Сейчас в Мурманске

07:55 -9 ˚С Погода
18+

Наталья Филиппова – о региональных практиках содействия профобучению для коренных народов

Региональное законодательство декларирует содействии в подготовке кадров для оленеводства, однако на практике обеспечить традиционное оленеводство специально обученными специалистами оказывается непросто

Материалы ЭЦ ПОРА Оленеводство Образование
20 февраля, 2024 | 18:53

Наталья Филиппова – о региональных практиках содействия профобучению для коренных народов


Законы арктических регионов предусматривают оказание господдержки коренным жителям Арктики в получении профобразования. Фактически льготы предоставляются представителям КМНС вне зависимости от выбранной ими траектории профессионального развития, и специальность 35.01.21 оленевод-механизатор оказывается невостребованной, отмечает эксперт ПОРА Наталья Филиппова, профессор кафедры государственного и муниципального права Сургутского государственного университета, заслуженный юрист ХМАО – Югры, эксперт Российской академии наук. Из всех арктических субъектов РФ только в одном – в Республике Саха (Якутия) установлены льготы при обучении профессии оленевода и имеется возможность ими воспользоваться в конкретной образовательной организации.


Законы о традиционном (северном) оленеводстве

Арктика и Дальний Восток – два географических пространства, в которых сохраняется оленеводство как вид традиционной хозяйственной деятельности. Здесь пролегают пути касланий почти 95% оленей традиционных для России пород. Три очага кочевого оленеводства (Кольский полуостров, Ямал, Чукотка) находятся в Арктической зоне. Оленеводство обеспечивает сохранение культуры номадизма для 18 народов, из которых 16 включены в перечень коренных малочисленных народов РФ (не включены коми и якуты). 

Именно в Арктике профессиональное обучение коренных народов в наибольшей степени ассоциируется с профессиональной подготовкой оленеводов. В восьми арктических регионах приняты специальные законы о традиционном (северном) оленеводстве. Нет такого закона в Республике Карелия, где некогда традиционное оленеводство находится в стадии возрождения. Также нет закона в Архангельской области, поскольку действует законодательство Ненецкого автономного округа, который входит в ее состав. На территорию этой области олени из ненецкой тундры заходят на относительно короткое время. 

Региональные законы имеют примерно одинаковую структуру. Это три группы норм: 1) общие положения (включая юридические дефиниции), положения об организационной и финансовой поддержке оленеводства как этносохраняющей отрасли регионального хозяйства и правовом режиме его осуществления; 2) перечень основных мер персональной поддержки оленеводов и членов их семей, устанавливаемых субъектом РФ; 3) рамочные нормы об образовании коренных народов, включая меры и механизмы кадрового обеспечения оленеводства (в пяти региональных законах).


Особенности поддержки профобразования в регионах

Третья группа норм наиболее вариативна, она отражает реальное многообразие региональных особенностей этого вида традиционной хозяйственной деятельности, а также фактические финансовые возможности регионов. Например, законодатель Республики Саха (Якутия) гарантирует, что деятельность образовательных организаций, обеспечивающих подготовку кадров для оленеводства, финансируются из бюджета республики. При этом абитуриенты из числа КМНС принимаются в такие организации на льготной основе (в пределах установленных квот), обучаются и содержатся за счет средств регионального бюджета и получают солидное единовременное пособие при устройстве на работу в качестве молодых специалистов.

В Чукотском автономном округе также используется механизм квот на бесплатное обучение и выплаты стипендии за счет средств бюджета субъекта РФ, но при этом определены приоритетные направления льготного профессионального образования: это подготовка зоотехников, ветеринаров, специалистов в сфере переработки продуктов оленеводства. 

Законами Республики Коми, Ханты-Мансийского автономного округа-Югры, Ненецкого автономного округа на органы государственной власти субъекта РФ возложена только обязанность «содействовать в подготовке кадров в области северного оленеводства». При этом в Ненецком автономном округе региональный закон об образовании предусматривает льготы при получении профессионального образования для всех коренных жителей независимо от направленности образования. 

Похожий подход сложился и в Югре. Здесь для обучающихся из числа коренных малочисленных народов Севера используется механизм компенсации стоимости обучения, если оно осуществляется не за счет бюджетных средств и выбранная специальность включена в Региональный перечень профессий, специальностей, направлений подготовки, связанных с осуществлением традиционных видов хозяйственной деятельности, развитием самобытной культуры и родных языков коренных малочисленных народов Севера. Однако перечень широкий, он включает более 130 специальностей всех уровней профессиональной подготовки.

В законах Красноярского края, Мурманской области, Ямало-Ненецкого автономного округа о традиционном (северном) оленеводстве положений о кадровом обеспечении оленеводства нет.

