Рождественское меню в Арктике

25 Декабря, 2020, 13:05
Рождественское меню в Арктике

О чем думали люди, встречавшие светлый праздник Рождества в далёкой холодной Арктике? Мы как-то рассказывали о традиции, которую не могла прервать даже суровая полярная ночь, когда на кубрике из подручных средств сооружалась ёлка, в кают-компании собирались мужчины, пели песни и обменивались подарками.
Сегодня хотелось бы подробнее описать те блюда, которые были на праздничном столе, и даже на чужбине напоминали полярникам о том Рождестве, которое встречали в это время на родине их родные и близкие.

Каждая экспедиция уникальна, и сегодня мы рассмотрим блюда, снискавшие популярность ещё в Старой Англии и сумевшие перекочевать в Америку, Канаду, Австралию -- в общем, всюду, куда ступила нога англичанина.

Почему в этот раз мы решили остановиться на определённой кухне как нельзя лучше могут объяснить слова полярного исследователя Фредерика Кука, о котором мы ещё сегодня расскажем: «…ещё более важным делом, чем выбор нарт и всё прочее, была забота о собственных желудках… Гастрономические вкусы у людей разные, это наблюдается в каждой экспедиции. Вкусы нередко зависят от национальности исследователей».

Мы помним одно из лучших рождественских произведений, а именно «Рождественскую песнь в прозе» Чарльза Диккенса. В ней автор подробно описал блюда, украшавшие как столы бедняков, так и прилавки лучших бакалейных лавок.
Позволим себе процитировать отрывок праздничного ужина семейства Крэтчит:

«Внимание! В комнату повалил пар! Это пудинг вынули из котла. Запахло как во время стирки! Это от мокрой салфетки. Теперь пахнет как возле трактира, когда рядом кондитерская, а в соседнем доме живёт прачка! Ну, конечно, – несут пудинг! 
И вот появляется миссис Крэтчит – раскрасневшаяся, запыхавшаяся, но с горделивой улыбкой на лице и с пудингом на блюде, – таким необычайно твёрдым и крепким, что он более всего похож на рябое пушечное ядро. Пудинг охвачен со всех сторон пламенем от горящего рома и украшен рождественской веткой остролиста, воткнутой в самую его верхушку.»
Рождественская песнь

Пудинг служил некой кульминацией торжества, без него не обходились даже в полярных путешествиях.

Перечисление экспедиций, готовивших рождественский пудинг праздничной ночью (даже если приготовление происходило в дневные часы, в высоких широтах царил мрак), заняло бы у нас чуть ли не половину статьи, и его можно отыскать практически во всех упомянутых ниже меню.

Но почему именно пудинг был неким символом Рождества? Пожалуй, будет не лишним обратиться к его истории.

Еще в Средневековье Римская Католическая церковь издала указ, согласно которому в рождественский пудинг должно было входить тринадцать ингредиентов, символизирующих Иисуса Христа и его 12 апостолов. Замешивать пудинг члены семьи должны были по очереди, при этом совершая рукой движения с востока на запад, изображая путь волхвов. Традиционно в пудинг добавляется бренди, но в полярных условиях таких условностей никто не соблюдал, и недостающие ингредиенты вполне заменялись тем, что имелось.

Подобно герою Ч. Диккенса Скруджу сегодня мы бесплотно перенесёмся на самые разные торжества и посмотрим на угощения, созданные руками полярных мастеров.

Вначале мы ненадолго посетим Южную полярную область, известным исследователем которой был уроженец Йоркшира Дуглас Моусон. Несмотря на то, что он был родом из старинного английского рода, всю сознательную жизнь Моусон прожил в Австралии, где, как мы знаем, Рождество тоже принято справлять в английском стиле. Правда, вместо венков из остролиста или ели, австралийцы украшают свои дома другим растением – метросидеросом, но рецепт традиционного пудинга эмигранты из Старого Света не забыли.

