Легенды северных городов. Часть II

Северные города
29 Октября, 2021, 12:27
Легенды северных городов. Часть II

Продолжение. Начало здесь.


СЕВЕРНЫЕ ЛОХ-НЕСС — После Якутии и Урала настал черёд Ямала, Таймыра и его самой красивой дочери — озера Лама -- заявить о своей «лохнесскости». У допускающих саму возможность существования «несси» на Таймыре есть сложности и тяжёлые вопросы. Когда озеро всё-таки покроется льдом, как же предполагаемое большое (теплокровное) животное будет дышать через лёд? Часть местных знатоков от аргумента отмахивается, говоря, что зимой на поверхности льда есть несколько крупных полыней. Другая половина возражает, что никаких дыр во льду они не видели, но охотно подтверждает, что ходить и ездить зимой по Ламе, опять-таки в отличие от остальных озёр, чрезвычайно опасно, потому как тут есть места, где лёд тонюсенький, лопнет в любой момент, даже в 50-градусные морозы.

Район озера достаточно редко посещается людьми, но видевших хватает. Свидетельства по всей протяжённости Полярного круга примерно такие: 

«...Предмет там плыл, и довольно близко. Это было что-то живое, какое-то животное! Оно двигалось по дуге, сначала вдоль озера, а потом прямо к нам. По мере того как оно приближалось, странное оцепенение, от которого холодеет внутри, охватывало меня. Над водой чуть-чуть возвышалась темно-серая туша... отчетливо выделялись два симметричных светлых пятна, похожих на глаза животного, а из тела торчало что-то вроде палки... Мы видели лишь небольшую часть животного, но под водой угадывалось огромное массивное тело... Чудовище двигалось так: тяжёлым броском, несколько приподнявшись из воды, оно бросалось вперёд, а затем полностью погружалось в воду. При этом от его головы шли волны, рождавшиеся под водой. Хлопает пастью, будто рыбу ловит…».

Но потом, когда в свидетелях появились уже и служители церкви… Отчего бы и нет? Все хотят приобщиться к легенде и прикоснуться к мечте. Что может ответить на это тактичный скептик? Лишь то, что увиденному могут быть и весьма обыденные объяснения. В своё время в одном из журналов 60-70-х годов, когда на одно из северных озёр была направлена экспедиция для установления наличия в том озере монстра, аквалангисты обнаружили на дне озера аномально громадных налимов. Налимы не любят солнечного света и лунных ночей, хотя и идут на свет костра. Видя какие-либо блики или точечные источники света, они ведут себя беспокойно, перед грозой даже всплывают на поверхность. А может, это фантастически смелая и настырная нерпа заплыла? Ведь попали же они когда-то в Байкал?

Можно оставаться скептиком, ибо это всегда проще. Но мне, как и многим, хочется необычных открытий. Пусть не верят… Что остаётся делать нам, романтикам? Всё тот же путь поиска истины — надо копить факты. И с вашей, читатель, помощью. А там видно будет.

 

МЕДВЕДИ КАК ПРОБЛЕМА — Медведей побаиваются. Волки, росомахи и стаи одичавших тундровых собак не могут с ними конкурировать. Проклятые медведи-хулиганы всегда были животрепещущей темой в обсуждении походных вопросов. Вообще-то, медведей на северах действительно хватает. Особенно расплодились они в последнее время, накапливая осенний жирок не только на преобильных ягодниках и грибных полянах, но и на местах пикников с возлияниями. Времена изменились, еды в поле стали брать больше, а излишки оставлять чаще.

В слухах и рассказах коварные мишки нападают на несчастных туристов и рыбаков, осаждают избы и балки, настойчиво гоняются за снегоходами, на бегу хватая их за гусеницы, разоряют капканы и сети, утаскивают рюкзаки со съестным, а то и лодки вместе с моторами... Рассказчики лезут на крыши и лиственницы, скрепя сердце ныряют в воду, удирают с рекордными временными результатами. На медведей натыкаются на ягодниках, порой собирая припасы на одной поляне.

