Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

Война в Арктике

Война в Арктике
9 Мая, 2018, 07:50
Комментарии
Поделиться в соцсетях

Ещё до зарождения фашизма, во время I мировой войны германские вспомогательные крейсеры (рейдеры) «Берлин», «Гроссер-курфюрст» и «Метеор» действовали против русских и британских судов в Баренцевом море. В июне 1915 г. кайзеровский флот использовал для ведения войны на Севере минный склад на беломорском о. Поной, а в Баренцевом море находился австрийский транспорт, обеспечивавший топливом германские подводные лодки и крейсеры. Начало же германских интересов в Арктике приурочивают к 1895 г., когда в Лондоне состоялся VI Международный географический конгресс, где всем географам мира было рекомендовано уделять изучению заполярных областей повышенное внимание. Хотя задолго до конгресса самый выдающийся немецкий географ своего времени Август Петерман (1822–1878) призывал к освоению Северо-Восточного прохода в Тихий океан. После поражения Германии, победы Октябрьской революции, окончания Гражданской войны и других значительных событий немецкие исследования в советской Арктике проходили при полной поддержке наших «компетентных органов», ориентирующихся на дружеское партнёрство с недавним военным противником, но родоначальником коммунистической идеологии. Сотрудники Абвера освоили практику доставки своих людей в Арктику в июне 1939 г., когда немецкие «пассажиры» прибыли в Карское море на советском зверобойном судне «Мурманец» и были высажены на острова в качестве «научных сотрудников ленинградского Арктического института». Переход по Севморпути немцы совершили на рейдере «Комет» под именем экспедиционного судна «Семёна Дежнёва» за рекордно короткие 23 суток. Во время плавания было сделано множество кино- и фотосъёмок, ранее запрещённых иностранцам. В 1940 г. в море Лаптевых при встрече «Комета» с л/к «Иосиф Сталин» руководитель Арктического флота СССР М. П. Белоусов передал капитену цур зее Эйссену грифованную морскую карту № 2637 и поправки к ней. Предполагаемая историками недальновидность (или лукавство) наших спецслужб была основана на том, что СМП рассматривался советским военным руководством не как вероятный театр военных действий, а лишь как транспортная коммуникация, которую всё равно никто не сможет контролировать. В чём-то они оказались правы.

ТВД АРКТИКИ 

Театр военных действий в период II мировой войны. Командование Вермахта и Кригсмарине в 1941 г. рассматривали арктический регион как немаловажный, но всё-таки второстепенный. После захвата в апреле 1940 г. Норвегии и создания вдоль её побережья мощных оборонительных линий Гитлер был уверен в надёжности этого отдалённого фронта. В 1942 г. положение резко изменилось. Срыв блицкрига и помощь союзников СССР заставили фюрера пересмотреть своё отношение к Северу. Британия, как наш главный морской союзник, предлагала ведение военных действий посредством морской блокады, бомбардировок, ограниченных десантных операций. В этой «периферийной» концепции Арктика рассматривалась в качестве сегмента «большой удавки» вокруг Германии и оккупированной ею территории. Скандинавский плацдарм в рамках этой стратегии предполагал одновременно отвлечение основных сил немецкого флота с атлантических коммуникаций и экономическое истощение СССР как давнего соперника. С весны-лета 1942 г. отношения между союзниками вовсе стали ухудшаться, и к осени достигли своего негативного апогея. При этом для Германии это тоже был нежелательный переломный период, когда её флот разрывался между атлантическими и арктическими ТВД. К осени 1943 г. он оказался в стратегической западне, и роль Арктического ТВД и Скандинавского плацдарма стала необычайно важной. Сначала это был район, с которого предполагалось, по выражению Черчилля, «начать свёртывание карты Европы», т.е. наступать на Германию. Затем он должен был стать удавливающей петлёй для фашистов, одновременно отвлекая их от более важных стратегических объектов II мировой войны на юге. В конечном итоге, несмотря на высочайшую арктическую спецподготовку, немецко-фашистским замыслам не удалось осуществиться. Впоследствии, в условиях холодной войны, военно-стратегическое значение Арктики вновь необычайно возросло.

