Сейчас в Арктике:
Ледоход

Бубен - знак посвящённых

Бубен - знак посвящённых
29 Января, 2019, 10:32
Комментарии
Поделиться в соцсетях
На фото: бубен шамана Пурпея до реставрации.


В Ненецкий краеведческий музей (город Нарьян-Мар) с реставрации вернулись три шаманских бубна. Реставрация двух обязательных атрибутов шаманов XIX века и одного – XXI века была проведена во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре имени академика И.Э. Грабаря в Москве. Таким образом, в музейной коллекции сейчас имеется пять уникальных экспонатов.

Ненецкий краеведческий музей обладает уникальной коллекцией предметов культа ненцев Архангельских тундр. Это идолы, домашние духи-покровители, шаманская одежда, куртка, маски и атрибуты ненецких шаманов – бубны, колотушки, куклы или духи-помощники, духи-покровители шаманов.

Известно, что важнейшим атрибутом шамана являлся его бубен, по-ненецки пензер, и колотушка. С помощью звуков бубна шаман вызывал духов. Бубен в культуре ненцев символизирует оленя, на котором шаман путешествует по Верхнему, Среднему и Нижнему мирам. Бубен – принадлежность только посвящённых шаманов.

Итак, в фондах Ненецкого краеведческого музея хранится пять шаманских бубнов. История одного из этих экспонатов, который вернулся с реставрации, была выявлена случайно.

- В 2001 году в фонды Ненецкого краеведческого музея поступил шаманский бубен, без установления личности владельца и, соответственно, без легенды о его происхождении. Лишь спустя девять лет на пороге музея появилась женщина с острова Колгуев (Ненецкий автономный округ) – Ардеева Инга Ионовна, которая сообщила, что в музейной экспозиции истории и этнографии находится бубен шамана Пурпея по кличке Ржавый, - рассказывает заведующая отделом этнографии и регионального искусствоведения Ненецкого краеведческого музея Лариса Латышева. – Таким образом, в мае 2010 года было установлено, что этот бубен принадлежал известному колгуевскому шаману Ардееву Ивану Васильевичу.

Почему шаману досталась кличка Ржавый – неизвестно. В одном из источников говорится, что оно было дано шаману из-за того, что его род кочевал в районе Песчанки, где сейчас ведётся нефтедобыча. «В тех местах с незапамятных времён и земля, и водная поверхность были покрыты тонкой радужной пленкой. Тогда народ не знал, что это нефть, считая, что вода просто цветёт, то есть ржавеет».

Коллекцию музея, пензер своего прадеда, опознал и Ион Иванович Ардеев 1935 года рождения. Ион Андреевич неоднократно видел бубен на хранении в одном из амбаров на острове Колгуев. Кроме того, он сделал рисунки шаманского костюма и амбара, где хранились шаманские вещи.

Рисунок костюма шамана Пурпея

Костюм шамана Пурпея состоял из суконной рубахи зелёного цвета длиной 1,2 метра, с чёрным подолом и подкладкой из ситцевой ткани без подвесок и украшений. Рубаху охватывал пояс из кожи морского зверя шириной два см и длинной полтора метра, украшенный медными колечками и короткими цепочками. Эти колечки и цепочки дарили шаману после исцеления. Таким образом можно было подсчитать, сколько человек он вылечил. Шапка шамана Пурпея была сшита в виде мешочка-колпака чёрно-бурого или чёрно-рыжего цвета высотой примерно 50 см. Имела небольшие ушки и прорези для глаз. Шапка была украшена медными цепочками и гильзами от пуль, в верхней части свисали ушки из сукна. Ритуальный костюм и все атрибуты ненецкого шамана после изготовления проходили обряд очищения и освящения.

Шаман


В состав шаманских вещей Ржавого также входили: бубен диаметром 60 см, шкура росомахи, деревянные куклы от 7 до 10 штук в национальной одежде высотой 20-25 см, преимущественно мужской. Куклы в мужской и женской одежде и в шапках имели руки, а куклы в одежде и с остроконечной головой, напоминающие идол, рук не имели.

 

Амбар, в котором находились вещи шамана Пурпея, был построен в 1885 -1890 гг., без единого гвоздя, из сосны или лиственницы. Длина амбара составляла примерно пять метров, а ширина – четыре метра. Вход находился по длине амбара. Амбар был разделён на два яруса. На первом ярусе, во всю ширину амбара, была сделана полка, на которой хранились предметы христианского культа – икона Николая Чудотворца с серебряным окладом размером 60 на 50 см, Библия с золотым тиснением и некоторые другие предметы христианского культа. На втором ярусе слева от входа находились шаманские вещи, справа – домашние хозяйственные. Шаманские вещи лежали в центре на полке, сделанной во всю ширину амбара. Сначала лежал бубен, в который была вложена колотушка, рядом лежала шаманская одежда, а затем куклы шамана – духи и домашние покровители. Всё это было накрыто оленьей шкурой.