Особым рядом стоят рассказы о мстительности зверя, который грабит спрятанное в избах обидчиков, заодно в клочья разрывая тонкие стены из вентиляционного рукава… Такие случаи, действительно, были; другое дело, что количество краски, изведённое на их описание, порой не соответствовало качеству реальных событий. Проверить подлинность случаев затруднительно, да и некому. Однако, факт остаётся фактом: мишки обнаглели, и  это ожидалось знающими людьми. Кормовой базы для них стало в избытке. Полевая дисциплина снизилась, а количество аппетитной упаковки, да ещё и с одуряющими запахами усилителей вкуса, возросло. Далеко не все гости природных уголков сжигают, закапывают и, тем более, увозят с собой многочисленный мусор.

На смену старому поколению охотников, подбиравших и использовавших всё до косточки, пришли стрелки новой формации. И культура разделки дичи существенно снизилась, да что там — почти исчезла. Людям лень копать промёрзшую землю или топить отходы в воде на радость многочисленным налимам-санитарам.

Ямальский или чукотский медведь невелик по сравнению со своими камчатскими или кадьякскими сородичами. Да и куда как смирней нравом. Однако факты нападений и связанная с этим трагика есть… Но в целом мишки у нас на Таймыре миролюбивые, умные и незлобивые. Порой.

В любом случае, хорошо, что жители региона ещё не применяют при сборе грибов и ягод взрывпакеты, как это делают жители Камчатки и Сахалина… Рванул пакет в ближайших кустах, и два часа спокойно собираешь! Прошло время — подрывай следующий. И так всё время. Ужас.

 

МИРАЖИ В ТУНДРЕ — Самый частый случай: в тундре (лесотундре) внезапно появляется какой-либо фантомный ориентир, сбивающий идущих людей с толку, вследствие чего они теряют пространственную ориентацию вплоть до хождения по кругу до упада. Обычно это «зимние» рассказы, но есть и случаи, произошедшие летом. Миражи у нас не редкость, причём самые диковинные и разнообразные сюжетно, но наиболее часто встречаются истории про таинственное стойбище аборигенов. Или про стадо оленей, которое группа туристов (охотников или рыбаков) видела «в странном тумане» на другом берегу какого-либо водоёма или реки. История всегда сопровождается мистическим окрасом и довольно жутковата.

Место действия «таинственных миражей» оконтуриванию не поддаётся. Такое наблюдают по всем северам.

 

НЕ ХВАТАЕТ СОЛНЦА — Когда кончается полярная ночь и из-за гор появляется первое солнце — красное, ещё замерзшее, -- норильчане говорят: «ну всё, зиму пережили, скоро лето», хотя до настоящего лета ещё плыть и плыть — целых три месяца. Вот что означает и как важен для нас солнечный свет. Разговоры про то, как мало зимой живительного солнечного света, а бедные дети недополучают солнечной радиации, и потому их летом надо срочно «вывезти на солнце для здоровья», отлично известны любому северянину, но не имеют под собой решительно никакой научной почвы.

Летом как раз не обязательно. В свое время в научной работе старшего гидрогеолога Геологического управления Норильского комбината В.Ф. Дерпгольца «О курортном потенциале Норильского района» были впервые приведены убедительные доводы, доказывающие, что солнечного света, особенно рассеянного, содержащего наиболее необходимую для человеческого организма часть ультрафиолетового спектра, у нас более чем достаточно. Из исследования видно, что именно в Заполярье в летний период «имеют место уникально-благоприятные условия для применения аэрогелиотерапии». Максимальные значения напряжения солнечной радиации на Крайнем Севере очень близки, а порой и превосходят величину солнечной радиации на далёком юге, например, в Евпатории. Этот доклад был опубликован ещё в 1949 году.

Всё вышесказанное легко подтвердит любой турист, показав вам своё лицо после весеннего лыжного похода. Так что, если вы в этом году не смогли отправить ребёнка на материк, не унывайте. Надо просто чаще ходить в тундру. А вот зимой вывезти свою маленькую лялечку «на юга» — хорошее дело.

 

ПАНТЫ ОЛЕНЯ — Неудивительно, что там, где полным-полно действующих охотников на копытных, продукции из оленьего рога всегда уделялось много внимания. Прежде всего, в плане феноменального укрепления «мужской силы». Вот и укрепляют… Рассказывают, завидуют умельцам, и, в конце концов, начинают делать сами. Легендарны именно личные рецепты с чудодейственными последствиями, всегда имеющими сексуальный окрас.

