Морские зверобои, северные биостанции и полярная авиация

Наука
6 Августа, 2021 | 11:59
Морские зверобои, северные биостанции и полярная авиация
Иллюстрация из: "Книга моря. Миф, земля и люди".


Алексей Вахрушев, Михаил Бронштейн «Книга моря. Миф, земля и люди». – М.: Паулсен, 2020.

Скалистый берег крайнего северо-востока Евразии – место, где выжить человеку крайне непросто. Уже хотя бы потому, что здесь нет никакой другой еды, кроме больших и сильных обитателей моря. Чтобы совладать с ними и прокормиться, а ещё – добыть шкуры для одежды и обуви, строительный материал для жилищ, обитателям побережья тысячелетиями приходилось подчинять всю свою жизнь одной цели, одному главному делу: охоте на морского зверя.

Но это не значит, что в жизни людей не было места творчеству. Охота была главным делом, но совершенствоваться в нём можно было долго. И, конечно, существование бок о бок с гигантскими животными, способными убить человека даже случайно, обрастало ритуалами и сказаниями. Зависимость от моря и могучих «морских зверей», которых, тем не менее, надо было побеждать, сформировала сознание поколений. Сегодня от него осталось не так много. «Книга моря» – проект Алексея Вахрушева (фильм и книга) – воплощён для того, чтобы запечатлеть оставшееся.

Когда мы говорим о том, что охота на морского зверя велась и совершенствовалась тысячелетиями – это не преувеличение. Такое позволяют утверждать археологические находки, сделанные на берегах северо-востока Евразии. «Книге моря» не удалось бы передать образ моря в древнем человеческом сознании, если бы она не была богато проиллюстрирована фотографиями этих находок – ныне экспонатов Музея Востока. И о каждой из них Михаил Бронштейн (один из авторов портала GoArctic.ru) способен рассказать историю, сотканную из знаний, предположений и неизменной любви к этим образцам искусства, которое после объяснений Бронштейна трудно назвать примитивным:


«Изображение нерпы кажется, на первый взгляд, далёким от реальности. Скульптура слегка изогнута, уплощена и почти лишена объёма. Между тем древний резчик по кости был точен в деталях. Он изобразил нерпу, плывущую так, как её видит охотник сверху – из лодки или со скалы. Графический орнамент, сплошь покрывающий фигурку нерпы, подчёркивает пластику её гибкого тела».

Трудно брать от моря на протяжении многих поколений, отправляясь всякий раз на охоту с риском не вернуться, – и не развить верование, что обитатели моря готовы и даже хотят «по справедливости» отдавать людям их долю и чувствуют с ними родственную связь. Пожалуй, у всех племён, существующих в пограничных условиях ежедневной борьбы за выживание, есть верования о том, что сама природа помогает им выжить, а в могучих зверях живут духи их предков, которые будут справедливы, если поступать с ними уважительно. Такая система представлений свойственна и жителям крайнего северо-востока – эскимосам и чукчам. В «Книге моря» она превосходно показана иллюстрациями к легенде о женщине, которая родила китёнка, а потом и сама превратилась в нерпу. Люди выпустили китёнка в море, и он приводил им добычу – этот сюжет общий для разных племён, живущих на арктических берегах. Он призван не только дать людям надежду на то, что суровая природа будет к ним милостива (ведь мы в родстве, мы одной крови!) – но и напомнить о том, что следует быть умеренным и милостивым самому, ведь в морских зверях живут духи предков. По легенде, китёнка убивают люди другого племени, «не родня», – убивают из конкуренции за скудные пищевые ресурсы севера:  


 Александр Дмитриевич Емельянов – один из главных героев «Книги моря», памяти которого она и посвящена, – погиб на морской охоте в 2017-м году, незадолго до окончания работы над фильмом. Знаток чукотского языка и культуры, во многом открывший её миру, Емельянов «ушёл как истинный морзверобой, как герой древнего мифа» – и своей судьбой связал воедино прошлое и настоящее Чукотки.

«Всё, что происходит с морзверобоями Чукотки на промысле, так или иначе бывало прежде в этих широтах. Ведь цель охотника неизменна тысячи лет – добыть пищу для своей семьи, своего народа. Не изменились и условия промысла, его сезонность… Меняются средства передвижения, характеристики огнестрельного оружия. Но в кульминационный момент охоты в руках охотника оказывается всё тот же поворотный гарпун, вокруг холодное море, льды, над головой бездонное небо и птицы. Добыча – киты, моржи и тюлени. И всё в руках Провидения».



Книга опубликована с параллельным текстом на русском и английском языке, со вставками на чукотском и эскимосском языках.


Рубина Е. М., Телятникова Э. М. «Через материки и океаны. Жизненный и боевой путь генерал-майора авиации Максима Николаевича Чибисова». – М., «Паулсен», 2021.

