Подготовка Севморпути к Великой Отечественной войне. Часть II

Северный морской путь
Илья Рудь
22 Июня, 2021 | 08:00
Подготовка Севморпути к Великой Отечественной войне. Часть II

Дебабов Д.Г. Ледокол "И. Сталин" во льдах Гренландского моря на пути к дрейфующему л/п "Г. Седов". Январь 1940 г., фотография из фондов Российского государственного музея Арктики и Антарктики.




Продолжение. Начало здесь.


Обновление ледокольного флота к началу войны

К 1930-м годам СССР располагал уже устаревшим ледокольным флотом. Несмотря на то, что это был единственный мощный ледокольный флот в мире, технологически он устаревал. Паровые машины обладали относительно небольшой автономностью, которая очень важна в Арктических льдах, но суда на жидком топливе для Арктики были абсолютной новинкой. На созданное ГУСМП возлагалась задача разработки и обновления ледокольного флота. Поход «Сибирякова» показал, что даже слабое и устаревшее судно может проходить по СМП. Поэтому решение о строительстве новых ледоколов было очевидным и было принято в 1934 году.

В Российской империи все ледокольные суда, за исключением ледокольных пароходов «Таймыр» и «Вайгач», были построены за границей. СССР взял курс на собственную разработку и постройку ледоколов. В 1925-м было создано Центральное бюро морского судостроения (ЦБМС), переименованное в 1928 году в «Судопроект»[1]. Именно оно занималось разработкой новых ледокольных судов в СССР.

Ещё в середине 1930-х годов были заложены четыре линейных ледокола типа «Красин» и два дизель-электрических ледокола мощностью «Киров» и «Куйбышев» мощностью 12 тыс. л.с. Последние пришлось свернуть по причине больших затрат на строительство военных судов.

Первым из судов проекта 51 был построен «И. Сталин». Он был принят в эксплуатацию в 1938 году и почти сразу же был отправлен на спасение дрейфовавшего ледокольного парохода «Г. Седов», однако вызволить его удалось «Сталину» в следующей навигации 1939 года. Этот ледокол сильно отличался от «Красина», который был модификацией «Ермака». Паровая машина была идентична и создавалась по купленным чертежам на заводе Армстронга в Ньюкасле, где строился ещё «Ермак». Габариты надстройки были значительно увеличены, было предусмотрено множество просторных помещений, мощный рефрижераторный отсек и декорированные интерьеры. На корме были предусмотрены катапульты для трёх разведывательных самолётов на борту, которые никогда не были там установлены. Стоит заметить, что проект 51 предусматривал более мощное вооружение этого ледокола, ожидание войны в 1930-х годах давало о себе знать. Поэтому в период войны ледоколы этого класса были вооружены.


  Ледокол "Иосиф Сталин" во льдах Карского моря. На носу ледокола - миноискатель. 1942 г. Фотография из фондов Российского государственного музея Арктики и Антарктики.


Три других ледокола того же типа получили названия «В. Молотов», «А. Микоян» и «Л. Каганович». Два последних судна были построены на Украине, в Николаеве, а первые два – в Ленинграде.

Все четыре ледокола типа 51 были уже введены в эксплуатацию к 1941 году. «Сталин» до 1942 года работал во льдах западного участка Севморпути, где проводил союзные конвои. «Микоян» и «Каганович» участвовали в секретной экспедиции ЭОН-18 по проводке военных судов с Тихоокеанского флота на Северный и значительно помогли в выполнении задач этой экспедиции. Речь об экспедициях ЭОН подробно пойдёт ниже.


  Лидер ледокольного флота флагманский ледокол "И. Сталин" проводит караван судов в порты Севера в период Великой Отечественной войны. Гравюра А. Меркулова (1943 г.)



  Ледокол "Анастас Микоян" ведёт караван транспортных пароходов в торосистом льду Чукотского моря. Июнь 1942 г. Фотография из фондов Российского государственного музея Арктики и Антарктики.