Обычно стружку заливают чистой водкой, получая 40-градусный настой. Исходный продукт получается розового, слегка кровавого цвета. По аналогии с другой легендой — узбекским пловом, -- заливают панты на два пальца спиртосодержащей жидкостью поверху мелко нарезанного и уложенного в ёмкость. А иногда и просто режут хрящ пантов, как колбасу, и едят «взапивку» с этими чудо-жидкостями.

Пьют и кровь, выдавленную из пантов. Делали настойку «велкарнин» в нашем Институте Крайнего Севера, и даже продавали населению. Она было чудной крепости и важных свойств. Жёстких канонов тут нет, а рецептов много. Кто-то настаивает на 50 градусах, а то и на 70-и… Возможен и «бленд» с другими продуктами, соком лекарственных растений, жирами, целебными корнями и т.д. Есть и настойки пантов на вине, да и на целебных маслах.

Очень интересен вариант настойки пантов на меду. Точнее — на медовом спиртовом растворе. Составляющие данного напитка таковы: панты свежие резаные или свежие опилки (это лучше), элеутерококк, яблочный сок, лимонник, ромашка и мед. Пропорции ингредиентов вариативны и в большей мере соотносятся с вашей склонностью к ароматерапии. Вот это и настаиваем на 50-градусном спирте, пьём… — и в клуб!

 

ПОЛЯРКИ И КОЭФФИЦИЕНТ — Любая возможная динамика вокруг «полярок» (надбавок за время работы на Севере) и «коэффициента» (районного коэффициента к зарплате) всегда живо обсуждалась и легендировалась горожанами. Когда в Норильске отменили единомоментное предоставление всех полярок сразу коренной норильской молодёжи, пошли разговоры о вредительстве и повальном подкупе всех высокопоставленных чиновников страны Международным банком реконструкции и развития и ЦРУ заодно.

В прошлое время, наоборот, все ждали повышения полярок до десяти штук, а коэффициента до 2,0. По городу ползли слухи о том, что «Дудинка пробивает для себя», «Игарка уже пробила!» С удовольствие обсуждались ситуационные коллизии, в основном, на примере Диксона. Наиболее часто рассказывалась история о несчастной семье, в которой жена работала в аэропорту на острове (на всех северных островах применяется коэффициент 2,0), а муж — на берегу, получая, как и в Норильске, — 1,8. Чета постоянно спорила и ругалась, и в конечном итоге развелась на почве коэффициентной несправедливости.

Памятна история о первом комсомольском десанте, энтузиасты-подвижники которого, ввиду непривычно тёплой норильской осени, написали трогательное письмо в правительство с инициативой отмены полярок и коэффициента.

 

ПОМОГИ ПЬЯНОМУ — Невменяемый от переизбытка в организме алкоголя человек на улице — всегда грустное зрелище. И неприятное.

Однако в Арктике, да ещё зимой, свалиться на улице спьяну критически опасно для здоровья. Поэтому здесь всегда действовала обусловленная экстремальными природными условиями негласная традиция: нельзя безучастно проходить мимо пьяного человека, упавшего на тротуар. Он замёрзнет! И их всегда втаскивали в подъезд, далее поступая по обстоятельствам, уж кто как. Кто до дому вёл, кто милицию вызывал, кто занёс да и плюнул: мол, в подъезде не замёрзнет.

Но перенести человека с улицы в тепло — это обязательно. Он ведь сначала человек, а потом уж «пьяница».

 

РАКЕТНЫЕ ШАХТЫ В ТУНДРЕ — Генезис легенды, в основном, туристический, реже — охотничий. Типовая легенда звучит примерно так: 

«Шёл я по ровной тундре, никого не трогал. Устал что-то и решил отдохнуть немного, присел на крупную кочку, мягко и удобно. Только расслабился, как неизвестно откуда вылетают люди в камуфляже, с автоматами и зверскими лицами, скручивают меня в жгут и уводят под микитки. Уходя, я успеваю увидеть, как этот самый холмик с грохотом (вариант — совершенно бесшумно) отползает в сторону, открывая крышку огромной ракетной шахты…».