ФАШИСТСКАЯ АВИАРАЗВЕДКА В АРКТИКЕ

Ещё до начала II мировой войны командующий ВМФ III рейха гросс-адмирал Эрих Редер (1876–1960) и командующий подводными силами контр-адмирал Карл Дёниц (1891–1980) – будущий гросс-адмирал и преемник ушедшего в небытие фюрера, президент Германии (1945) – планировали мероприятия воздушной разведки для обеспечения боевой деятельности сил Кригсмарине. Поэтому сразу же с началом боевых действий гидросамолёты BV-138 («флюгбоуты») из 406-й береговой авиационной группы «Брест» и тяжёлые самолеты Fw-200 из 40-й группы «Бордо» приступили к ведению авиаразведки в районах Сев. Атлантики, а затем, с началом войны против СССР – и в советской Арктике. В 1943–1944 гг. на тайной базе располагалась немецкая группа «Кладоискатель» под командованием лейтенанта А. Макуса и научного руководителя В. Дресса, в задачи которой входили метеонаблюдения, радиоперехват и дешифровка советских радиограмм, радиопеленгование советских и союзных военных конвоев. Известно об 11 тайных базах и опорных пунктах Кригсмарине и Люфтваффе. Это лишь малая часть созданного III рейхом в советской Арктике за годы войны: по данным разведки, немецкие самолёты в воздушном пространстве у Новой Земли были обнаружены не менее ста раз, т. к. северные аэродромы архипелага по-прежнему продолжали весьма активно использоваться для доставки продовольствия и топлива для немецких субмарин, приходивших в залив Ледяная гавань. Впервые самолёт Не-111 из 5-го отряда метеоразведки прилетел к о. Междушарский ещё в июле 1941 г. На его борту находился основоположник германской метеосистемы в арктических широтах Руперт Гольцапфель. На следующий год сюда из Германии был доставлен первый метеоавтомат Maulwurf («Крот»). Вместе с тайными аэродромами на о. Земля Александры и на новоземельских мысах Константина и Пинегина аэродром на о. Междушарском позволял немецким «юнкерсам» и «хенкелям» контролировать большую часть Карского моря. Однако после создания советской Новоземельской ВМБ немецкие самолёты уже не могли совершенно безнаказанно появляться в этом районе.

МУРМАНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ 

Важнейшие действия Советской армии, сорвавшие планы германско-финского командования (план «Полярная лиса») и стабилизировавшие фронт. В соответствии с планами операций «Северный олень», «Платиновая лиса» и «Песец» фашисты должны были через Титовку, Ура-губу захватить Полярный и Мурманск, овладеть никелевыми разработками, от которых фактически зависела судьба военной промышленности Германии, затем выйти на побережье Белого моря и захватить Архангельск. Вторая и третья стадии выполнялись одновременно. Начало было положено разведкой самолётов люфтваффе над военно-морской базой Полярного 18.06.1941 г. На направлении главного удара находились три заставы Заполярного пограничного округа НКВД СССР, стрелковый полк. Численность советских войск не превышала 7 тыс. чел. Для артиллерийской поддержки сухопутных войск привлекались корабли Северного Флота. Немецким егерям противостояли моряки 1-го и 2-го добровольческих отрядов СФ, прославившихся отвагой и стойкостью. К концу июля линия фронта стабилизировалась. Наступление немецко-финских войск на Крайнем Севере было сорвано: ни немцы, ни финны не вышли к Мурманской железной дороге и не овладели базой советского флота на Крайнем Севере. Тыловые подразделения врага тоже оказались малоспособными к снабжению войск, разбросанных на большом арктическом пространстве. Всё это привело к невозможности продолжения наступления войск гитлеровской коалиции.

«ВУНДЕРЛАНД» – «Страна Чудес» 