Рождество 1912-го года австралийскому учёному пришлось встретить на зимовке у мыса Денисон: 

«Мы чтим праздник Рождества и, чтобы отпраздновать его в далёкой Антарктиде, так же как и на родине, мы взяли с собой целый ящик с тестом для пудинга. Когда мы пришли на место, ящик поставили на лёд. Наступило Рождество. Мы достали ящик и приготовили пудинг. Но все были разочарованы: он оказался совсем не таким вкусным, как мы ожидали. Все с грустью сидели за столом и смотрели на пудинг, но есть его уже больше никому не хотелось».

Здесь хотелось бы вас предостеречь, если вы решили совместить прочтение этого текста с приёмом пищи, то лучше выбрать что-то одно. Причина неприятного вкуса пудинга была установлена врачом экспедиции достаточно быстро: сделав микроскопический анализ, он обнаружил, что пудинг на 90 процентов состоял из жучков и того, что они оставили после себя, съев пудинг. При переходе через тропики насекомые попали в ящик и расплодились. Однако зимовщики знают цену продуктам, от ящика с пудингом избавляться не стали, а спрятали про запас в снегу рядом с домиком.

Когда спустя время все уже забыли про этот случай, злосчастный пудинг снова дал о себе знать!

Тогда там уже работали французы, и, по негласному правилу, всё, что остаётся от бывших зимовщиков, может быть по-братски использовано следующей партией. После, при встрече с Моусоном, руководитель экспедиции признался, что они нашли ящик и воспользовались содержимым. Пудинг показался им… очень вкусным!

Прежде чем проститься с Антарктикой и приступить к кулинарии в Северной полярной области, стоит рассказать о том энтузиазме, с которым суровые австралийские мужчины, оставшись вдалеке от жён, принялись за готовку.

По признанию Д. Моусона, к этому их вдохновила кулинарная книга Изабеллы Битон. Миссис Битон прославилась благодаря книге по кулинарии и домоводству, написанной ещё в 1861 году и снискавшей огромную популярность среди викторианских домохозяек:

«В дни Рождения и при всяких других подходящих поводах появлялись блюда, которые приводили в восторг гурманов. Слоёные булочки, паровые пудинги, желе и бланманже, настоящие густые супы и консоме, тюлень с пряностями и специями, нежно зажаренный пингвин, очищенные и художественно оформленные овощи с приправой – всё это по мере повышения кулинарных знаний приготовлялось на должной высоте…»

Чаще всего в литературе вы встретите «сливовый или плумпудинг». Кажется, что этот рецепт представляет собой нечто вроде пирога, начинённого сливами в той же степени, что шарлотка, начинённая яблоками.

В средние века «черносливом» действительно именовали либо сушёную сливу, либо изюм, то есть в основном это касалось сухофруктов, которые и сегодня являются неотъемлемой частью рецепта. Речь идёт об изюме, сушёной клюкве, кураге и т.д. По давней традиции, такой кекс было принято украшать марципаном, а затем королевской глазурью. Для глазури брали оставшиеся от готовки яичные белки. Что интересно, в большинстве рецептов для полной пропитки фруктовые пудинги предлагается выдерживать несколько месяцев.

Перед едой пудинг следует поставить на несколько часов на паровую баню (в приведённом выше отрывке Моусон также называет антарктические пудинги паровыми). Перед подачей можно положить на него несколько кусочков пропитанного ромом сахара и поджечь (что, как мы помним, и сделала в «Рождественской песни» миссис Крэтчит).

Помните, мы советовали искать во всех приведённых ниже меню пудинг? Можете начинать!

В 1930 году группа молодых английских учёных под руководством Джина Уоткинса основала базу на одном из самых труднодоступных мест планеты, находящемся в более чем трёх тысячах километров от Лондона, а именно -- на ледниковом щите Гренландии. В книге Джеймса Скотта «Ледниковый щит и люди на нём» приводится подробный список их рождественских блюд: «суп из дичи, сардины в прованском масле, белая куропатка, плумпудинг, ромовая подливка (настоящая), гренки, десерт (финики и изюм), пирожки со сладким фаршем, джем, горячий грог, чай (с молоком), примечание – никакого пеммикана».