Другой вариант ещё более сногсшибателен: «Только присел, как чувствую, земля подо мной крутится! Оказывается, я сел прямо на замаскированную крышку ракетной шахты!». Часто рассказчики обходятся без крышек, упоминая воткнутую в землю на ровном и хорошо просматриваемом месте, где никакого объекта не видно, угрожающую табличку с надписями типа: «Проход запрещён, опасная зона!»  Что характерно, на другой стороне долины (лайды) виднелась точно такая же табличка, развёрнутая в противоположном направлении. Ну что же тут ещё может быть, кроме замаскированной ракетной шахты, где ждёт своего часа изделие «Сатана» с ядерной боеголовкой? Иногда на поверхность выскакивает "солдат в камуфляже" — он норовит это сделать прямо возле группы отдыхающих за бутылочкой рыбаков, рассуждающих на вольные политические темы (район к северу от Игарки).

Безусловно, часть этих легенд генерирована желанием рассказчика отвадить таким мифологическим способом молодых слушателей от бездумных неподготовленных походов. Часть же является просто приколом. Но подобные легенды частично имели под собой твёрдую почву. Скорей всего, прообразом стало так называемое (среди подводников Северодвинска и ракетчиков Плесецка) «боевое поле Норильск», расположенное когда-то на севере озера Пясино — полигон для «приёма» ракет, падающих в 70-х годах к нам после пусков с АПЛ и наземных установок. Наличие реальных ракетных шахт на принорильских территориях никак не прослеживается.

Что характерно, большая часть «сидельцев на крышках» точное место происшествия указать не в состоянии и тут же заболевает амнезией. Наверное, специальное излучение работает.

 

РЕЛИКТОВЫЕ КОНСЕРВЫ — Гордые рассказы счастливчиков о том, что тому или иному участнику очередной туристической группы удалось найти и попробовать старые консервы (тайный запас некой «пропавшей экспедиции») — не редкость в туристических кругах. Замечены в рассказах и охотники с рыбаками. Вынутые из схрона консервы непременно отлично сохранялись и «были вполне приличного качества».

Чаще всего место нахождения скрывалось, но несколько раз в роли консервного клада выступала пещера Миддендорфа. Между тем, при частом скептицизме слушателей, возможность найти целые поля старых консервов абсолютно реальна! Жаждущему попробовать этот пищевой артефакт и сейчас может помочь порочная практика былых времён, когда старые запасы не сохранялись и не вывозились, а уничтожались на месте и, чаще всего, небрежно. Так, при ликвидации рудника «Рыбак» по тундре были рассыпаны тысячи банок консервов, по которым для вида проехали трактором. Вмёрзшие в снежники банки практически не испортятся.

Однако и осторожность не помешает, поэтому лучше бы всё-таки проверить находку в лаборатории. Находят старинную и не очень еду и в других местах. В районе реки Дудыпты в старом леднике в своё время нашли пищевой клад. Слышали когда-нибудь про «колбасные барабаны»? Это бочка, внутрь которой копчёная колбаса бережно уложена витками, как канат. А потом герметично залита бараньим жиром. Мечта! Тут я советую всем прерваться для перекуса.

 

РЫБНЫЙ ПИРОГ — Это блюдо куда реже упоминается, чем строганина или «юкола», но каждая норильская хозяйка, отвергая в кулинарной практике «пивную юколу» и «мужскую» строганину, любит и умеет печь рыбные пироги — качественно, очень вкусно и всегда по-особому. Так что перед приезжими, зашедшими на огонёк, мы куда чаще хвастаемся не строганиной, а именно рыбным пирогом. Совершенно норильским, ибо форелью нельму никак не заменишь, не получится вам повторить это, будучи в гостях у родни на материке! Настоящий рыбный пирог — гимн радостям жизни и желудка, созданный людьми, которые знают толк во вкусах и в кушаньях, и с каждой такой кухни веет ароматами осенних тундровых костров. Вкусней всего пирог с нельмой — царицей всей рыбы. Но и чир хорош. Да и немного костистый муксун пойдёт, и банальный сижок! Лук, сдобное тесто, специи в меру, лаврушечка. Можно чуть сливочного масла положить, можно комбинировать с курочкой или куропаткой. Далее противень и острый нож. Черт возьми, как же он вкусен… Не читайте этого перед обедом!

 

СМОТРИ В ЛИЦО — Идя навстречу ледяному ветру (а он в Норильске, например, как всем известно, дует в лицо прохожего всегда, при движении по любой улице и любым галсом) поднимать голову из-за шарфа или мехового воротника совсем не хочется… Но родители ещё в детстве воспитывали своих северных детей с наказом: «посмотри на встречного и покажи ему своё лицо». Только так можно вовремя заметить белые пятна обморожения и вовремя подсказать о грядущей беде прохожему фразой «потрите щеки». Хорошая привычка.