Крупномасштабная операция Кригсмарине (ВМФ Третьего рейха), предпринятая летом 1942 г. для противодействия конвоям из Англии и США и уничтожения арктической обороны СССР на Новой Земле и Диксоне. Для планирования операции использовались материалы советско-германских экспедиций 1930-х гг., охватывающие также районы Северной Земли и Колгуева. На Земле Франца-Иосифа были созданы тайные метеопункты и база для аккумуляторной зарядки и ремонта подводных лодок (ПЛ). На о. Междушарском появились взлётные полосы, а в Ледяной гавани – опорный пункт для доставки горючего и продовольствия. В ходе военных действий на арктических островах построены другие мобильные пункты для авиазаправок, склады продовольствия и боеприпасов, блиндажи и пр. Началась операция летом 1942 г. с обстрела немецкой подводной лодкой U-601 селения Малые Кармакулы и торпедирования советского торгового судна "Крестьянин". На арх. Норденшёльда был высажен немецкий десант. Осенью 1943 г. в безлюдные и отдалённые районы началась массовая заброска специально подготовленных метеорологических экспедиций, которые работали до начала таяния льдов. С июля по октябрь 1943 г. у восточного побережья Новой Земли и в Карском море действовало более десятка немецких ПЛ «Викинг», которые потопили транспорт «Диксон». В 1944 г., используя секретные опорные пункты и базы, в Арктике оперировали 12 ПЛ, причём 6 из них были направлены в Карское море и объединены в ударную группу «Грейф» («Гриф»). Эти субмарины вооружались бесследными самонаводящимися торпедами, с помощью которых удалось разгромить советский конвой БД-5, шедший из Архангельска на Диксон с оборудованием для арктических станций и продовольствием для зимовщиков. Он включал транспорт «Марина Раскова» (55 чел. экипажа, 354 пассажира и 6,5 тыс. т. груза) и три тральщика. Спаслось только 73 чел. В ходе операции «Вундерланд» противоборствующие стороны действовали в соответствии с национальными привычками: немцы пунктуально и последовательно, русские – импровизационно и непредсказуемо. Врагу многое было непривычно в нелогичном поведении советских защитников, которые тем самым вынуждали его совершать непростительные ошибки. С немецкой точки зрения, нападение на Диксон было успешным: два судна были разбиты, уничтожены портовые сооружения, нефтяной терминал, радиоузел и метеостанция, казалось, что центр СМП был выведен из строя. На самом деле, ущерб от бомбардировки по российским меркам был незначительным: порт не был взят, электростанция уцелела, радиомачты на скорую руку восстановлены, пожар немедленно потушен; «Революционер» и «Семён Дежнёв» отремонтированы менее чем за неделю. В итоге, л/к "Фёдор Литке" и "Таймыр", отправленные в Дудинку, за три дня доставили в диксонский порт достаточно топлива, чтобы следующий арктический конвой прошёл без задержек.

ГИБЕЛЬ U-639 И U-362

Первыми о многих встречах с германскими ПЛ в разные периоды Великой Отечественной рассказали знаменитые адмиралы-североморцы И.А. Колышкин и Ю.А. Пантелеев. Но наиболее успешными для наших военных моряков стали операции во второй половине войны. В июле 1943 г. на новоземельском м. Желания была установлена шумопеленгаторная станция «Цефей-2», которая сразу же после включения обнаружила в проливе две немецкие субмарины. Вахтенный гидроакустик ПЛ С-101 (командир кап.-лейт. Евгений Трофимов) услышал нарастающее «пение» немецких дизелей. С-101 начала сближение с врагом, и когда до цели осталось 6 кабельтовых (1 км. 100 м.), из носовых торпедных аппаратов «101-й» вылетели три торпеды, достигшие цели – на поверхности моря появилось радужное маслянистое пятно, в котором покачивались несколько обезображенных трупов немецких подводников в прорезиненных костюмах, деревянные обломки, личные вещи и бумаги. Североморцы подняли на борт сигнальную книгу, дневник и тужурку командира U-639, обер-лейтенанта Вальтера Вихмана, чертежи лодки. Оказалось, что подводный «викинг» за месяц успел поставить минные заграждения у м. Русский Заворот и в Обской губе. Другим примером поражения нацистских подводников в Карском море была подводная лодка U-362 под командованием обер-лейтенанта Людвига Франца, которую в августе 1944 г. наши радиоразведчики дважды обнаруживали в районе шхер Минина. Затем U-362 подверглась атаке тральщика Т-116, сбросившего десяток глубинных бомб, после чего на поверхность моря всплыл большой воздушный пузырь и началось интенсивное выделение соляра и масла, а вскоре всплыли обломки дерева, изоляционной пробки, брезентовая сумка с документами и обломки инструментальных ящиков. Через сутки пришёл БО-206, с которого в районе вехи, поставленной Т-116, была сброшена новая серия глубинных бомб. Вскоре на поверхности воды образовалось большое озеро соляра длиной более 14 миль (26 км.) и шириной в 1,5 мили (2.8 км.). Кроме того, из глубины долгое время шло интенсивное извержение воздушных пузырей. Через неделю прибыло наше судно «Бриз», водолазы которого обнаружили в прочном корпусе вражеской лодки несколько пробоин длиной до 10 м. и установили, что это была U-362.

