Соловки как "место совместного лова"

Василий Матонин
12 Января, 2021 | 12:10
Соловки как "место совместного лова"


Продолжение. Предыдущие публикации здесь.


Соловки уходят в зиму. 
Небо падает на дно.
И молчат невыразимо
Ветер с морем заодно.
Дышит ладанка. Витает
Сладкий дым вокруг костра.
Снег ложится и не тает.
Даль прозрачна и чиста.

                            Василий Матонин

 

Жизнь прекрасна и удивительна. Особенно удивительна жизнь на Соловках. Это действительно так. Без иронии. Прекрасна тоже, но есть проблемы. Проблемы появляются вместе с желанием что-либо изменить к лучшему. Поскольку Соловки – это территория перемен, а в духовном смысле – Преображения, то и проблемы здесь разного уровня: от реставрации, стройки, отношений между людьми и организациями до отношений человека с самим собой и с Господом. Зимой Соловки замаскированы снегом, а летом превращают архипелаг в реактор, где вырабатывается энергия, преобразующая Россию. Сердце этого реактора – Троицкий собор. По большим церковным праздникам здесь причащаются до пятисот человек. Понять Соловки невозможно, а попытаться осознать «соловецкую идею» необходимо. Этому и были посвящены несколько исторических очерков, предшествующих данной статье. 

 

ДЕФИЦИТ РОДИНЫ

Местное население на Соловках складывалось из семей морских офицеров и моряков срочной службы, работников Соловецкого участка Архангельского водорослевого комбината и сотрудников музея. Возможны иные варианты, но многовековой укоренённости в каменистую островную почву ни у кого не было и нет. Основные главы Соловецкой истории – это кладбище и святилище, монастырь, лагерь, музей. Были также совхоз «Соловецкий» (1920-1923), учебный отряд Северного Флота (1939 – 1945), участок Архангельского водорослевого комбината. Между тем, есть тысячи людей, которые считают Соловки своей Родиной. Потому что родились здесь, или отбывали срок наказания, или служили во Флоте, или подвизались трудниками в монастыре, или жили здесь несколько лет и что-то важное узнали о себе и о мире, или работали в студенческом отряде. В наше время многие люди испытывают дефицит Родины, поэтому сама мысль о том, что где-то есть Соловки, даёт им надежду на лучшее и жизненные силы.

 

ДИКИЕ ТУРИСТЫ В ДИКОЙ ПРИРОДЕ

Во властных структурах и среди музейных работников периодически заходит речь о том, чтобы оградить Соловки от «диких туристов», которые могут нанести непоправимый ущерб хрупкой островной природе. В советское время возможность посещения Соловецких островов регламентировалась пропускной системой в пограничную зону. Между тем, именно «дикие туристы» в «дикой природе» ведут себя наиболее цивилизованно: убирают свой и чужой мусор, устанавливают палатки на оборудованных стоянках. Любая проблема решается, если помогать гостям острова в походных бытовых обстоятельствах и оборудовать туристические тропы (как это сделано на Большом Заяцком острове). Важно, чтобы кто-то имел полноту полномочий и ответственности. Все являются заложниками многовластия.

Кроме основных субъектов власти на Соловках – администрации посёлка, монастыря и музея, – можно назвать ещё полтора десятка организаций, имеющих здесь собственность и свою сферу деятельности: детский сад, средняя школа, аэропорт, дизельная электростанция, метеостанция, почта, магазины, гостиницы и так далее. Здесь работают люди, которым необходимы все те же житейские блага, которые есть в городах. Условия жизни суровые. Зима долгая. Добраться на Соловки зимой можно только на самолёте из Архангельска. Билет на самолёт со скидкой для местных жителей стоит 5250 рублей. Продукты в магазинах продаются дороже, чем на материке. Буханка хлеба – 45 рублей, батон – 50 рублей. Как только зимой Соловки погружаются в зимний сумрак, всем становится понятно, что эти острова предназначены для сосредоточенной молитвенной жизни.

 

ПРОБЛЕМА ОХРАННОГО СТАТУСА

В 1992 году историко-культурный комплекс Соловецких островов включён в Список Всемирного природного и культурного наследия ЮНЕСКО. Туристов влекут сюда исторические памятники, желание увидеть местную природу, приобщиться к отечественной истории. Паломники приезжают для того, чтобы поклониться святыням, исповедаться и причаститься, решить личные духовные проблемы.

