Г. А. Остров метелей : [О-в Врангеля]; По нехоженой земле : [Архипелаг Сев. Земля] / Г - Л. : Гидрометеоиздат, 1990. - 574 с. : ил.; 20 см

Чаадаева Е.В., Войта Л.Л., Афанасьева Г.А., Балеева Н.В., Старков А.И., Данилов М.Б. Летняя фауна морских млекопитающих Карского моря. Морские млекопитающие Голарктики. Сборник научных трудов по материалам X Международной конференции, посвященной памяти А.В. Яблокова, Архангельск, 29 октября-02 ноября. Том 2. Москва. 2018 а. С. 223-235.

Чапский К.К. Морские звери Советской Арктики. – М.-Л.: Изд. Главсевморпути, 1941. – 188с.

Шпак О.В., Беликов С.Е., 2017. Гренландский кит. Морские млекопитающие Российской Арктики и Дальнего Востока: атлас. ООО «Арктический научный центр» М. С. 81-86.

Экологический Атлас. Море Лаптевых. / ООО «Арктический Научный Центр». – Москва, 2017. – 303 [1] с.: ил. – (Серия «Атласы морей Российской Арктики»)

Гуков А.Ю., 1999. Экосистема Сибирской: научное издание /. - М. : Науч. мир,. - 334 с. : ил., табл.

Belikov S.E., Boltunov A.N. Distribution and migrations of cetaceans in the Russian Arctic according of observations from aerial ice reconnaissance. Belugas in the North Atlantic and the Russian Arctic. NAMMCO Scientific publications, 2002, vol. 4, pp. 69-86.

Belikov, S., Boltunov, A., Belikova, T., Belevich, T. And Yu. Gorbunov. 1998. The Distribution of Marine Mammals in the Northern Sea Route Area. INSROP Working Paper No. 118-1998, II.4.3. The International Northern Sea Route Programme, ISBN 82- 7613-273-1. 49 pp.

Belikov S.E., Garner G.W., Wiig O., Boltunov A.N., Gorbunov Yu.A. Polar bears of the Severnaya Zemlya archipelago of the Russian Arctic. Ursus. 1998, no. 10, pp. 33-40.

Boltunov, A. N., Belikov, S. E. Belugas (Delphinapterus leucas) of the Barents, Kara and Laptev Seas // NAMMCO Scientific Publications, 2002. – vol. 4. – pр. 149-168.

Moore S. E., Reeves R. Distribution and movement. The Bowhead Whale //Special Publication Number 2. The Society of Marine Mammalogy, 1993 - Pp. 313-386.

 

 

 

далее в рубрике