ДЕВКИНА ЗАВОДЬ

После провала фашистского блицкрига в советском Заполярье, командование Лиинахамарской ВМБ Кригсмарине получило приказ принять, обустроить и обеспечить всем необходимым специальную группу вермахта. В январе 1943 г. здесь появились высококвалифицированные специалисты горного дела, а в посёлок Лиинахамари стали прибывать военнопленные из двух концентрационных лагерей: пос. Эльвенес (близ Киркенеса) и у горы Порвиташ (юго-восточнее Никеля). В июне 1943 г. к лиинахамарскому причалу пришвартовалось судно, доставившее из Германии передвижные компрессорные станции, предназначенные для буровых работ. Началось строительство бетонированных котлованов для установки четырёх 210-мм орудий, которые должны были намертво «запереть» Мотовский и Кольский заливы. На западной стороне прибрежной горы под мощными скальными породами был построен торпедный комплекс, в состав которого входили три торпедные установки; станки с торпедными желобами были направлены в сторону залива через специальные амбразуры. С воздуха охрану обеспечивали истребители четырёх аэродромов. Пленные вырубили в скалах Девкиной заводи многометровые штольни для сооружения заводских цехов и даже подскальные помещения для госпиталя. Строительство велось в условиях такой секретности, что даже немецким артиллеристам из соседних батарей было строго запрещено появляться на территории спецстроя. Через каждые две-три недели в эти штольни для продолжения работы доставляли новые команды советских военнопленных из специального барака. При этом их предшественники, ушедшие на строительство ранее, обратно в барак никогда не возвращались. До сих пор остаётся загадкой не только происхождение руды (возможно, урановой), доставляемой немецкими субмаринами из Арктики в специальных контейнерах, размещаемых вне корпуса подводного корабля, но и механизм затопления штолен, вырубленных в скалах Девкиной заводи. Попытки откачать воду в течение более полувека оказались безуспешными, несмотря на то что помещения находятся выше уровня моря.

ПРОСЧЁТЫ В АРКТИКЕ

Ещё летом 1942 г. немецкая теория плана Барбаросса начала давать сбои. И первые её существенные недоработки ясно показал неудачный рейд «Адмирала Шеера». Авторы плана были уверены, что отрезанные от далёкого центра слабо вооружённые и обескровленные Архангельск и Мурманск без особых усилий перейдут в руки нацистских войск гораздо раньше, чем Москва, Ленинград и Киев… События на ТВД Арктики заставили советское руководство изменить своё отношение к обороне Карского моря и берегам Западной Сибири, а также Севморпути, которые изначально оберегались лишь малыми силами Беломорской военной флотилии и всего шестнадцатью береговыми орудиями. Летом 1942 г. Верховной Ставкой были специально выделены корабли и воинские подразделения для формирования Новоземельской, а ещё через год – Карской ВМБ, которые сразу же активно подключились к обороне. После рейда в Карское море «Адмирала Шеера» появились дополнительные береговые советские артбатареи на полуострове Таймыр, у восточного входа в пролив Югорский Шар, на м. Челюскина (пролив Вилькицкого) и на о. Русский. Огневое сопротивление Диксона оказалось настолько неожиданным для командира «Шеера», что он, укрывшись дымовой завесой, ретировался, но всё-таки, подойдя с другой стороны, обстрелял и сжёг домики промысловиков на Медвежьих островах, расстрелял радиоцентр Новый Диксон, поджёг запасы угля и соляра на о. Конус. Подойдя вновь к Диксону, он был обстрелян из 152-миллиметровых орудий и, наконец, оставил в покое неожиданно опасный остров.