В конце 90-х – начале 2000-х годов противоречия между туристами и паломниками казались неразрешимыми. Можно ли примирить современную эстраду и колокольный звон, шашлыки на мангалах с Петровским постом, стремление развлечься и потребность в молитве, коммерческие интересы и благотворительность? Со временем стало очевидно, что всему есть своё время и место. Выработался негласный кодекс поведения на Соловках, основанный на признании святости островов как духовного центра Русского Севера и места памяти жертв Соловецких лагерей. Паломническая служба монастыря занимается приёмом и экскурсионным обслуживанием паломников, а экскурсионное бюро Соловецкого историко-архитектурного и природного музея-заповедника – обслуживанием туристов.

В настоящее время Соловки не имеют охранного статуса и оптимальной формы управления для эффективного решения насущных задач. Например, построили в посёлке первый этаж музея – и остановили строительство, потому что, по мнению представителей ЮНЕСКО, новое здание испортит вид на монастырь со стороны Святого озера. Начали прокладывать канализацию. Закопали трубы – тем и дело кончилось. Коллективная ответственность порождает личную безответственность.

В 2018 году премьер правительства Дмитрий Медведев поручил Министерству культуры разработать документацию для перехода «сельского поселения Соловецкое» в статус достопримечательного религиозно-исторического места. Для этого требовалось обеспечить охранный статус территории, определить требования к ведению хозяйственной деятельности, регламентировать строительство. К работе над проектом привлекли «Межрегиональный центр независимой историко-культурной экспертизы», в который вошли квалифицированные специалисты разного профиля. В декабре 2019 года проект был готов для утверждения, но Министерство культуры отказалось принимать и утверждать подготовленную документацию. Начались судебные тяжбы с требованием возвращения 28 миллионов рублей бюджетных денег, затраченных на проведение экспертизы. Основная претензия – отступление от технического задания. Министерство культуры полагает, что датировка достопримечательного места «III тыс. до н.э. – первая половина XX в.», засвидетельствованная специалистами, ошибочна. Техническое задание предполагает датировку «XVI – c. XX века». Но почему? Соловецкий монастырь возник не в XVI, в первой трети – середине XV века. Кроме того, III тыс. до н.э. – эпоха северного неолита, а недавние исследования известного археолога А.Я. Мартынова опустили нижнюю временную границу освоения Соловецкого архипелага ещё на несколько тысячелетий – в мезолит. О доисторических древностях можно спорить, но время основания монастыря – это вопрос, имеющий однозначный ответ. Следовательно, либо кто-то чего-то недопонимает, либо у кого-то о чем-то имеются какие-то недоступные непосвящённым соображения.

У каждого поколения есть свои искушения и заблуждения. Поколение «отцов» верило, что все проблемы решаются с помощью силы: «не можешь – научим, не хочешь – заставим». Поколение «детей» полагает, что все возможно с помощью денег. На крутых поворотах прошлое догоняет и перегоняет нас. Соловки – это монастырь, каменные лабиринты и деревянные лагерные бараки. Живой музей!

 

ИЗ ИСТОРИИ МУЗЕЕФИКАЦИИ

Музеефикация истории Соловецкого монастыря началась после секуляризации 1764 года, когда монастырские вотчины на материке отошли государству вместе с крестьянами, которые стали называться экономическими (или государственными). Если прежде основными доходными статьями монастыря были морские промыслы (солеварение, рыболовство, охота на морского зверя), то в XIX веке хозяйственная деятельность переориентирована на обслуживание богомольцев. Первые пароходы на Белом море принадлежали Соловецкому монастырю. Они привозили паломников из Архангельска, Онеги, Кеми и даже с Кольского полуострова. Как писал Сергей Есенин: «Всё равно Архангельском иль Умбою приплывать тебе на Соловки». Гостей в монастыре бесплатно кормили три дня, желающим давали хлеба на обратную дорогу, но при этом именно богомольцы приносили монастырю основной доход. Паломничество имело сезонный характер. Море замерзало у берегов, и на восемь месяцев острова были изолированы от материка. И всё-таки обслуживание крестьян, приезжающих поклониться святыням и приобщиться Святых Тайн, определяло материальное благополучие знаменитой северной обители. В начале ХХ века в монастыре насчитывалось несколько десятков ремёсел. Богомольцы увозили из монастыря приобретённые здесь литографии, ложки с благословением, фотографии с видами монастыря, глиняную посуду с клеймом «СМ» (Соловецкий монастырь) и фаянсовые чашки, изготовленные на заводах промышленника Кузнецова.