Подобное меню -- просто находка для любителей традиционных рецептов. Нас, в первую очередь, могут удивить пирожки из сладкого фарша, которые заставляют представить мясной фарш, начинённый сладостями. И в этом не будет большой ошибки!

По старинному йоркширскому поверью, если съедать по одному такому пирожку за двенадцать дней до Рождества, то наступающий год станет счастливым. Когда-то для их начинки говяжий фарш смешивали с сухофруктами, яблоками, специями, жиром и бренди. Говядина стала исчезать из рецепта более двухсот лет назад, а нутряной жир постепенно стали заменять маслом. Так что мы можем предположить, что фаршированные сладкие пирожки в экспедиции Джеймса Скотта могли быть вполне вегетарианскими. Но даже сегодня многие хозяйки заранее ищут в мясных лавках нутряной жир, чтобы изготовить их по традиционной рецептуре. Кстати, в «Рождественской истории» Диккенса такие пирожки тоже упоминаются: «под конец были жареные пирожки с изюмом и корицей»…

Второй раз одному из участников экспедиции, Августину Огастайну Курто, предстояло провести зимовку в одиночестве, причём последние полтора месяца, с 21 марта по 6 мая, ему пришлось безвыходно сидеть в занесённой снегом палатке. Из-за недостатка керосина он мог лишь один раз в день готовить горячую пищу, ограничиваясь при этом пеммиканом и маргарином. Но даже у Курто 25 декабря был свой, пусть и скромный, рождественский «пир»: 

«На завтрак великолепная овсянка и банка паштета из креветок; на обед горох, а к ужину рис, мёд (приготовленный из сахара и маргарина), конфеты из масла и сахара (собственного производства) и шоколад». 

Что ж, овсянка на завтрак действительно может примерить британца с суровой действительностью, кстати, традиционной английской овсянкой можно считать поридж, вот её примерные ингридиенты «овсяные хлопья, сливки или сгущенное молоко, сахар и … зелень для супа». Варят её на воде, а молоко или сливки добавляют потом.

Традиционнный английский завтрак состоит не только из овсянки, но также из яичницы с беконом и ломтика белого хлеба с апельсиновым джемом. Что интересно, Курто так по нему соскучился, что изготовил джем из своих скудных припасов, используя вместо апельсинов… какао.

Дополним английский колорит тем, что Рождество наш герой встретил в компании английской классики, а именно -- книги «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте.

Не менее интересное Рождество мы можем встретить в канадской экспедиции, организованной Вильялмуром Стефансоном чуть раньше, а именно -- в 1913 году. Хотя в книге самого Стефансона «Негостеприимная Арктика» сложно найти описание какого-либо рождественского блюда, дополнением к ней может служить дневник капитана судна экспедиции «Карлука» Роберта Бартлетта.

13 июля 1913 года судно отправилось исследовать остров Хершел в море Бофорта. В августе судно попало в дрейф, а в сентябре 1914 было раздавлено льдами. Сам Стефансон с пятью спутниками после одной охоты не смог вернуться на судно, и капитану пришлось взять на себя ответственность покинуть «Карлуку» и организовать пеший переход к острову Врангеля.

Мы попробуем отвлечься от несчастной судьбы тех, кто не выжил во время этого трудного и опасного перехода, и вспомним прекрасный Рождественский вечер на судне:

«Разные пикули, сладкие пикули, суп из устриц Омар, жареный медведь, бычий язык, картофель, зелёный горошек, спаржа под сливочным соусом, мясной пирог, пудинг из слив, орехи, чай, кекс, клубника».

А вот здесь уже мы видим очень необычное рождественское блюдо – «жареный медведь», можем также предположить, что и мясной пирог имел схожую начинку.

