Сейчас в Мурманске

06:28 4 ˚С Погода
18+

Арктика второй половины XIX века: экономическое развитие и новые угрозы

А цикл гравитационных измерений уточнял тут форму Земли.

Русский Север
Владимир Привалов
21 февраля, 2023 | 17:31

Арктика второй половины XIX века: экономическое развитие и новые угрозы
Старинное кладбище на п-ове Святой Нос. Вдали – «Михаил Сомов». Фото автора


В ряде статей, опубликованных на GoArctic, рассматривались последовательные изменения геополитического влияния Арктики на европейской карте.

В эпоху раннего средневековья происходят редкие походы скандинавских конунгов «в Бьярмаланд, чтобы добыть меха». Постепенно начинает складываться арктический торгово-хозяйственный путь из варяг в бьярмы (А.В. Головнев) из Скандинавии на Кольский полуостров и в Белое море. Этот путь дублирует балтийский путь в северные земли. Позднее проторенными норманнами путями двинутся новгородцы.

Далее Русский Север становится ареной соперничества Новгородской республики, Владимиро-Суздальского княжества, Москвы и Волжской Булгарии за ресурсы (в основном мягкую рухлядь). Жители Беломорья порой становятся объектом нападений норманнов, совершая ответные вылазки.

Зримый перелом в осознании важности этого арктического региона для международной торговли происходит в шестнадцатом веке, после прибытия заплутавшего в поисках северо-восточного прохода на пути в Китай английского капитана Ричарда «Рыцарта» Ченслора сначала к берегам Белого моря, а затем в Москву, к престолу Ивана Грозного.

Прибытие англичан во время блокированной из-за Ливонской войны балтийской торговли, когда новая коммуникация становилась путем подвоза оружия и боеприпасов (и местом сбыта собственных товаров), сразу же высветило стратегическую ценность Беломорья для Руси. В дальнейшем необходимость баланса между экономической и военной (оборонительной) составляющей региона, столь необходимого для развития всей державы, будет только актуализироваться.

В XVII веке ресурсная зависимость британского флота от русской продукции оказалась настолько велика, что в эпоху Смутного времени англичане едва не решились на установление протектората в Поморье. Дальнейшие все усложняющиеся англо-русские геополитические противоречия привели к появлению английской эскадры в Белом море во время Крымской войны.

К рубежу 19 и 20 веков в европейской части российской Арктики сложилась уникальная ситуация. Из-за потепления климата усиливается уязвимость региона от военных угроз.

В 1870-е годы происходят успешные плавания норвежских промышленников в Карское море, англичанина Виггинса и шведского полярного исследователя Норденшельда в сибирские реки и по Северо-восточному проходу. В 1873 году происходит знаменитое открытие Земли Франца-Иосифа австро-венгерской экспедицией Ю. Пайера и К. Вайпрехта.

К уже упомянутым противоречиям между Российской империей и великими державами добавляются разногласия со скандинавскими соседями, вызванные, прежде всего, неопределенностью юридического статуса Новой Земли.

Смягчение климата и улучшение ледовой обстановки приводит к резкому росту активности норвежских промышленников. Из незамерзающих фьордов, омываемых нордкапской ветвью теплого Гольфстрима, норвежцы уже весной устремляются к новоземельским зверобойным промыслам. Русские промысловики, вынужденные дожидаться схода льда в горле Белого моря, прибывают к своим традиционным местам лова значительно позже, когда распуганный норвежцами зверь уже уходил.


2.png


Такое положение вещей не могло не озаботить губернские власти. В 1869 году архангельский губернатор Н. А. Качалов пишет Александру II:

«К Новой Земле и в Карское море ежегодно приходит значительное число иностранных кораблей, которые бьют в наших водах морского зверя в большом количестве, и остановить этого губернатор не имеет возможности по неимению мореходного судна».

Воззвания губернатора не остались незамеченными.

В 1870 году военная эскадра кораблей Балтийского флота (корвет «Варяг», клипер «Жемчуг», шхуна «Секстан») под флагом вице-адмирала К.Н. Посьета направилась к берегам Новой Земли. В походе участвовал Великий Князь Алексей Александрович, архангельский губернатор Н. А. Качалов и академик А. Ф. Миддерндорф с группой исследователей.

Эскадра успешно достигла архипелага и вошла на малокармакульский рейд; на берегу состоялась православная служба с участием судового церковного хора, на возвышенности острова установили деревянный крест с памятной доской. Позже на средства Великого Князя поморской ладьей на побережье Костиного Шара доставили деревянную избу для промышленников.


3.jpg


Стоит особо подчеркнуть беспрецедентность этого события для удаленного от столицы северного региона. Командующий эскадрой вице-адмирал К.Н. Посьет являлся не только попечителем Великого князя и царедворцем из императорской свиты, но и входил в совет Русского географического общества. Более того – в обсуждении плана-посещения архипелага участвовал лично Александр II, для чего в Царское село были приглашены ученые – члены экспедиции.