В середине XIX века настоятелем монастыря был бывший полковой священник архимандрит Александр. Он знаменит тем, что возглавил оборону обители при обстреле её английскими паровыми фрегатами «Бриск» и «Миранда» в 1854 году, а в 1855 году отказался помогать неприятелю продовольствием, о чём свидетельствует «переговорный камень» на берегу моря. Архимандрит Александр, сознавая значимость для соотечественников истории Соловецкого монастыря, превращал события прошлого в «объекты показа». Во всех скитах и в монастыре появляются каменные плиты, на которых высечены надписи, увековечивающие исторические факты и предания старины глубокой. Как памятники культурного наследия эти каменные скрижали со временем приобретают всё большую ценность.

 

РУЧЕЙКИ И ПОТОКИ

Из-за пандемии в уходящем году туристические потоки превратились в ручейки. Гости приезжают на катере из Кеми и прилетают на самолётах из Архангельска.

В 1970-1990-е годы из Архангельска и Северодвинска на Соловки приходили теплоходы «выходного дня»: «Татария», «Буковина» (в народе говорили «Буховина»), "Юшар" и "Соловки". Они уходили в пятницу вечером и возвращались в понедельник утром. Туристам предлагали экскурсии «История и культура Соловецкого монастыря», «По голубым и зелёным дорогам Соловков» (озёра, каналы, скиты), «Военная история Соловецкого монастыря» («Переговорный камень»), «Мыс Лабиринтов» (древняя история Соловков). Многие северяне приезжали на остров по дешёвым профсоюзным путевкам. Были и такие особо одарённые туристы («турики»), которые успевали за ночь так отдохнуть, что утром выйти на Тамарин причал у них не было силы. С продажей теплоходов Турции Архангельск утратил значительную часть туристического потока и прежнее влияние на Соловках. В соответствии с территориально-административным делением Соловецкие острова принадлежат к Приморскому району Архангельской области, но соловецким «туристическим ресурсом» пользуется Карелия.

 

ПРЕОБРАЗОВАНИЯ «С НУЛЯ»

В 1980-е гг. был принят к осуществлению Генплан по развитию Соловков, разработанный «Ленгипрогором». Этот план подразумевал строительство жилых домов, очистных сооружений, пристройки к школе и создание современной инфраструктуры. Всё это предполагало превращение Соловецкого архипелага в туристический центр мирового уровня. Началась перестройка и закончилась стройка. В посёлке выросла свалка металла на берегу моря и остались руины постсоветской эпохи.

Преобразования на Соловках всякий раз начинаются «с нуля» – с разрушения. Почти никто не помнит, как выглядели острова, посёлок, дороги двадцать и тридцать лет назад, а потому не в состоянии оценить масштаб утрат и приобретений. Уровень нашей духовности не соответствует значению памятников, которые мы пытаемся восстанавливать. На Соловках всё надо делать либо очень хорошо (на века!), либо только молиться и ради Бога ничего руками не трогать. Действие – это утверждение или разрушение исторической памяти. Когда выделяется финансирование и требуется освоить вдруг появившиеся средства, выполняются, прежде всего, такие работы, которые не требуют ни серьёзных исследований, ни высокой квалификации.

 

«СТЕНЫ ПОБЕЛИТЬ, ВАЛУНЫ ПОЧИСТИТЬ»

Система тендеров на Соловках в полной мере обнаружила неприспособленность к условиям отечественной экономики. Дешевле – не значит лучше. Можно ли сопоставить «Балтстрой» и Соловецкий научно-исследовательский реставрационный кооператив «Палата», созданный архитектором Владимиром Васильевичем Сошиным, и успешно решавший труднейшие реставрационные задачи? К сожалению, когда появилось финансирование восстановительных работ, оказались невостребованными ни специалисты высокого уровня, ни студенческий отряд МГУ, который тридцать лет трудился на Соловках. Осваивая бюджет, стены можно побелить, валуны почистить. Между тем, есть немало таких задач, которые требуют незамедлительного решения. Надо что-то делать с мусором. На честном слове наших предков держится гранитная набережная Святого озера. Не решена энергетическая проблема. С наступлением вечера в посёлке и за его пределами слышна работа дизельной электростанции. Люди, приезжающие на Соловки за тишиной, не успевают привыкнуть к этой акустической особенности Соловецкого поселения.

