Стеклянный округ. Часть 6

Артем Богатырев
13 Ноября, 2020 | 06:14
Стеклянный округ. Часть 6
Фото: Артём Богатырёв

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5

Продолжая рассказ о сёлах Ненецкого автономного округа, отправляемся на запад. Попасть сюда можно круглый год только по воздуху, благодаря окружной малой авиации на старых добрых «аннушках» Ан-2, они же «кукурузники», или на вертолётах Ми-8. Начинаю свой путь там же, где впервые ступил на земли НАО – в аэропорту Нарьян-Мара. Мне выпала удача заменить коллегу в поездке на запад, и мы отправились заранее менять билеты в кассе на моё имя. В аэропорту уже стояла хаотичная очередь из желающих забронировать или купить билет на самолёт во всех направлениях округа, все с увесистым багажом, различной кладью – кто с покупками, кто из отпусков, кто на рыбалку. Купить билеты в интернете нельзя, только в кассе аэропорта, поскольку время вылета и вид транспорта точно можно узнать непосредственно перед вылетом – в зависимости от метеоусловий, количества пассажиров. Так и я, вместо 8:30, вылетел в 9:30, дожидаясь, пока наберут пассажиров на мой рейс до Нижней Пёши. На Ан-2 я не летал с детства, местные и летавшие коллеги поведали о качке в полёте и потому обязательном атрибуте пассажиров – бумажном пакете на случай тошноты.

Пока я мечтал о том, что нам достанется вертолёт, объявили посадку, и автобус провёз нас около ста метров до кукурузника. Сперва в самолёт грузят багаж, в основном в переднюю часть салона, затем рассаживаются пассажиры в два ряда лицом друг к другу. Помимо багажа пассажиров, в салон погрузили посылки в Пёшу, пилоты, предварительно раздав бумажные пакеты, прошли в кабину, мы стали дожидаться разрешения на взлёт. Взлетает Ан-2 быстро и легко, пассажиры снимают на телефон, звонят родным сообщить, что вылетели, самолёт плавно набирает высоту, а я жду обещанной качки. Дети быстро уснули, дремали и взрослые, один юноша боролся с укачиванием, сжимая белый пакет, я же любовался тундрой и хотел увидеть стада оленей. Оленей я не увидел, меня не укачивало, мы мягко приземлились на песчаной «взлётке» Нижней Пёши.

 

 аэро.jpg

Аэропорт Нижняя Пёша

 

Река Пёша, давшая название селу, сохраняет букву «Ё» в своём написании даже в каталоге Росреестра, хотя в 2015 году власти НАО законодательно лишили села Нижняя и Верхняя Пёша этой привилегии, заменив «Ё» на «Е». Основная версия этимологии реки Пёши в том, что во многих местах её можно перейти пешком, то есть вброд. Первые упоминания об этих местах относятся к 16 веку, когда двое ненцев пришли в Москву жаловаться Ивану Грозному на притеснения со стороны пришлых и обман в русских слободках при обмене товарами. Царь выдал гонцам грамоту, закрепившую за ненцами право наследного владения Канинской и Тиманской тундрой. А постоянные поселения появились здесь только в 19 веке, и первой деревней стала Верхняя Пёша. Нижняя Пёша сначала была лишь стоянкой для промысловиков – охотников и рыболовов. Селом Нижняя Пёша тоже стала позже Верхней, где уже был свой храм – Тиманская Святотроицкая церковь, сгоревшая незадолго до революции и по сей день не восстановленная. И теперь Верхняя Пёша деревня, а Нижняя – село, где есть храм-часовня.

Жители Верхней Пёши, рассказывая об истории деревни, вспоминают ещё одну историю о столбовой дворянке Фоминичне, сосланной Екатериной Великой в Пустозерск вместе со всей дворней и хозяйством в 18 веке. Согласно легенде, обоз Фоминичны добрался из Санкт-Петербурга до Мезени по зимнему тракту и далее до «мест неизведанных», застряв из-за распутицы как раз рядом с тем местом, где стоит сейчас Верхняя Пёша. С южной стороны реку преодолели пешим ходом, после чего вероятно и решили назвать своё новое поселение «Пёшей». Дворня ссыльной боярыни за время половодья поняла, что места тут рыбой и зверьём богатые, а потому покидать их отказалась. С тех времён поселение и стало прирастать домами вновь прибывающих поселенцев.