«Медвежье мясо – неплохое подспорье к нашему питанию, а шкуру можно использовать на различные надобности» (Бартлетт)

О том, что мясо этого животного полярного исследователи использовали в пищу, мы уже рассказывали. Сама по себе медвежатина не представляет собой нечто уникальное, как, скажем, жареный пингвин в экспедиции Д. Моусона. Скажем, в дореволюционной России в это блюдо обычно шли не лесные дикие звери, а подросшие медвежата, которых содержали в особых условиях после удачной охоты на медведицу. Как бы то ни было, здесь мы имеем дело с более редким представителем этого вида.

Мясо белого медведя вполне съедобно, исключая разве что печень, употребление которой может привести даже к летальному исходу.

Кстати, здесь можно сказать, что полярным исследователям в Арктике повезло чуть больше, чем их коллегам на Крайнем Юге. Если полярники были вынуждены оказаться в высоких широтах на Севере, то охота на белых медведей была вполне возможна, а вот в центре Антарктиды уже никто не живёт, и мясом пингвинов могли «лакомиться» только береговые партии.

Позволим себе отойти от темы и отметить, что в советское время на полярных станциях из мяса белого медведя научились изготавливать практически всё – от солянки и шашлыков до чахохбили.

Нестандартные ингредиенты вполне могли использоваться для создания традиционной рождественской трапезы. Например, американец Фредерик Кук, который заявил о том, что первым достиг в 1908-м году Северного полюса (за год до Роберта Пири), описывал свой праздничный стол следующем образом:

«Моя обильная трапеза была приготовлена из продуктов, оставленных яхтой. В дело пошли также самые лакомые куски мяса из наших складов. Мое меню состояло из зелёного черепахового супа, сваренных сухих овощей, икры с поджаренными хлебцами, маслин, аляскинского лосося, засахаренного картофеля, бифштекса из оленины, приправленного маслом риса, французского горошка, абрикосов, изюма, кукурузного хлеба, бисквитов «Хантли и Палмер», сыра и кофе. 
За едой я с юмором размышлял о таких противоестественных сочетаниях, как икра с бифштексом из оленины или зелёный черепаховый суп в Арктике. Я ел с большим аппетитом, даже с большим, чем когда мне доводилось гурманствовать за столом в «Астории» Вольдорфа в моём родном городе…»

В своих воспоминаниях Кук признавался, что в тот вечер много думал о доме и детях, представляя, как они будут радоваться подаркам, к которым он ничего не сможет добавить. 

Frederik-Kuk-s-docheryu.jpg

Фредерик Кук с дочерью.


Единственное, что примиряло его с действительностью – это будущий подвиг, которым они вскоре должны были гордиться. Увы, в ближайшем будущем его достижение полюса вызовет сомнение у большинства учёных, и лавры первооткрывателя перейдут к Роберту Пири.

Американский исследователь Роберт Пири тоже оставил свои записи относительно празднования Рождества:

«Перси, заведующий хозяйством, по случаю праздника обрядился в поварской колпак и большой белый фартук, накрыл стол красивой скатертью и выложил наше лучшее столовое серебро. Стена столовой была украшена американским флагом.»

Здесь хотелось бы сделать небольшое отступление: заметьте, даже во время суровой полярной ночи, когда в буквальном смысле человек вступает в единоборство со стихией, людей заботила идеальная сервировка! И это не единичный случай, во многих экспедициях прошлого считалось, что если перестать следовать этикету и отбросить многие светские условности, то это может привести к тяжёлым последствиям и даже цинге.

Вспомните, как нередко в Новый год многие из нас садятся за стол в удобных домашних вещах, объясняя это тем, что вечерние наряды неуместны на семейном застолье.

А вот участники экспедиции Пири перед рождественским обедом позаботились о презентабельном внешнем виде: надели чистые фланелевые рубашки и повязали галстуки.