Иконы в амбаре шаманов стали появляться в XIX веке, после "Самоедской духовной миссии", в результате которой произошла христианизация ненцев, а следовательно, и двоеверие. На территории (нынешнего) Ненецкого округа было построено три самоедских церкви. Икону Николая Чудотворца шаман использовал не просто так, по-ненецки его называли Микола Мутратка. Его почитали как покровителя путешественников.
  

Бубен округлой формы был изготовлен в конце XIX века из дерева и кожи оленя. По внешней стороне обечайки (обода) имеется двадцать шесть выступов из дерева, образующих резонатор. С внутренней стороны – У-образная рукоятка, составленная из двух деревянных перекладин, прикреплённых в обечайке с помощью кожаных ремешков. Перекладины украшены резьбой в виде зарубок с шестью на большей перекладине и тремя на меньшей. К рукояти подвешены фрагменты цепочек крупного звена, мелкие металлические детали и пластины круглой формы.

Бубен Пурпея до реставрации 

Обечайку ненецкого бубна делали из срубленного хвойного дерева (лиственницы, кедра). На неё натягивали кожу самца дикого или домашнего оленя. Шкуру хорошо выделывали и продымливали. Колотушка для ненецкого бубна изготовлялась из дерева или из кости и имела обычно форму лопатки с рукоятью. Широкую часть лопатки обёртывали ровдугой (замшей из оленьей шкуры) или шкуркой и обвязывали тонкой верёвочкой или жильной ниткой. У шаманов европейских тундр колотушкой к бубнам часто служила заячья, собачья, оленья лапка или просто палка, обшитая кожей росомахи.

 

Шаман Пурпей умер своей смертью и был похоронен на шаманском кладбище. Его тело было предано земле и на могиле поставлен крест. А его бубен попал в коллекцию Ненецкого краеведческого музея и после реставрации обрёл вторую жизнь.

- Во Всероссийский художественный научно-реставрационный центр им. академика И.Э. Грабаря бубны поступили в конце 2016 года. Они имели неэкспозиционный вид: на коже наблюдались многочисленные разрывы, а металлические детали покрылись коррозией. В результате кропотливой работы реставраторами были устранены деформации, разрывы и трещины на коже, восполнены недостающие фрагменты, укреплены деревянные конструкции, произведена очистка металлических деталей, - отметила заведующая отделом этнографии и регионального искусствоведения Ненецкого краеведческого музея Лариса Латышева.  

Второй бубен, вернувшийся с реставрации, как и колгуевский, был изготовлен в конце XIX века, но история его происхождения неизвестна. Сотрудники музея располагают только информацией о владелице, он принадлежал женщине-шаманке из Канинской тундры – это западная часть Ненецкого автономного округа.

Бубен поступил в музей в 30-е годы во времена репрессий и гонений на священнослужителей, а том числе и на шаманов. Бубен также украшен металлическими подвесками, на одной из которых имеется гравировка в виде букв «А.К.Г.». Больше ничего о бубне и его хозяйке неизвестно, но сотрудники музея надеются, что обязательно найдут данную информацию. Прежде всего, по инициалам на подвеске. Ведь подвески – это своего рода история шамана. Поэтому музейные работники делают вывод, что женщина была сильным шаманом, каждая подвеска говорит о силе. Подвески в основном символизируют солнце.

 Бубен неизвестной шаманки


Третий бубен был создан в 2005 году путешественником, почётным полярником Филиппом Никитичем Ардеевым, который возродил технологию изготовления шаманского бубна по материалам собрания культовых предметов ненцев архангельских тундр. Этот бубен был одним из первых сакральных предметов, изготовленных ненецким мастером.  

Сам Филипп Никитич шаманом не был – это, признавался он в своё время, просто его роль. В одном из своих интервью в 2009 году он рассказывал забавную историю про свои шаманские способности.