«Сталин», получив в 1942 году сильные повреждения при авианалёте, отправился в Сиэтл для починки и вернулся на трассы СМП под конец войны. Ледокол «Молотов» в период войны пребывал в Балтийском море и пришёл на трассы СМП уже после войны, усилив собой ледокольную флотилию.

Помимо мощных ледоколов были построены советские ледокольные пароходы, первым из которых стал «С. Дежнёв», принятый в эксплуатацию в 1939 году, а также был построен «С.А. Леваневский». «Дежнёв» принимал активное участие в обороне Диксона во время нападения тяжёлого крейсера «Адмирал Шеер» (был переименован в СКР-19) в рамках немецкой операции «Вундерланд» по перехвату конвоя ЭОН-18. «Леваневский» выполнял проводку в Балтийском море, был потоплен противником, поднят советскими войсками и возвращён в строй. Вернулся в Арктику в послевоенное время.

Таким образом, к началу войны на Северном флоте были готовы вместо четырёх семь ледоколов и ледокольные пароходы. Эти суда оказали огромное значение при проводке арктических союзных конвоев по программе ленд-лиза и участвовали в перегоне военных судов с Дальнего Востока.


Северный флот и ЭОН

В период 1931-1933 годов силами более 100 тыс. заключенных БелтБалЛага был построен Беломоро-Балтийский канал. Канал позволил значительно сократить расстояние при переброске судов из Балтийского моря в Белое и Арктику. В том же году 1 июня была создана Северная военная флотилия в Мурманске.

Создание Северного флота шло за счёт Экспедиций особого назначения (ЭОН). Первые суда для Северной флотилии были переброшены в ходе ЭОН-1, когда из Кронштадта в Мурманск через ещё достраиваемый Беломорканал были перегнаны два эсминца «Урицкий» и «Рыков», два сторожевых корабля, две подводные лодки и суда сопровождения. Особое значение экспедиции придавал осмотр этих судов в Беломорске лично И.В. Сталиным, которого сопровождали С.М. Киров и К.Е. Ворошилов[2]. 18 мая 1933 года экспедиция под руководством З.А. Закупнева вышла из Кронштадта и 5 сентября вошли в Кольский залив.

Экспедиция ЭОН-2 отправилась следом за первой для доукомплектования Северной флотилии ещё одним эсминцем «Карл Либкнехт», одной подводной лодкой и сторожевым кораблем «Гроза». Экспедиция вышла из Кронштадта 18 августа и 21 сентября прибыла в Мурманск.

Особого внимания заслуживает экспедиция ЭОН-3. В 1936 году было принято решение перебросить два эсминца «Сталин» и «Войков» с Балтики в Тихий океан, для передачи их Тихоокеанскому флоту, который тоже был создан недавно, в 1935 году, после переименования дальневосточных морских сил. Экспедиция была очень хорошо засекречена: доски с названиями судов были сняты, спасательные круги с названиями были перевернуты к корпусу, радиосообщениям экспедиции был присвоен код «Заря», тайна которого должна была строго соблюдаться. При выходе этого кода в эфир все должны были прекратить свои сообщения и отвечать на сигнал «Зари»[3].

В ночь на 3 июля корабли вышли из Кронштадта. С помощью шлюзов Беломорканала суда вышли в Белое море и 1 августа с пароходом сопровождения «Коммунист» вошли в пролив Маточкин Шар (Новая Земля), где они встретились с танкерами «Лок-Батан» и «Майкоп», позже к ним подошёл транспорт «Анадырь». До Диксона этот морской отряд шёл за ледорезом «Ф. Литке». Сначала шёл ледорез, за ним эсминцы, после – транспорт и танкеры. После Диксона ледовая обстановка ожидаемо усложнилась, и сюда был направлен ледокольный пароход «Ленин».

Известный советский оператор Марк Трояновский, участник многих полярных экспедиций, писал про то как они во время этой экспедиции играли в футбол:


«Во время футбола над судами закружил самолёт с яркой белой окраской «СССР-Н-2». Это машина Молокова. Он прилетел с острова Диксон на разведку. ....Он видел в 10-11 милях чистую воду, уходящую далеко на восток!!! Следом за ним в разведку полетел Алексеев. В результате явилось решение Хлебникова во что бы то ни стало двигаться.