Эта книга написана дочерьми генерал-майора авиации Чибисова, и потому, конечно, она представляет собой семейную историю на фоне большой, отечественной истории, которую помогал вершить их отец. Судьба его связана далеко не только с Арктикой (не случайно книга называется «через материки и океаны» -- подразумеваются в том числе совсем другие, тёплые моря и земли), но не однажды служба отправляла его в Заполярье. Два важнейших периода биографии Чибисова – обеспечение поставок по ленд-лизу и работа в качестве начальника Управления полярной авиации. Соответственно, из книги можно почерпнуть немало сведений об этих событиях, включая малоизвестные.

Для большинства читателей ленд-лиз (а масштабы этих закупок к концу войны доходили до 11 млрд долларов) означает поставки в Мурманск и, в особенности, Архангельск. Однако этот маршрут был и самым опасным: каждый шестой транспорт из состава северных конвоев в 1942–1944 годах был потоплен немцами. Например, конвой PQ-17 был уничтожен на две трети, до советских берегов дошли лишь 11 судов из 35 отправленных, погибли сотни моряков и грузы общей стоимостью более 500 млн долларов. Естественно, что советское руководство, как и союзники, желало найти относительно безопасный маршрут.

Одним из более замысловатых, с погодной точки зрения – более сложных, но одновременно и более надёжных способов доставки ленд-лиза стала воздушная трасса АЛСИБ (Аляска – Сибирь), от Фэрбенкса до Красноярска, для которой в советской части Арктики построили целую серию аэродромов. Вот на этой трассе и работал Чибисов, тогда подполковник. Обучал молодых пилотов, готовил перегонку из США на Чукотку гидросамолётов «Каталина» -- эти поставки продолжались и некоторое время после войны, а группа подполковника Чибисова, обеспечивавшая их, успела поработать на Аляске – в книге много интересных зарисовок доброжелательного взаимодействия советских и американских военных.

«Прибытие их [«Каталин»] на Северный флот и в Беломорскую флотилию позволило наконец-то организовать регулярный противолодочный поиск и в Карском море, до которого МБР-2 просто «не дотягивались». К тому же часть полученных из США PBN-1 имела радиолокаторы, что значительно повышало эффективность поиска. Первая атака «Каталиной» вражеской подводной лодки в Баренцевом море состоялась уже 3 июля 1944 года».


  Авиабаза в Кадьяке, фото из книги.

 

В 1947 году Чибисов стал начальником Управления полярной авиации, членом коллегии Главного управления Северного морского пути.

И. Сталин

«Арктика – вещь серьёзная. <…>Надо создавать организацию, которая отвечала бы за всё. И знала бы – отвечает за Арктику и больше ни за что. А мы с нее спросим – и строго! <…>Бумаги переделайте, и мы напишем постановление: создать при Совнаркоме Главное управление Северного морского пути, поручим ему проложить путь от Белого моря до Берингова пролива, оборудовать его, содержать в исправном состоянии и обеспечить безопасность плавания. Пока хватит.»

Итак, Главсевморпути поручалось осваивать приполярные территории, руководить всеми отраслями местного хозяйства, включая транспорт, строительство промышленных предприятий, торговлю и заготовку пушнины, создавать школы, больницы…  Роль полковника Чибисова в этой грандиозной структуре была очень важна, ведь «без авиации на Севере жизни нет». Полярная авиация снабжала удалённые поселения и пограничников продовольствием, техникой, предметами первой необходимости, доставляла в места назначения экспедиции, проводила спасательные операции… и всё это в сложнейших метеоусловиях, зачастую лишь с подобием аэродромов. 

Успехи Чибисова на новом посту были очевидны:

«Начиная с 1948 года регулярно на десятки процентов перевыполнялись планы перевозок. Самое же главное – резко пошла на убыль аварийность. Нередкие в прошлом катастрофы с потерей самолетов теперь происходили лишь в отдельных, чрезвычайных ситуациях (к примеру, за весь 1949 год не произошло ни одной такой катастрофы!)».

Многое в полярной авиации в ту пору осуществлялось впервые – например, прыжок с парашютом на Северный полюс; отрабатывалось снабжение полярных станций. Однако не всё проходило гладко, случались и чрезвычайные происшествия, они тоже добросовестно описаны в книге.

Работа Чибисова в качестве главы Полярной авиации была секретной, а сам он не стремился к известности. Однако в 1949, 1950 и 1952 годах он получил три ордена Боевого Красного Знамени: два первых за участие в высокоширотных экспедициях, третий – «за успешное выполнение спецзадания в Арктике».

Отдадим должное биографии, написанной Эмилией Максимовной Телятниковой и Еленой Максимовной Рубиной: будучи, в первую очередь, семейным жизнеописанием, она содержит много интересных сведений о службе, которую нёс их отец, большое количество дневниковых записей (в том числе В.Г. Воловича) и архивных материалов. В полной мере это касается «северных» глав – насколько, конечно, секретность позволяла погрузиться в этот период истории.