- Когда меня пригласили на празднование 850-летия Москвы, то мне пришлось разогнать тучи над городом. Мы, северяне, разместили свои чумы в ВДНХ. Было холодно, небо стянули тучи, и земляки попросили меня пошаманить, чтобы погода наладилась. Я ударил по бубну, и появилось солнце. Все решили, что я сильный шаман. Но это шутка, конечно, старый шаман – опытный, схитрил немного. Вижу – облако идёт, я посильнее ударил, они поверили. Я просто пошутил над москвичами. Они довольны, я доволен. На родине часто обращаются за помощью, просят излечить от болезней. Я извиняюсь и говорю, что шаман – это просто моя роль. Но мой прадед был настоящим шаманом.

Другой уникальный шаманский бубен был отреставрирован в 2016 году, также во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре им. академика И.Э. Грабаря.

Артефакт XIX века имеет каплевидную форму и принадлежал шаману Большеземельской тундры Ивану Петровичу Ледкову – Нэбт Ямб Ваню (1884 – 1963). В ходе работы реставратора были устранены деформации, разрывы и трещины на коже, восполнены недостающие фрагменты, укреплены деревянные конструкции, произведена очистка металлических деталей. Кроме того, в процессе реставрации на латунной привеске удалось рассмотреть патентное клеймо, имеющее номер «Amerik.pat. 124278» 1872 года (штат Теннесси, США). Эта информация даёт повод для дополнительного научного изучения предмета и установления его истории.

Ещё об одном шаманском бубне, который также числится в коллекции Ненецкого краеведческого музея, известно, что 30 декабря 1935 года инспектор окружного отдела народного образования Н.В. Воробьев передал в музей шаманские принадлежности, отобранные у шамана Канинской тундры Артемия Дмитриевича Ардеева. Это бубен и три куклы, две из которых изображают святых, а третья – шамана. Туловище и лицо кукол были из дерева, а одежда суконная, чёрного цвета. Изъята была и колотушка для бубна, на острие которой было вырезано изображение лица человека.

В 1986 году в фонд музея из Малоземельской тундры были переданы ненецкие культовые куклы и маска шамана. В процессе работы выяснилось, что часть этих предметов принадлежала шаману Тиманской тундры Алексею Степановичу Ардееву.

В 40-е годы ХХ века часть коллекции была утрачена. Пополнение продолжилось лишь после 1969 года, когда из Тиманской тундры поступили сразу десять кукол хэхэ (домашних идолов) и куртка шамана.

***

К помощи шамана прибегали почти во всех важных для ненцев случаях жизни. Это могла быть пропажа оленей, болезнь, отправка на промысел. Шаман совершал камлание – способ общения шаманов с духами. С помощью звуков бубна шаман вызывал духов.

Кто станет шаманом, согласно верованиям ненцев, решали духи при рождении ребенка. У новорожденного избранника якобы  на темени была плёночка - символ кожи бубна. Эту плёночку мать ребёнка снимала и вешала на дерево. Также признаком шамана считалось родимое пятно. Когда ребёнок подрастал, он  начинал замечать вещи, которые не видели другие. Приближаясь к периоду половой зрелости, будущий шаман, по словам ненцев, «немного сходил с ума», вёл себя странно. Считалось, что к нему являлись духи-помощники предка шамана, мучая его. Тогда сам страдающий или его родные обращались к шаману с просьбой об излечении. Но помочь страдающему мог оказать только определённый шаман. И если во время камлания он понимал, что будущий шаман той же категории, что и он, то говорил: «И могу его научить». Для того чтобы научить будущего шамана основным приёмам, было достаточно одной ночи, но дальнейшее  обучение продолжалось долгие годы. Бубен шаман получал не сразу. Только через семь лет учитель показывал ученику, где срубить дерево (лиственницу) для изготовления обечайки. Тогда же делалась и колотушка. Первый бубен служил шаману несколько лет. Срок приобретения шаманом опыта и атрибутов составлял примерно двадцать лет. Ненецкие шаманы делились на несколько категорий. Шаманы категории "выду тана" лечили больных, а также предсказывали будущее, глядя на лезвие ножа. Шаманы категории "я няны" — шаманы, связанные с духами земли. Они  разыскивали пропавших оленей и лечили лёгкие формы заболеваний. Камлали они только ночью, при костре. Я няны "помогали" при затяжных родах. Шаманы категории самбана ведали похоронным обрядом и провожали душу покойного в загробный мир.

Во второй половине XX столетия бубен (пензер) потерял своё сакральное значение и стал использоваться в качестве музыкального инструмента для выступлений национальных ансамблей народов Севера.

Три бубна, которые поступили с реставрации, после адаптации будут представлены в экспозиции Ненецкого краеведческого музея.

Бубны после реставрации

Автор: Мария Владимирова, старший редактор ГБУ НАО «Ненецкая ТРК».

 

Комментарии