 

СНЕЖНЫЙ ЧЕЛОВЕК — По таймырскому снежному человеку материала пока что критически мало, практически нет. У восточных и западных соседей по широте — хватает. В чём тут дело? Я думаю, отчасти это происходит по причине ничтожного количества исторических, археологических и прочих исследований. Кому наблюдать, если нет самих наблюдающих? То ли побаиваются кабинетные и сетевые энтузиасты удалённости земель, то ли чрезмерно напуганы климатом и замкнутостью территории. А ведь ранее кое-какие наработки были. И рассказы местных были.

В середине 70-х годов в Красноярске опрашивали учащихся техникумов, представителей коренных таймырских народностей. Результаты опроса публиковали в журнале «Техника – молодёжи». Результаты очень интересны. Из десяти опрошенных двое видели следы йети сами, ещё у четверых их видели родственники, и все десять представляют себе его внешний вид и хорошо знают его повадки. Вообще, именно в 70-х появилось немало публикаций о том, как снежного человека видели ненцы и энцы. Более чем двухметровое волосатое существо передвигалось сезонно (откочёвывало) традиционными тропами в одному ему известном направлении. Йети шёл мимо становища одинокого охотника всегда очень быстро, не обращая внимания на лающих собак, но иногда просто отшвыривал их в сторону, сворачивая шеи. Опытные люди якобы заранее знали, когда он пройдёт, и были готовы к мимолётной встрече... Наиболее же интригующей особенностью поведения «таймырского йети» является, согласно, рассказам, вышеназванная привычка пронзительно и жутко свистеть в движении по тропе.

Я помню, какой интерес вызвали эти публикации в Норильске. В конце 60-х вообще был какой-то взрыв интереса к снежному человеку по всей стране. В 70-х веяние докатилось и до нас. Жару добавили рассказы местных туристов, ходивших на реки Аякли, Микчанда и гору Богатырь. Пробираясь тёмными ночами мимо палаточных стоянок криптозоологов, объект (так ловцы называют снежного человека) оставляет на ветках и колючках кустов таймырской тундры клочки своей неандертальской шерсти…  Наши туристы погожими весенними вечерами охотно и в красках рассказывали доверчивым новичкам про «…страшный протяжный свист, пугавший людей до смерти».

Не так давно и мне довелось услышать что-то похожее на такой посвист, и, признаюсь, если бы не эти красочные рассказы «приобщившихся», мы бы восприняли этот звук гораздо спокойней, чем в ту ночь в палатке. В общем, прислушивайтесь.

 

ТУНДРА КАК ТЕРМИН — Не знаю, насколько наша городская привычка называть любой выход на природу словосочетанием «пошёл в тундру» уникальна этногеографически, но «тундрой» мы издавна называем всё, что находится за городом: выжженные окрестности, путоранские горы, район Великих озёр, лесотундру предгорий, местами более похожую на тайгу. Ну, и собственно тундру, самую настоящую.

Такая практика — память лет первоосвоения Норильска, которое шло с тундровых территорий, а горы и лесотундра долгое время были весьма плохо разведаны жителями. Если смотреть шире, то это доказательство того, что освоение Таймыра начиналось и продолжалось с Севера, со стороны настоящей тундры. Вот привычка и осталась. Интересно, что некий «водораздел», ограничивающий действие термина, проходит, пожалуй, в Игарке. Те жители Игарки (большинство), которые занимаются охотой и рыбалкой к югу, в Туруханском районе, говорят «пошёл в тайгу».

Выходцев с севера либо людей, связанных по роду деятельности с Заполярьем, окрестные игарские леса ничуть не смущают, и они упрямо говорят «пошёл в тундру».

 

ТУНДРОВАЯ ЭТИКА — Это особый вопрос и особые рассказы. Первым делом вас поставят в известность, что «самый страшный зверь в тундре — это человек». Сразу замечу, что столь тонкое наблюдение — не исключительно северная мудрость. То же самое вам скажут в любом удалённом регионе, от Дальнего Востока, до Уральских гор. Но по сути утверждение верно. Правил, в целом, не так уж и много. Увидели чей-то лагерь — не приближайтесь, если вас туда не приглашают. У людей есть свои дела, а в тундре роль дверей выполняет расстояние. Не стоит сокращать его без спроса.