 

ПЕРСОНАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ   

Чтобы всё было хорошо и становилось ещё лучше, нужны доверие людей друг к другу, единомыслие, благие устремления, персональная ответственность и полнота полномочий человека, который берётся решать ту или иную задачу. Кто построил Спасо-Преображенский собор и Трапезный комплекс с Успенской церковью? – Филипп Колычев. Кто проложил дороги на валунном основании? – Филипп Колычев. Кто соединил более пятидесяти озёр в канальную систему и обеспечил монастырь не только чистой питьевой водой, но и вечным источником энергии от восьмиметрового перепада уровней Святого озера и моря? – Филипп Колычев. Понятно, что строили монахи, трудники, монастырские крестьяне, но организовал работу и взял на себя ответственность Святой Филипп. Кто построил валунную крепость? Трифон Кологриев, монах из поморского села Ненокса, где до сих пор живут Кологриевы.

 

БОГ В ПОМОЩЬ!

С целью восстановления духовного, культурного, природного наследия и развития инфраструктуры создан Фонд по сохранению и развитию Соловецкого архипелага (ФСА). В этот Фонд входят, помимо многих известных лиц, министр обороны РФ С.К. Шойгу и Святейший патриарх Кирилл. Фонд призван обеспечить проведение и финансирование работ по строительству, капитальному ремонту и реставрации, а также «оказывать помощь» и «содействовать» (это ключевые слова уставного документа) в сфере образования, науки и культуры, сохранению и восстановлению объектов наследия и даже в «духовной и материальной помощи». Вопрос – кому содействовать?

При помощи и под руководством Фонда реконструирована взлётная полоса Соловецкого аэропорта. Работы производились деликатно и быстро, но тяжёлая гружёная песком техника на нежных островных тропинках и вывернутые из почвы березки заставляли содрогнуться даже видавших виды соловчан. Ремонт – это, если не диагноз, то всегда катастрофа. Есть надежда, что территория в окрестностях аэропорта будет рекультивирована, а соловецкие дороги XVI века приведут нас в XXII век. Это дороги на валунном основании, но кто мог предвидеть, что технический прогресс зайдёт по ним так далеко?

17 декабря 2020 года Министерство строительства и архитектуры Архангельской области приняло постановление № 87-п «О внесении изменений в генеральный план муниципального образования «Сельское поселение Соловецкое». Постановление прошло общественные слушания. Следовательно, генеральный план как основополагающий документ территориального планирования для создания гармоничной среды сохранения и развития архипелага всё-таки существует. Значит, кто-то знает, куда и в каком направлении нужно двигаться.

 

МЕХАНИЗМ ПАМЯТИ

По одной из топонимических легенд, Соловки – «место совместного лова». Так ли это? Кому принадлежат острова? Прежде всего, тем, кто намерен быть похороненным здесь или уже лежит в соловецкой земле: монахам, заключённым, местным жителям.

Соловецкие острова – это территория, где явления, выдвинутые на предельные рубежи бытования, укрупняются, предстают в образной и символической форме. Государственные проблемы отражаются в жизни посёлка и Монастыря как море в капле воды. Соловки были и остаются местом спасения или гибели, счастья или страдания. Как говорят – «Сначала на Соловках, а потом в России».

Механизм памяти включает в себя забвение, но во времени ничто и никуда не исчезает. Одна из форм покаяния («перемены ума» – в буквальном переводе с греческого языка) – понимание объективных причин и последствий происходящего. Соловецкая идея реализуется в идеале Преображения, в идеологии, противопоставляющей идеальное и действительное. Ключевое слово в осмыслении феноменологии Соловков – граница. Это место, где явления природы и культуры выдвинуты на предельные рубежи и являют себя в наиболее яркой форме. Это территория неустойчивого баланса, борьбы или актуализированного диалога противостоящих сил. Соловецкая жизнь вырастает из быта и плодоносит бытием. Соловецкие раны болят и напоминают нам, что мы ещё живы.



Автор: Василий Николаевич Матонин, кандидат исторических наук, доктор культурологии, профессор кафедры культурологии и религиоведения Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова. Главный редактор историко-литературного альманаха "Соловецкое море".

 

 

далее в рубрике