Чумбаровка и чумбарики. Заповедная улица Архангельска. Часть II

Ольга Чуракова
18 Декабря, 2020 | 13:44
Чумбаровка и чумбарики. Заповедная улица Архангельска. Часть II

Продолжение. Начало здесь.


Традиционно Архангельск, как и все северные города, застраивался деревянными зданиями, исключение составляли лишь храмы и особняки дворян, а в советское время – административные здания и «номенклатурные дома» для чиновников. Но в 1960 –х годах по всей стране развернулось каменное строительство. После визита первого секретаря ЦК КПСС Никиты Сергеевича Хрущёва в Архангельск в июле 1963 года Совет Министров СССР принял постановление «О развитии города Архангельска», и было создано Главное управление по строительству в городе Архангельске и Архангельской области («Главархангельскстрой»). Дело в том, что в эти годы Архангельск ещё раз подтвердил своё назначение как центра стратегического региона севера. «Ворота в Арктику» нужно было обустроить, так как на Новой земле уже шли испытания ядерного оружия, в том числе крупнейшей в мире водородной бомбы мощностью свыше 50 мегатонн, а в Северодвинске строились атомные подводные лодки с баллистическими ракетами на борту. В ноябре 1967 года первый такой ракетный крейсер поднял флаг, готовый к выходу в северные моря. Областной центр стал преображаться…

В конце 1960 - 1970–е гг. каменные новостройки стали наступать на деревянное зодчество. Надо сказать, что в начале XXI века картина повторяется: деревянные дома стремительно исчезают один за другим… Но сейчас в городе на многих домах есть таблички «охраняются государством», а в «хрущёвские» и «брежневские» времена под угрозой сноса оказались истинные шедевры деревянной архитектуры. И тогда появилась идея: сделать заповедную зону, куда собрать самые уникальные дома старого города. Для этого отлично подходил небольшой проспект в центре города, где уже находилось несколько старинных домов. К проекту подключились городские архитекторы (Юрий Барашков, Геннадий Ляшенко, Владимир Лопатько, Вера Колтовая) и специалисты из научно-реставрационных мастерских. Несколько лет шёл отбор памятников старины, для этого были изучены шесть десятков зданий. Активное участие в этом приняло Общество охраны памятников истории и культуры. Мало кто знает о том, какую лепту внесли в подготовку проекта студенты лесотехнического института. Дипломники – будущие архитекторы -- изготовили макет будущей улицы из ватмана, и он долгое время хранился в Обществе охраны памятников истории и культуры. В 1985 году проект был готов, и на Чумбаровке появились «новосёлы»: уникальные здания в духе «милой старины». Как и предусматривал проект, здесь были представлены разные типы городских домов. Дома с угловыми эркерами были поставлены на перекрёстках, например, дом № 48 -- копия дома инженера Семена Викторовича Овчинникова. В XIX - начале ХХ века эркер на углу дома (по северному - «фонарь») заменял светофор: это был «сигнал» для извозчиков, а затем и автомобилей, что дом стоит на перекрёстке и есть опасность столкнуться с другим транспортным средством. 

Дом с эркером

Дом с эркером


Получил прописку на заповедной улице и так называемый «архангельский дом» с пристроенной к нему крытой лестницей – кровля её по форме напоминала крышку рояля, и её изгибы не позволяли задерживаться снегу и другим осадкам.

Домам оставили имена их хозяев или хозяек. Женщины в северных городах часто были домовладелицами, особенно если муж ходил в море или был военным: в случае гибели хозяина не надо было менять документы. 

Дом Ракитиной

 Дом Ракитиной


Поэтому на нынешней Чумбаровке соседствуют дома жены вольного шкипера Анны Ракитиной (дом № 45), жены надворного советника Марии Черепановой и дом Пелагеи Гринфельт (дома № 41 и № 43). Супруг последней Павел Петрович Гринфельт был капитаном дальнего плавания и главным редактором справочника «Спутник Поморья» (издавалось Обществом моряков торгового флота Русского Севера в 1909 -1911 гг.), в котором печатались карты с обозначением гаваней на берегах Мурмана, новые законы, касающиеся мореплавания и другие полезные для поморов сведения.