Считается крайне неэтичным приходить в чужой лагерь в то время, когда хозяева проверяют сети. Или вообще отсутствуют. Пройдите мимо, заглянете потом. Тема «чужой добычи» вообще очень болезненна. Если вы увидите на реке или в озере чью-то сеть — ни в коем случае не приближайтесь к ней. Лишь совершенно незнакомый с жёсткой тундровой этикой человек рискнёт осмотреть чужую сеть. Если же глупец удумал ещё и проверить её, то дело может кончится трагично, могут и пулей угостить. Не утешайтесь мыслью, что эта самая сеть (капкан, самолов), по вашему мнению, позабыта, позаброшена, и в ней якобы висит протухшая рыба. Оценивайте необходимость рисковать.

Сам факт покушения в тундре на чужую собственность настолько обострён, что мягкие меры наказания, применимые в цивилизованном месте, тут не действуют. Я уже не говорю о прямом воровстве, таком, как слив бензина с чужой лодки. Рано или поздно с негодяем расплатятся. Думается, что приличный процент тундровых пропаж людей связан с подобными обстоятельствами. Решать вопрос о съёме сетей могут только уполномоченные на то люди, которые тоже рискуют. Так что чужая сеть для вас — противопехотная мина. Однако никто не станет возражать против разумного соседства, и вы можете без опаски поставить на некотором удалении собственные снасти. Никто их не потревожит, согласно тем же правилам… Если люди сидят на берегу на заведомо рыбном месте, а сетей у них нет, то вы сможете поставить свою, предварительно спросив разрешения. Считается хорошим тоном поднести такой компании «не рыболовов» после улова пару хвостов. Никогда не надо разбирать на дрова или использовать в другом месте для своих нужд то, что построено не вами. Люди всё это сооружали с ясной целью, даже если это не становище или навес, опоры для тента, а непонятные вам предметы. Вы же не знаете, какое у них снаряжение.

В тундре и лесотундре, в предгорьях и на озёрах вы всегда сможете найти избы-балки. Если изба не занята, вы можете спокойно там заночевать, не возясь с разбивкой лагеря и пользуясь всем, что найдёте. Будет очень хорошо, если вы произведёте какие-либо ремонтные работы. Не рвите ягоду вблизи избы, не портите растительность. Уходя, оставьте «этический припас» — консервы, сахар, чай и кофе. Есть возможность, — пополните имущество.

Если вы всё сделали правильно и достойно, оставьте хозяину записку с вашими Ф.И.О. и координатами, высока вероятность, что он не будет против и дальнейших ваших посещений, когда жилище ему не нужно. А это совсем другое чувство уверенности и комфорта. Если вам нечего оставить, что же…

Однако, заготовка дров для следующего постояльца — дело обязательное. Без этого усталый человек зимой и замёрзнуть может. 

Масса легенд связано со слухами о «наказании при нарушении». Мол, и капканы ставили, и караулили, а парой и стреляли. Можно по-разному к ним относиться, однако не подлежит сомнению, что часть тундровых пропаж людей связана именно с нарушением тундровой этики.

 

ТЯГА К ЯРКИМ КРАСКАМ — Свойственная всем северным социумам, она есть и в Норильске. Цвет снега надоедает. К сожалению, наши архитекторы всё ещё робки и очень редко экспериментируют с раскрашенными фасадами, в этом мы пока проигрываем не только Норвегии и Финляндии, но даже Чукотке, города и посёлки которой давно уже расцвечены в тёплый спектр радуги… Заметна и любовь норильских женщин к яркому макияжу. Психологи говорят о чувстве «голода на яркие цвета», что, по мнению многих, вполне объясняет сочно-розово-перламутровый цвет помады норильских учительниц.

 

УМЕР ОТ ЛЕДЯНОЙ ВОДКИ — С наступлением времён, когда минимальный ассортимент надёжных советских водок начали разбавлять новыми экспериментальными сортами, у заполярного народа возникла легенда о фатальности (в определённых случаях) употребления этих новых напитков. Прежде всего, это относится к водке «Сибирская», имевшей крепость в 45 градусов. Ещё её называли «колючкой».