И вот убрались со льда футболисты, кончились хождения в гости друг к другу. Снова непрерывно оглашают ледяные просторы сигнальные гудки. «Литке» начал прогуливаться вокруг нас, превращая в осколки и кашу «футбольные поля»….»[4].


Футбол на дрейфующем арктическом льду, во время сверхсекретной экспедиции на фоне боевых кораблей и ледоколов – зрелище поразительное!


  Футбол на льду в проливе Вилькицкого между командами "Сталина" и "Войкова", справа виден "Сталин". (Источник фото: Live Journal alex_n10 «М.Трояновский: Секретная экспедиция ЭОН-3, Арктика, 1936 г.»)


Тяжёлые льды не повредили относительно тонкие борта эсминцев, благодаря изготовленной «шубе» -- деревянно-металлическим облицовкам, а ход обеспечивали стальные винты, заменившие собой бронзовые. Чтобы помочь справиться со льдами, к каравану подошёл ледокол «Красин», и 22 сентября сплошные льды были пройдены. 24-го числа суда уже стояли в бухте Провидения, а 17 октября эсминцы «Сталин» и «Войков» были переданы Тихоокеанскому флоту. Это были первые военные суда, прошедшие весь Севморпуть, да ещё за одну навигацию. Отличная организация позволила сохранить секретность экспедиции и провести её без происшествий. Так был впервые в СССР опробован метод переброски военно-морских сил с одного возможного театра боевых действий на другой, и этот опыт пригодится в дальнейшем.

В мае 1937 года Северная флотилия была преобразована в Северный флот. Города Полярный, Мурманск и Североморск (Ваенга) были объявлены морскими базами. Был принят строительный план с завершением в 1939 году. Однако далеко не все порты были хоть подготовлены даже на минимальном уровне. Капитан группы А.И. Койвунен писал следующее: 

«Порт Тикси необходимо обеспечить портовыми буксирными пароходами. Морские суда, стоящие на рейде, обслуживаются маленькими моторными катерами, что является совершенно ненормальным явлением. В порту имеется угольная база, но морские суда к угольной базе подойти не могут, т.к. у причальных линий нет ещё достаточных глубин для морских судов...»[5]

Как мы видим, иногда нормальная работа порта разбивалась о недостатки первого порядка. А ведь каждый порт на трассе СМП был крайне важным населенным пунктом.

В результате ЭОН-10 из Полярного на Дальний Восток была переброшена подводная лодка. Экспедиции ЭОН были продолжены в годы войны. В ходе ЭОН-15 в 1941 году удалось перебросить шесть подводных лодок через Беломорканал. Самой известной является ЭОН-18, которой удалось в 1942 году перебросить с Тихого океана на Северный флот лидер «Баку» и два эсминца – «Разумный» и «Разъярённый». Эти суда принимали участие в боевых действиях, сопровождали конвои. Именно ЭОН-18 стала причиной немецкой операции «Вундерланд» по перехвату конвоя и нарушения коммуникаций на Северном морском пути.

Всего к 22 июня Северный флот насчитывал 8 эсминцев (из 54) и 15 подводных лодок (из 215), что делало его самым слабым из всех четырёх флотов[6]. Сухопутные войска были представлены 14-й общевойсковой армией, общая численность которой к началу войны составляла 51 828 человек[7].

Несмотря на то, что Северный флот не был хорошо подготовлен к отражению атак на северном театре боевых действий, он встретил начало войны в боевой готовности №1 ещё за несколько часов до нападения Германии. Первые налёты на Мурманск начались 24 июня, однако система ПВО и 72-й смешанный авиаполк отражали все атаки. Северный флот сразу же приступил к содействию 14-й армии и смог обеспечить конвоирование и доставку семи тысяч воинов, вооружения и боеприпасов в Мотовский залив для укрепления границы[8].