Дом Гринфельтов

 Дом Гринфельтов


Женской собственностью являлся и дом-усадьба М.Т. Куницыной (д. № 17). В 1910 году семья Куницыных построила дом на деньги, полученные Марией Тимофеевной в приданое от отца – рыбопромышленника из поморского села Шуя. Усадьба была такая, как полагалась крестьянам: с хозяйственными постройками (каретник, ледник), но дом был украшен «по-городскому» -- резными карнизами и водосточными трубами. Да и внутри дома всё было «по-богатому»: мебель из ценных пород деревьев, мягкие диваны, дорогая посуда, картины, даже фортепиано.

Сейчас в усадьбе Куницыных располагается филиал музея деревянного зодчества «Малые Корелы».

Ещё один дом с женским именем и загадкой - «Марфин дом». Это здание «переехало» на улицу Чумбарова – Лучинского с проспекта П. Виноградова (ныне Троицкий). Официальное название его -- «Коммерческое собрание», но горожане называют его «Марфин дом». Ещё одно название дома -- Немецкий клуб, так как, по преданию, его основали четыре немецких толстосума, чтобы было где провести время в мужской компании без надзора своих строгих фрау. Дом действительно изначально находился в Немецкой слободе. Первое изображение его на плане города относится к 1865 году. В 1910 году дом был перестроен в духе эклектики по проекту инженера В.В. Телятьева. В здании, рассчитанном на полторы тысячи посетителей, был зрительный зал на пятьсот мест, танцевальное «зало» с хорами для оркестра и огромными зеркалами, комнаты для бильярда и ломберных столов, диванные кабинеты, банкетный зал на двести персон. В 1897 году здесь впервые показывали «движущиеся картинки» – так архангелогородцы познакомились с синематографом. Именно здесь проходили самые крупные благотворительные вечера и общественные собрания конца ХIХ – начала ХХ в., юбилеи лоцманской службы, собрание юристов, врачей и педагогов города. В 1898 году в доме Коммерческого собрания состоялся бал по случаю открытия Северной железной дороги. В годы Первой мировой войны в здании Немецкого клуба разместился госпиталь, а в 1918 и 1920 годах здесь дважды – до и после Гражданской войны -- была провозглашена советская власть. Это и спасло здание от сноса в советское время. В годы советской власти здание не переставало быть «очагом культуры»: в нём размещались поочередно ТЮЗ, кинотеатр «Хроника», дом Офицеров Красной армии. В мае 1945 года здесь под духовой оркестр в зале кружили пары, а начальник дома Офицеров подполковник М. Добрецов поздравлял всех присутствующих с Днём Победы.

Когда дом перевезли на Чумбаровку (при воссоздании он «потерял» значительную часть площади, но обзавелся декором из нового материала), его «хозяйкой» стала Марфа Ивановна Меньшикова: она руководила Обществом охраны памятников истории и культуры, которое разместилось в этом здании. Марфа Ивановна сумела создать в здании соответствующий интерьер: тогда мебель «в стиле ретро» ещё не вошла в моду, и её можно было купить в комиссионке или даже найти выброшенной. Дом снова приобрёл черты дореволюционного Архангельска. Со времени Марфы Ивановны установилась традиция проводить в доме концерты, мероприятия. В «лихие девяностые» и даже начале XXI века судьба дома была непростой, его даже едва не продали в частные руки. С 2013 года здание находится в ведении музея «Малые Корелы», здесь проходят выставки, мероприятия и балы, звучит музыка и художественное слово. «Марфин дом» является истинным центром культуры улицы и города. Будете гулять по Чумбаровке - непременно загляните сюда «на огонёк».

Марфин дом

 Марфин дом


Ещё один культурный центр на заповедной улице -- филиал городского культурного центра -- находится в старинном доме купчихи Ананьиной 1872 года постройки. С недавнего времени в доме «поселились» купец Силантий Поморыч и его домочадцы. Это артисты творческого объединения «Поморская артель». Поморыч развлекает гостей дома поморскими сказами, играет на ложках, гуслях и даже не пиле. А в полдень по выходным он выходит за ворота и стреляет из пушки. Так на Чумбаровке объявляют «Поморский полдень». В этом старинном доме есть и другие творческие коллективы: театральная студия «Северные чудеса», литературно-музыкальный театр «Словица», детская вокальная группа «Чумбарики».