Согласно этой легенде, некая пьяная мужская компания выставляла водку для охлаждения на крепкий мороз, после чего кутилы забывали про неё (вот тут что-то не клеится, вам не кажется? как это «забывали»? что-то недодумали рассказчики). Наконец, вспомнив о заначке, гуляки продукт с холода доставали и немедля потребляли. Но коварная жидкость в бутылке не густела даже на сильном норильском морозе, имея, таким образом, температуру куда ниже нуля. Итог страшен. Первый же употребивший стакан падал в страшных корчах: якобы, ледяная водка мгновенно замораживала ему желудок, обеспечивая обширный спазм и смертельный болевой шок.

 

ЧЁРНАЯ ПУРГА — Нарицательное. Действительно чёрная пурга, где все буквы можно ставить заглавными, случилась один раз за всю историю Норильска — в январе 1957 года. Над Норильском тогда творилось такое, что и одного раза хватило, чтобы увековечить память об этом страшном катаклизме. Как говорят, метеорологи даже не могли измерять силу ураганного ветра, приборы зашкаливали.

Материальные потери были огромными, даже Совет Министров СССР принимал особое постановление о помощи Норильскому комбинату, возмещая нанесённый стихией ущерб. Чёрная пурга изрядно напугала многих из только что приехавшего «комсомольского десанта», беглецов после неё хватало. Никогда более столь грозное явление не повторялось, но превратилось в легенду. Именно ею пугали вновь приезжих, о ней рассказывали по приезду на материк даже те и тогда, когда реальных свидетелей было уже не найти.

Важно то, что чёрная пурга может повториться. События последних лет, когда неожиданные катаклизмы причинили немало бед городским хозяйствам, навевают мысль, что с текущим и уже предопределённым изменением климата нам надо готовиться к приёму новых чёрных пург. Уж эта легенда не умрёт, это точно.

 

ШАШЛЫК ИЗ МАМОНТА — Наиболее известный случай изготовления и употребления такого шашлыка произошел ещё в 1962 году, когда группа геологов и учёных из Научно-исследовательского института сельского хозяйства Крайнего Севера отведала мясца от найденного на реке Пясине (неподалёку от впадения в неё Янгоды) мамонта. После этого то и дело в нашем городе находились туристы и охотники, заявляющие, что, дескать, и они попробовали мамонтятины. Как под копирку, все дегустаторы твердили одно и тоже: «На вкус оно нам не понравилось, но это мясо, обыкновенное мясо, вполне съедобное».

Легенда красивая, но кулинарной правды в ней нет. Дело в том, что за столь долгий период залегания (даже в вечной мерзлоте) любое мясо неизбежно ферментируется и превращается в некое «мыло», которое при попытке подвергнуть его примитивной тепловой обработке просто превращается в сопливый кисель. Увы, это уже не мясо… Так что каково на вкус мясо мамонта – узнать нынче невозможно. Если только генная инженерия нам не поможет.

Существует ещё одна интересная «мамонтовая» легенда. Дескать, многие норильские заключённые выжили в нечеловеческих лагерных условиях ГУЛага только потому, что они питались замороженным мясом мамонтов, которых регулярно находили при рытье котлованов.

 

***

Вот такая она, заполярная городская мифология… Понятно, что здесь приведён далеко не полный перечень всех легенд, слухов и мифов нашего любимого, такого странного и удивительного края. Легенды рождаются постоянно. Это живой процесс. Новые поколения рождают новые былины, порой бережно модифицируя или прямо возрождая старое. Конечно же, необходимо учитывать, кто, при каких обстоятельствах, где и когда это рассказывает. Некоторые «знатоки» утверждают, что мужские байки надо делить на два, а женские -- сразу же умножать на четыре.

Мы любим красивые легенды, эти мифологические комедии или трагедии положений, замешанные на классических ингредиентах — нелепостях, неуёмных ожиданиях и лёгких сомнениях в правоте… Живые, образные, дополняющие, а порой и прямо объясняющие нашу непростую историю. Это именно мы, простые северяне, дополняя скучную официальную летопись, творим их, находим и сохраняем краски дней, наиболее интересные для будущего.

    

Автор: Вадим Денисов, Норильск, 2021.

Фотографии Норильска из архива Вадима Денисова.



далее в рубрике