После того как планы «Страны чудес» были провалены и штабные специалисты пришли к выводу, что надводные рейдеры для действий в Карском море не годятся, операция «Двойной удар», в соответствии с планом которой группа «карманных» линкоров должна была вести охоту в районе полуострова Ямал и у архипелага Норденшёльда, была отменена, а восточная часть Баренцева моря и всё Карское море были полностью отданы в распоряжение подводным «серым волкам» гросс-адмирала Карла Дёница. Подводные лодки появились в Карском море непосредственно перед приходом туда рейдера «Адмирал Шеер». Из 37 германских субмарин, базирующихся в 1942 г. на норвежских базах, не менее семи действовали в прибрежных водах Новой Земли. С началом летней навигации большую часть «волков», объединённых в тактическую группу под названием «Викинг», Дёниц распределил в районах Енисейского залива, о. Диксон, арх. Норденшёльда, а также вдоль восточного побережья Новой Земли. Известно об 11 «викингах», которые разбойничали на этом участке СМП. Первой жертвой стал г/с «Шокальский», потопленный ПЛ U-255 27 июля 1943 г. у м. Спорый Наволок восточного берега Новой Земли, где у нацистов был тайный опорный пункт для субмарин. Следующая операция носила кодовое название «Гриф», группа которого состояла из модернизированных ПЛ, оборудованных устройствами «шнорхель», позволяющими использовать дизели в подводном положении. Субмарины имели на борту принципиально новое оружие – акустические самонаводящиеся торпеды. После скрытного прохода северной оконечности Новой Земли в конце июля 1944 г. «волки» из группы «Гриф» разделились и к приходу советских конвоев зашли к востоку от проливов Югорский и Маточкин Шар, у о. Диксон и в вост. части Карского моря. 8 августа был торпедирован конвой ВД-5, в составе которого были транспорт «Марина Раскова» и три тральщика охранения. 23.08.1944 подлодка U-957, стоящая на якоре у о. Каминского (шхеры Минина), уничтожила артогнём г/с «Норд». Осенью 1944 г. наши штабные специалисты стали прокладывать маршруты таким образом, чтобы оставлять в стороне опасные районы. Один из таких новых маршрутов был проложен севернее островов Арктического института и Сергея Кирова. Здесь удалось без потерь провести два конвоя от Диксона к проливу Вилькицкого. А вот обратному конвою ДД-1, который шёл по маршруту прол. Вилькицкого – о. Диксон, не повезло, так как командир Карской ВМБ решил рискнуть и повёл суда вдоль сравнительно узкой прибрежной полосы, свободной ото льда. Именно здесь его и ждали три «серых волка» из группы «Гриф».

УБИЙСТВО БЕЗЗАЩИТНЫХ

Далеко не все советские суда были обеспечены охраной и судовой артиллерией, как международные караваны, поэтому они служили лёгкой добычей. 16.08.1942 из пос. Хабарово в Нарьян-Мар вышла группа кораблей, в которую входили буксирные пароходы «Комсомолец», «Норд» и «Комилес». «Норд» буксировал неисправный «Комилес» и лихтер «Ш-500», а буксирный пароход "Комсомолец" – баржу П-4, на которой находилось около 300 заключённых из лагерей «Норильстроя». Когда караван проходил в двух милях от северного побережья о. Матвеев в Баренцевом море, вблизи него всплыла германская подводная лодка U-209, открывшая артиллерийский огонь. Лихтер «Ш-500», баржа П-4 и буксирный пароход «Комилес» были потоплены. Буксирный пароход "Комсомолец" загорелся и выбросился на берег. «Норду» удалось уйти… В начале сентября у о. Нансена (архипелаг Норденшёльда), где сторожевой корабль СКР-19 «Дежнёв», минный заградитель «Мурман» и тральщик Т-894 выгружали доставленную зимовщикам полевую батарею и грузы зимнего завоза, в непосредственной близости от них всплыла германская субмарина U-711 и, обнаружив наши боевые корабли, не стала атаковать, а ушла за ближайший мыс, расстреляла соседнюю полярную станцию на о. Правды. Через неделю то же самое ожидало полярную станцию в новоземельском заливе Благополучия… Объединившись с другими членами стаи «серых волков», U-711 применила новую тактику по отношению к каравану ВА-18. Когда суда конвоя контратаковали, «викинги» (более быстроходные в надводном положении, чем советские корабли) быстро ушли в сторону моря. После возвращения кораблей конвоя к своим «подопечным» немцы тут же возвращались и выбирали наиболее выгодные позиции для торпедных ударов. После нападения на караван ВА-18 советское командование решило больше не выводить в Белое море гражданские суда, оставшиеся в Арктике, как это обычно делалось к концу каждой арктической навигации. Поэтому пятнадцать советских транспортов, находившихся в те дни в Карском море, были вынуждены зимовать в порту Диксона.

 1451835973_002.jpg

Автор: Николай Михайлович Адров, к.г.н., ведущий сотрудник Лаборатории океанографии и радиоэкологии Мурманского морского биологического института.

 

Дополнительная литература: 

АДРОВ Н.М. Исследования Баренцева моря за 1000 лет. Ч. 1: От начала тысячелетия до первой половины ХХ века. Мурманск: Север, 2002. 520 с.

КОВАЛЁВ С.А. Арктические тени Третьего рейха. М.: «Вече», 2010. 432 с.

 

Комментарии