Юные архангелогородцы с удовольствием ходят в ещё один деревянный дом на этой улице: школу ремёсел. Первую в современной России детскую школу ремёсел мастер Владимир Николаевич Бурчевский открыл в здании 1913 года постройки, и сам дом – символ мастерства его строителей. В 11 творческих мастерских школы Бурчевского представлены народные промыслы Севера России: это резьба и роспись по дереву, плетение из бересты и корня, художественная резьба по кости, лоскутное шитьё, вышивка и народная кукла, керамика, ткачество и пр. В школе есть музей, где можно увидеть истинные шедевры, сделанные руками маленьких северян.

По соседству с школой ремёсел в музее «Архангельского пряника козули» можно увидеть ещё одно рукодельное чудо – обрядовое печенье, всех форм и расцветок. Традиционно слово «козуля» связывают с козой или косулей, так как первоначально печенье делали в виде животных и птиц. Однако есть и другая трактовка названия: на «поморской говоре» козуля означает «завиток».

Козули

 Козули


Поморский дух витает на Чумбаровке не только в музеях и домах культуры -- прямо на улице нас встречают «носители северной культуры» в виде памятников писателям Степану Писахову и Борису Шергину и их литературным героям. В каждом современном городе с такой городской скульптурой связаны приметы: например, «на удачу» следует потереть нос собачке или аппарат фотографа. И у архангельского «талисмана удачи» Степана Писахова начищена до блеска рука: каждый спешит поздороваться со знаменитым сказочником. Считается, что день после этого будет непременно удачным! Степан Григорьевич Писахов был писателем, художником, педагогом, путешественником. Несколько раз Степан Григорьевич был в Арктике -- на Земле Франца-Иосифа, Новой земле. Он писал в своих путевых заметках: «Яркий юг кажется мне праздником шумным… Север - строгий светлый кафедрал.. Для меня Арктика – утро Земли». 

И, шутя, он описывал путешествия в Арктику в своих сказках: «Вот теперича на Нову Землю ездить стало нипочём. А в старо время, когда мы, промышленники, туда дорогу протаптывали, своими боками обминали, солоно доставалось». Сказки Писахова о Перепелихе, «мороженых песнях» и про «пинжак с карманами» знает, наверное, вся страна. Менее известны его живописные работы, а между тем, его зарисовки северной природы были высоко оценены И. Репиным, а картины висели в Кремле в кабинете у «всесоюзного старосты» М.И. Калинина. В 2008 году на Чумбаровке появилась бронзовая скульптура сказочника. Архангельский художник и скульптор Сергей Сюхин изобразил его таким, каким его запомнили жители улицы (дом Писахова был неподалеку от Чумбаровки): низенький старичок с лукавым прищуром глаз возвращается с рыбного рынка, в его авоське – «улов», а у ног трётся «котейка», явно учуявший запах свежей рыбки…Интересно, что на шляпе у Степана Григорьевича скульптор изобразил птицу, стоящую на одной ножке, и… птичка «улетела»! Причём «улетали» птички три раза, и тогда Сергей Никандрович сделал ещё один вариант, где птичка стоит на ножках и распущенном хвосте…

Памятник Писахову.jpg

Совсем рядом с писателем Степаном Писаховым находится скульптура его любимого литературного героя Сени Малины – он как будто выскочил из проруби на огромном налиме. Почитайте сказки Писахова об этом мужичке из поморского села Уйма, который «пиво на звездном дожде сварит, на самоваре до луны долетит», -- и узнаете, как «тамошние злющие лунные бабы» чуть Сеню не погубили.