Но вернёмся к меню: «На обед у нас было мясо мускусного быка, сливовый пудинг, залитый шоколадом бисквит, и у каждой тарелки лежал мешочек с орехами, пирожными и конфетами, снабжённый карточкой: «Веселого Рождества – миссис Пири».

(Мускусный бык -- это овцебык, встречающийся в Арктике и живший ещё при мамонтах и шерстистых носорогах.)

В другой экспедиции, о которой сложно вспоминать наряду с остальными из-за печальной судьбы многих участников, а именно -- в американской научно-исследовательской экспедиции на Канадский Арктический архипелаг под руководством лейтенанта Адольфа Вашингтона Грили (1881—1884 гг.) мясным блюдом на Рождество была тюленина. А впрочем, лучше огласить полное меню того торжества:

«Наш завтрак состоял из жидкого горохового супа с тюленьим жиром и небольшим количеством консервированного картофеля. Позднее были выданы на каждую обеденную смену по две банки морошки, а в половине второго Лонг и Фредерик начали приготовление обеда, состоявшего из тюленьего мяса, консервированного картофеля и хлеба, сдобренного маринованным луком; после этого было подано нечто вроде рисового пудинга с изюмом, тюленьим жиром и сгущённым молоком. 
Потом мы получили шоколад и пунш из ½ литра рома и четвертушки лимона на каждого.»

Капитан Бартлетт, о котором мы упоминали ранее, тоже считал тюленину достаточно питательной: «В Арктике тюлень – незаменимое животное. Конечно, его мясо неприятно, оно имеет обычно рыбный запах». Хотя кок на «Карлуке» готовил это мясо различными способами, хитростью пытаясь заглушить специфический запах, на судне оно спросом не пользовалось. Но стоило партии В. Стефанссона покинуть корабль и убить первого тюленя, его мясо показалось всем очень достойным, особенно в недоваренном виде (по эскимосскому обычаю). Мы видим, что английская, американская, канадская или австралийская трапеза должна была включать хоть какое-нибудь мясо.

Такие названия, как ростбиф и бифштекс, которые теперь можно встретить во всем мире, выдают свое англо-саксонское происхождение. Согласно легенде, жареная говядина была возведена в ранг пищи аристократов, а в 1617 году бедро быка было посвящено в рыцари.

Что ж, тюленина вместо телятины, возможно, и огорчала полярных исследователей, но в то же время была отличной альтернативой традиционному мясу. Так, один из участников экспедиции Стефанссона Хьюберт Уилкинс, выросший в Австралии, говорил, что тюленина даже напомнила ему привычную в этой стране баранину.

К сожалению, не все экспедиции оставили нам описания своих рождественских блюд, мы можем лишь предполагать, что могло быть в экспедиции на шхуне «Жанетта» (раздавленной льдами в 1881 году). 

жанетта_судно.jpg

Её начальник Джордж Вашингтон Де-Лонг лишь обмолвился, что приказал раздать команде три кварты виски, и ограничился описанием ужасной погоды, царившей в тот день.

«Никогда в своей жизни не приходилось переживать такой скучный день к тому же в самой скучной части света, -- сетовал он в своём дневнике. -- Мы старались быть весёлыми, но это не удавалось до самого обеда, когда в кают-компании было устроено пиршество, заставившее нас позабыть о нашей обстановке».

Увы, не узнаем мы и рождественских трапез на судах «Террор» и «Эребус», легендарных кораблях английского флота (экспедиция под руководством Джона Франклина), нашедших погибель во время исследования Северо-Западного прохода.

Напоминаем, что мы взялись лишь за англоязычные экспедиции, а ведь помимо них в Арктику ходили русские, шведы, норвежцы, австрийцы…

За героическими страницами их подвигов и неудач прослеживается жизнь обыкновенных людей, пытавшихся не забывать своих традиций даже во время долгой арктической ночи.


    Автор: Аксёнова Юлия Владимировна, научный сотрудник Музея Арктики и Антарктики.

 

 

 

далее в рубрике