Подводя итоги, нужно сказать о том, что Северный морской путь не был готов к масштабным боевым действиям, которых здесь, к счастью, и не происходило. С одной стороны, советское правительство считало СМП глубоким тылом, с другой -- определённая подготовка всё-таки была проведена. Учитывая, какие затраты требовались от СССР в 1930-е годы, стоит задуматься, насколько сложно было оценить Арктику в то время, как очень важную стратегическую зону. При этом СССР повезло в том, что немецкое командование не пыталось нанести в Арктике мощный удар. Было ли это целесообразно для немцев -- тоже неясно. Поэтому, исходя из той оценки, которую давало советское правительство Арктике как возможному театру боевых действий, можно сделать вывод, что запланированная подготовка здесь была выполнена. Важно сказать, что на тех участках, где производилось нападение, герои Заполярья смогли дать отпор. Мурманск бомбили почти беспрерывно, почти как Сталинград! Но значение Севморпути за период войны только выросло, грузопоток значительно увеличился, и трасса после войны стала развиваться ещё интенсивнее.


Автор: Илья Андреевич Рудь, научный сотрудник Музея Арктики и Антарктики, Санкт-Петербург.

Источники:

1.      РГМАА О-7059/14 (Замечания и пожелания по вопросу лед.проводки судов по СМП А.И. Койвунена. 1940 г.)

2.      Трояновский М.А. Я хотел написать книгу... – М.: Искусство, 1972. - 231 с.

Литература:

1.      Визе В. Ю. Моря Советской Арктики: Очерки по истории исследования. – М., Ленинград : Изд-во Главсевморпути в М., 1948. - 416 с.

2.      Грибовский В.Ю. Арктический театр военных действий к началу Великой Отечественной войны. Северный флот и 14-я армия ЛВО. Полярные чтения на ледоколе «Красин» – 2015.

3.      Лихачев. Эскадренные миноносцы типа «Новик» в ВМФ СССР 1920-1955 гг. – Самара, 2005.

4.      Пилясов А.Н., Замятина Н.Ю. Суперорганизации в управлении Арктикой: исторический опыт и современная интерпретация // Полярные чтения на ледоколе «Красин». 2019. №. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/superorganizatsii-v-upravlenii-arktikoy-istoricheskiy-opyt-i-sovre... (дата обращения: 30.05.2021).

5.      Тимошенко А.И. Советский опыт освоения Арктики и Северного морского пути: формирование мобилизационной экономики // Историко-экономические исследования. 2013. №1-2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovetskiy-opyt-osvoeniya-arktiki-i-severnogo-morskogo-puti-formiro... (дата обращения: 30.05.2021).

6.      Устинов С.А., Каченовская З.С. Центральное бюро морского судостроения «Судпроект»: проекты ледоколов и судов ледового плавания, их судьба в период Великой Отечественной войны. Полярные чтения на ледоколе «Красин» – 2015. С. 209.

7.      Филин П.А. Главное управление Северного морского пути в истории управления Арктикой // Полярные чтения на ледоколе «Красин». 2019. №. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/glavnoe-upravlenie-severnogo-morskogo-puti-v-istorii-upravleniya-a... (дата обращения: 30.05.2021).


[1] Устинов С.А., Каченовская З.С. Центральное бюро морского судостроения «Судпроект»: проекты ледоколов и судов ледового плавания, их судьба в период Великой Отечественной войны. Полярные чтения на ледоколе «Красин» – 2015. С. 209.

[2] П.В. Лихачев. Эскадренные миноносцы типа «Новик» в ВМФ СССР 1920-1955 гг. – Самара, 2005.

[3] Там же.

[4] Трояновский М.А. Я хотел написать книгу... – М., С. 47.

[5] РГМАА О-7059/14

[6] Документальный фильм «Великая война. Война на море.» (2012)

[7] Грибовский В.Ю. Арктический театр военных действий к началу Великой Отечественной войны. Северный флот и 14-я армия ЛВО. Полярные чтения на ледоколе «Красин» – 2015. С. 41.

[8] Там же. С. 45.






далее в рубрике