Архангельский мужик

 "На налиме"


Памятник ещё одному певцу Севера – Борису Шергину -- пришлось даже отгородить от любопытной публики: уж больно нравилось жителям города и туристам фотографироваться в обнимку со сказителем, а для этого они смело карабкались на постамент. А на подножии скульптуры тот же скульптор Сергей Сюхин расположил самые известные объекты Севера. И плещется у босых ног собирателя северных народных сказов студёное море Гандвик, которому Борис Викторович Шергин, потомственный помор, унаследовавший от родителей дар рассказчика, посвятил так много своих произведений.

Автор этих и других скульптур на заповедной улице Сергей Никандрович Сюхин сам из северной глубинки. Он родился в деревне Пучуга Верхнетоёмского района Архангельской области, и в его мастерской есть не только самовар и прочая деревенская утварь, но и полати, как в старинной северной избе. И на Чумбаровку он перенёс частичку крестьянского дома – это памятник «Русским женам-берегиням семейного очага». В руках у «поморской жонки» веретено, она прядёт и ждёт мужа с промыслов. Рядом с мамой играет ребёнок, у ног хозяйки мурлычет кот…

Берегиня

Казалось бы, ещё одна скульптура работы С.Н. Сюхина -- Козьма Прутков -- не вписывается в географию севера. Ещё как вписывается! Козьма -- литературная маска, за которой скрывались писатели Алексей Толстой, братья Жемчужниковы, сказочник Ершов, и они придумали время (11 апреля 1803 года) и место рождения поэта. Это деревня близ города Сольвычегодска, а сейчас эта территория входит в Архангельскую область. Так что Козьма Прутков -- вполне северный писатель!

Тех, кто хотел бы познакомиться с литературной деятельностью «настоящих» северных литераторов, ждут в Литературном музее. В небольшом помещении музея хранится около ста тысяч единиц экспонатов, из них наиболее знаковые: курительная трубка Аркадия Гайдара, рукопись романа Фёдора Абрамова «Две зимы и три лета», автографы знаменитых поэтов и писателей Севера. Этот музей – тоже «авторский», его создатели, старатели и хранители -- супруги Егоровы, Борис Михайлович и Людмила Владимировна.

Сегодня Чумбаровка имеет вид вполне благополучной улицы. Но так было не всегда. 

Советское время

Пересеченье улиц Чумбарова-Лучинского и Поморской в советское время.


Долгое время на Чумбаровке не могли сделать покрытие, и, наконец, замостили плиткой. Дело в том, что при благоустройстве улицы не была сделана «выторфовка» (а все северные города «растут» на болотистой почве), и сплошное покрытие в первую же зиму могло бы «пойти гулять». Кроме того, плитку легче ремонтировать, и с неё быстрее стекает вода, что очень важно в климате, где затяжные «мокрые» осенние и весенние месяцы. Как пример народного единства можно привести историю с созданием специального благотворительного фонда «Чумбаровка». Когда проспекту понадобился «капитальный ремонт», жители города за несколько месяцев 2005 года собирали 7 546 000 рублей, а всего на цели реставрации улицы «всем миром» удалось собрать около 12 млн. рублей. В проект вложились все: от крупных промышленных предприятий и компаний до рядовых граждан.

В 2009 году работы были закончены, вдоль брусчатых мостовых были посажены цветы, на улицу вернулись отреставрированные скамейки – подарок Архангельскому Арбату от города-побратима Эмдена. В 2017 году в рамках национальной программы «Формирование комфортной городской среды» на улице появились дизайнерские урны, новые скамейки, телефонные будки: одна из них используется для обмена книгами, а в другой по телефонному автомату можно было даже позвонить на городские номера.

В дни городских праздников улица становится площадкой для выступлений коллективов, гуляний и флешмобов; на период ярмарок обрастает ларьками и лотками с рукоделиями, превращаясь в музей народного творчества под открытым небом. На Чумбаровку раньше всех приходят новогодние праздники -- здесь открывают первую в городе Новогоднюю Ёлку. Да и в любой день на этой улице -- праздник. Праздник души. По вечерам на Чумбаровке зажигаются красивые фонари, в окнах и витринах магазинов и кафе включается иллюминация. В декабре 2020 года вечерний моцион у горожан проходит на «улице света» (вот не напрасно же мечтал Чумбаров-Лучинской сто лет назад о «светозарном завтра»!) На проспекте появились восемнадцать светящихся артобъектов: снеговики, ёлочные шары, ангелы и северный пряник- козуля. Причём фигуры музыкальные – по вечерам здесь теперь звучат новогодние мелодии, создавая праздничное настроение у горожан.