 

река.jpg 

Река Пёша

 

По дороге в Верхнюю Пёшу я удивлялся, как меняется ландшафт и растительность – вместо тундры с перелесками поднимался высокий и густой смешанный лес, равнина сменялась холмами и перекатами, меж которых петляли речки и ручьи. В лесу то же, что и по всему округу, множество грибов и ягод, только лес похож на наш среднерусский, с вековыми елями и берёзами. Единственное, что сразу выдавало в этих местах север, это белый мох – ягель. Кстати, ягель употребляют в пищу не только олени, его подают в ресторанах Нарьян-Мара, но попробовать я его не успел, хотя коллеги хвалили.

Сейчас в Верхней Пёше жизнь идёт своим чередом, энтузиасты бережно собирают и хранят историю деревни в Доме культуры. Здесь, на стенде, посвящённом ветеранам и труженикам тыла Великой Отечественной войны, я увидел многих своих земляков, много лет назад уехавших на север и оставшихся здесь жить, потомки которых сейчас живут в Пёше и других населенных пунктах округа. В деревне сохранили молочную ферму, работает детский сад, мужики, как и сотни лет назад, промышляют охотой и рыбалкой.

 

центр.jpg 

Центр Нижней Пёши, слева строящаяся вышка связи

 

Будучи расположенной ближе к морю, Нижняя Пёша постепенно становилась экономически более привлекательным местом и потому развивалась быстрее. Здесь в 19 веке организовался кооператив оленеводов, охотников и рыбаков, сдававших свою добычу в обмен на товары из Архангельска и Мезени. Советы пришли в Пёшу только в июне 1920 года, когда в устье реки бросил якорь пароход, на котором привезли продукты и представителей новой власти, от которых местные узнали о революции. Развитие села началось с новой силой, было организовано регулярное пароходное сообщение, оленеводам в помощь создаются ветеринарные отряды, в селе открывается больница со стационаром, действуют школа и детский сад.

В 1929 году Пёша вошла в созданный Ненецкий автономный округ, в 1930 образован колхоз «Северная звезда», в 1932 открыто Пёшское потребительское общество. Нижняя Пёша в советское время и особенно в военные годы была важным центром связи, через неё проходили все телеграммы, радиограммы, сводки погоды. Узел связи работал от аккумуляторных батарей, для зарядки которых требовалось дизельное топливо, на котором работал двигатель генератора. Поскольку в селе не было никакой техники на дизеле, то и доставать топливо было чрезвычайно сложно. Начальник радиостанции Николая Васильевича Хоменко писал в своих воспоминаниях, что в проблему вылилось обеспечение топливом, почти все мужчины были мобилизованы, а женщины работали вместо мужчин, нанять людей даже на заготовку дров было негде. Во время войны в НАО, в том числе и в Пёшу, приехало много семей переселенцев из эвакуированных областей. Есть в Пёше и свой герой – Алексей Калинин, заведовавший сельским клубом, а во время войны стрелок-радист легендарного экипажа капитана Гастелло, совершившего таран колонны вражеской техники. Алексей Калинин погиб вместе с экипажем в районе белорусской деревни Радошковичи, посмертно был награжден орденом Отечественной войны I степени в 1958 году. В честь героя названа одна из улиц села, в здании Дома культуры висит памятная доска. Правда новый Дом культуры только начинает строиться, и доска висит в новом ФОКе, где часть помещений отдано под нужды сотрудников ДК.

 

 весы.jpg

Багажные весы в аэропорту

 

Жители Пёши считают, что у села есть будущее, об этом говорят и положительная демографическая ситуация, и развитие социальной инфраструктуры, и улучшение качества связи. Здесь нет ощущения забытости села центром, в отличие от малых населённых пунктов на Печоре, здесь есть к чему стремиться, и работа эта ведётся. Уже перед отъездом в ожидании самолёта разговорился с начальником аэропорта, удивляясь сохранившемуся зданию, чехословацким багажным весам, даже алюминиевой урне, которые, казалось, в 90-е все сдали в цветмет. Улетал я дальше на запад, в село Несь, о котором расскажу в следующий раз.



 

***

Артём Богатырёв, специально для GoArctic

далее в рубрике