Поход 1870 года недвусмысленно продемонстрировал всем заинтересованным сторонам права России на владение архипелагом. Однако отсутствие на островах оседлого населения оставляло для иностранных держав место для маневра и возможность для притязаний (на примере Шпицбергена). Организация постоянных поселений на Новой Земле становится для российских властей первоочередной задачей.

В качестве будущей «столицы» архипелага было выбрано становище Малые Кармакулы, где в 1877–1878 годах Обществом спасания на водах под председательством К. Н. Посьета производится строительство спасательной станции. Работами руководит поручик корпуса флотских штурманов Е. А. Тягин. Вскоре за проведенные в ходе зимовки метеорологические исследования поручик Тягин удостаивается награждения малой золотой медалью от Императорского Русского географического общества. Командир Архангельского порта Л. Ухтомский, 23 июля 1879 года забиравший поручика с семейством, в своем донесении в Гидрографический департамент пишет:

«Зимовка Тягина служит ясным доказательством возможности оседлой там жизни...»


4.jpg

Поручик Тягин с женой, которая во время зимовки родила на Новой Земле дочь Нину


Благодаря энергичным действиям властей освоение Арктики продолжается. В 1880 году начинает функционировать линия Товарищества Архангельско-Мурманского пароходства, связывающая Новую Землю с материком. Рейсы проводятся в начале и конце навигации, а с 1890 года судно начинает заходить не только в Малые Кармакулы, но и в Маточкин Шар.

19 июня 1881 года Комитетом Министров утверждается положение о колонизации Новой Земли. Каждому будущему переселенцу устанавливается денежное пособие в 350 руб. и гарантируется десятилетний срок освобождения от уплаты всех казенных и земских сборов.

Желающих переселиться на неведомую Новую Землю оказывается столь много, что губернские власти были завалены письмами с прошениями о переселении со всех уголков России. Большинство обратившихся не имело ни малейшего представления о географии арктического архипелага.

Губернатор Н. М. Баранов был вынужден давать разъяснения в газете «Архангельские губернские ведомости», где предостерегал будущих переселенцев:

«Все те лица, которые … рассчитывают заняться хлебопашеством, впадают в великую ошибку».

Опираясь на выстроенную в Малых Кармакулах инфраструктуру, на новоземельской станции проводятся многочисленные научные исследования. В 1882–1883 годах здесь проходят мероприятия Первого международного полярного года. Еще одна российская арктическая исследовательская станция Сагастырь обустраивается в дельте Лены.

В 1887 году А.И. Вилькицкий проводит на Малых Кармакулах цикл гравитационных измерений, включенных в международную программу исследований, призванных уточнить форму Земли. В 1896 году для наблюдения за полным солнечным затмением на Новой Земле высаживается целый научный десант из Санкт-Петербурга, Казани и Оксфорда.

В общественном поле происходит постепенное осознание пророческого изречения М. В. Ломоносова, что «российское могущество прирастать будет Сибирью и Ледовитым океаном» (выделено мной; окончание цитаты обычно забывают – В.П.).

В 1898 году в Великобритании спущен на воду «Ермак», первый в мире ледокол, построенный по заказу русского правительства. С идеей строительства ледокольного судна выступил известный флотоводец С. О. Макаров, поддержанный Д. И. Менделеевым.

В 1899 г. в Екатерининской гавани был открыт Александровск-на-Мурмане – новый порт и уездный город, предназначенный для снабжения нескольких десятков мелких рыбацких становищ.

Несмотря на поступательное развитие арктических исследований и постепенное обустройство береговой инфраструктуры, баланс между экономической и военной (оборонительной) составляющей, столь необходимый для устойчивого развития Арктики, оказывается нарушен.

В 1862 г. адмиралтейство и военный порт в Архангельске упраздняются; в Беломорской флотилии теперь числятся лишь пароход «Самоед» и винтовая шхуна «Полярная звезда». Оставляет желать лучшего и состояние укреплений. Уже упомянутый «Ермак», который в зиму 1899–1900 года вызволил из ледового плена на Балтике крейсер «Громобой» и броненосец «Генерал-адмирал Апраксин», чем уже полностью оправдал траты на свое строительство, тем не менее, приписан к коммерческому флоту, а вовсе не к военному ведомству.


5.jpg

Спасение «Ермаком» (стоимость 0,5 млн руб.) броненосца береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин» (стоимость 4,5 млн руб.) у Гогланда 


Экономическое развитие Севера не обеспечивалось в полной мере военной поддержкой, а вот возможная блокада неприятелем Поморья угрожала уже не только Архангельску, но и самому существованию всей огромной империи. И события Первой мировой войны это доказали со всей очевидностью.

Впрочем, эта тема отдельной статьи…


***

Владимир Привалов, специально для GoArctic


далее в рубрике