Ангел  декабрь 2020 улица Чумбаровка елочка пряник jpg.jpg

Светящиеся украшения на улице Чумбарова-Лучинкого, декабрь 2020 года


Когда-то на Чумбаровке распахнула двери первая в городе пиццерия «Траттория», и в неё было трудно попасть, а сейчас на небольшом проспекте можно найти кафе на любой вкус: чайные и кофейные, русские и «иностранные». Пользуются неизменным успехом у жителей города ресторан «Трескоед» с атмосферой поморской старины, грузинский ресторан «Генацвале», ресторан чешской кухни Stare Mesto, аргентинский ресторан «El Fuego». Вот такая география у маленькой улицы северного города.

Нельзя сказать, что в судьбе улицы всё так идеально. Вполне заслуженную критику вызывает качество некоторых реставрационных работ: уход от планировочных решений, отделка сайдингом, отказ от традиционного для северного деревянного зодчества декора. Особенное нарекание вызывает то, как сделаны реплики зданий, например, дом Двойниковой. Архитектор Вера Васильевна Колтовая в интервью одной из архангельских газет не могла сдержать возмущение: «дом Двойниковой, это не реставрация, это ужас! …И это некогда одно из красивейших зданий Архангельска! Мне обидно как автору проекта реставрации – что сделали с домом».

Реплика дома Двойниковой

 Реплика дома Двойниковой


Действительно, при воссоздании объекта на новом месте, дом потерял свою самобытность: утратил некоторые элементы (балкончик у мансарды, декор), был обшит дешёвым сайдингом и увешан рекламой. А следовало бы не только вернуть дому аутентичный вид, но и сделать мемориальную доску или хотя бы табличку с QR-кодом и информацией о тех, кто жил в первоначальном варианте дома. Удивительно, что в областном центре на исторических объектах нет QR-кодов, тогда как в районных центрах они уже есть! Исчез и информационный центр, где туристы могли взять карту города, купить сувениры, книги по истории Архангельска, буклеты и открытки с видами улицы. На месте информационного центра для туристов – киоск «Кофе на вынос». И найти информацию о городских достопримечательностях стало гораздо труднее.

Проблема сохранности деревянного зодчества касается не только заповедной улицы. Руководитель инспекции по охране объектов культурного наследия Архангельской области Анна Ивченко выражает обеспокоенность тем, что «в результате утраты большей части деревянных зданий исторический центр города потерял целостность как историческое поселение европейского севера России». В этих условиях значимость заповедной улицы возрастает.

Интересно что у уникальной улицы сложился свой фольклор – есть уже около десятка песен о Чумбаровке и ее обитателях. Каждая из них – признание в любви этом уголку города: «Чумбаровка любимая, ты часть земли родной», «родная сторона», - поют горожане. Но самая милая песенка у ансамбля «Чумбарики»: «На улице Чумбаровка чумбарики живут, они совсем не видимы, но днём и ночью тут»…

Говорят, что от нашего поколения ничего не останется: электронные письма и телефонные звонки не имеют материальной основы. Но есть наши соотечественники, которые уже вписали свои имена в историю уникальной улицы северного города: это Марфа Ивановна Меньшикова, Владимир Бурчевский (основатель Школы ремёсел и её филиалов), супруги Егоровы (радетели Литературного музея), Андрей Пономарев (руководитель «Поморской артели», он же – Силантий Поморыч), скульптор Сергей Сюхин и его герои (Степан Писахов, Борис Шергин и даже Козьма Прутков), руководители музеев, магазинов и ресторанов на улице Чумбарова-Лучинского. Возможно, эти и есть те самые «чумбарики», о которых поётся в детской песенке…


Автор: Чуракова Ольга Владимировна, к.и.н., доцент С(А)ФУ, Архангельск.

далее в рубрике