  Генерал-майор авиации М. Н. Чибисов. 1956 г.

Подготовила Татьяна Шабаева.



Александра Горяшко "Острова блаженных". – М., "Паулсен", 2021

Нам повезло: Александра Горяшко написала новую книгу.

Понятие «везение» сопровождает эту книгу с самого начала. Она зародилась без малого четверть века назад, в конце 1990-х гг., когда Александра начала записывать рассказы беломорских старожилов, собирать воспоминания и фотографии по истории северных биостанций.

Повезло, что Александра – человек неимоверного упорства и последовательности. Собранные материалы она в 2005 году воплотила в прекрасный и теперь широко известный сайт «Литторины на литорали», который стал живым и постоянно пополняющимся архивом истории северных биостанций.

Повезло, что в прошлом году Александра издала две книги: «Дикая птица и культурный человек» (СПб, 2020) – о волшебной северной морской утке гаге и о потрясающих людях, с нею связанных, и «Письма из заповедника: 1940 – 1946» (СПб, 2020) – о жизни и работе Кандалакшского заповедника. И, суммировав таким образом свой почти сорокалетний опыт работы в заповеднике и изучения гаг, вернулась к истории биостанций.

Повезло, потому что проектом книги о биостанциях заинтересовалось издательство «Паулсен» – единственное в России книжное издательство, специализирующееся на выпуске документальной, художественной и научно-популярной литературы об Арктике и Антарктике.

«Паулсен» издаёт солидные, интеллигентные, академические книги. Независимая и свободолюбивая Александра не слишком вписывается в контекст. Поэтому нам всем повезло, что в издательстве работают профессионалы, умеющие почуять «своего», пусть и не слишком удобного автора.

Александра назвала свою книгу «Острова блаженных». По-моему – трудно придумать более точное название. Я знаю, о чём говорю: вся моя жизнь связана с биостанциями – с легендарной Лапутией, с изумительным "Картешем", с родной ББС МГУ, с моей Чёрной Рекой. Сравнение биостанций с островами лежит на поверхности: это – отдельные миры, со своими уставами, привычками и мифами. «Блаженные» же требуют пояснения.

Острова блаженных.jpg

Эскиз обложки для книги А.Горяшко «Острова блаженных». Художник Варвара Ященко.

 

Многие считают, что «блаженный» – это синоним слова «юродивый». Ведь все знают храм Василия Блаженного на Красной площади Москвы (хотя вообще-то это Покровский собор), а оный Василий был именно юродивым. Но вот, например, Блаженный Августин. Он не юродивый, он – святой. Стоит вспомнить, что блаженный (греч. μακάριος, лат. beatus) в буквальном переводе означает "счастливый". И что в православной традиции блаженный – именование, употребляемое в отношении святого или неканонизированного подвижника благочестия.

А ведь есть ещё и слово «блаженство», то есть наивысшее удовольствие. И когда наивысшим удовольствием для человека становится разгадка тайн природы, что очень скупо оплачивается и вообще ни разу не гламурно, а престижно только в узком кругу таких же … э-э-э … (ну, вы поняли – коллег), то скажите на милость: как же можно назвать этого человека иначе, как блаженным? Немножко юродивым, немножко святым…

Мне повезло: я прочитала «Острова блаженных» ещё в рукописи, и даже посильно в работе над книгой поучаствовала. И другого названия мне не надо. Очень хочется, чтобы оно сохранилось, а не было заменено правильным, академичным и солидным типа «История русских северных биостанций». Стандарт. Тоска. Холод и пыль заброшенных нищих библиотек. Хотя в качестве подзаголовка – вполне годится, и даже желательно. Потому что содержание книги – именно история четырнадцати биостанций на Белом и Баренцевом морях – прошлая и длящаяся, оптимистическая, трагическая, скорбная, весёлая, поучительная – и очень интересная. И как всегда в книгах Александры Горяшко, главное здесь – люди: ушедшие от нас и живые, созидатели и творцы, обессмертившие свои имена тяжкими и счастливыми трудами на морских берегах Русского Севера.

Если вам интересно, что за люди работают на биостанциях, чем они занимаются, как живут, от чего ловят свой непонятный нормальному человеку кайф, своё заумное блаженство, – подпишитесь на эту книгу в её нынешнем виде, с её авторским названием. Если наберётся 500 «подписантов» (половина тиража), то читателю повезёт получить «Острова», если нет – то унылую скуку на обложке. Время есть до 1 октября. Вперёд, читатель! Твоё везение – в твоих руках! Предзаказ на книгу на сайте издательства «Паулсен». 

Ольга В. Максимова, старший научный сотрудник Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН,

блаженная из Чёрной Реки.



далее в рубрике