Таким образом, типичной практикой для арктических регионов является декларация закона о содействии в подготовке профессиональных кадров для оленеводства и фактическое предоставление льгот для представителей КМНС, невзирая на фактически избранную траекторию профессионального образования. 


Где можно освоить специальность 35.01.21 оленевод-механизатор

Обеспечить традиционное оленеводство профессиональными кадрами сложнее, чем «помочь деньгами» отрасли. 

Положения региональных законов о профессиональной подготовке оленеводов указывают на намерения, а не на возможности органов государственной власти субъектов РФ. Строго говоря, такая подготовка осуществляется в организациях среднего профессионального образования по специальности 35.01.21 оленевод-механизатор. Но колледжей или техникумов, предлагающих соответствующее очное обучение в 2024 году, немного. 

Они имеются в шести арктических субъектах РФ: Республике Коми (Усинский политехнический техникум), Республике Саха (Якутия) (Арктический колледж народов Севера, Центр подготовки рабочих кадров «Арктика»), Красноярском крае (Эвенкийский многопрофильный техникум), Мурманской области (Оленегорский горно-промышленный колледж с филиалом в селе Ловоозеро), Ненецком автономном округе (Ненецкий аграрно-экономический техникум им. В.Г. Волкова) и Ямало-Ненецком автономном округе (Ямальский полярный агроэкономический техникум). И вряд ли это количество увеличится: потенциальных обучающихся все меньше, профессия не престижна. 

Показателен опыт Белоярского политехнического колледжа (Ханты-Мансийский автономный округ – Югра), в котором представители коренных малочисленных народов Севера составляют примерно четверть от общего количества обучающихся. В 2015 году его коллектив проделал колоссальную работу по подготовке новой образовательной программы по специальности оленевод-механизатор: были решены вопросы организационного и методического характера, найдены преподаватели из числа коренных народов, закуплено необходимое оборудование. Однако реализация программы так и не началась: не нашлось ни одного абитуриента.

Таким образом, из всех арктических субъектов РФ только в одном (Республика Саха) установлены льготы при обучении профессии оленевода и имеется возможность ими воспользоваться: есть соответствующая образовательная организация.


«Меч урбанизации» над профессией оленевода

Сложившаяся ситуация с профессиональной подготовкой оленеводов, конечно, не случайна. Тенденция урбанизации объективна и глобальна, она ведет к сокращению сельскохозяйственного населения, включая и оленеводческое население. Но в случае кочевого оленеводства мы имеем дело с кумулятивным эффектом: федеральным законом в достаточной мере не определен правовой режим оленьих пастбищ, сокращаются их площади, деградируют почвы и растительность. Иными словами, все меньше объективных предпосылок для сохранения оленеводства как такового. 

Без комплексных усилий по модернизации труда оленеводов профессию вряд ли удастся сохранить. Преимуществом коренных народов всегда было глубокое интуитивное понимание ситуации. Они выбирают такие профессии, в которых чувствуют перспективу. Даже при существующих барьерах в получении «индустриального» образования и освоении навыков городской жизни. 


Три образовательные траектории для коренных жителей Арктики

В такой ситуации возможны три образовательных траектории для КМНС в Арктике. 

Первая траектория: целевое обучение «современным» профессиям в рамках государственно-частного партнерства с последующим трудоустройством в нефтегазовый, энергетический, иные сектора экономики АЗ РФ, поскольку бизнес заинтересован в местных кадрах со средним профессиональным образованием. Например, в Ямало-Ненецком округе с 2023 осуществляется целевое обучение коренных жителей округа по специальностям, связанным с добычей газа, и последующим трудоустройством в структуры ООО «Газпром добыча Ямбург» (программа «Едейко»). 

Вторая траектория: льготное (в том числе компенсируемое) профессиональное образование по специальностям, которые комплементарны для традиционной культуры, хотя и не связаны с последующим осуществлением традиционной хозяйственной деятельности, а также учитывают психолого-педагогические особенности (в том числе преимущества) обучающихся – носителей традиционной культуры. Это такие профессии как ветеринар, егерь, зоотехник, автомеханик, медицинская сестра, педагог дошкольного образования, повар и др. 

Фактически, именно эта траектория стала преобладающей в России. Однако и она требует своего развития с учетом опыта обучения коренных народов в других странах. Так, в Институте искусств американских индейцев (г. Санта-Фе, Нью-Мексико) приоритетными направлениями являются изобразительное искусство, дизайн, музейное дело. В технологическом колледже индейцев навахо (расположен на территориях резервации) обучают профессиям в области кинематографии. 

Третья траектория: получение профессии оленевод-механизатор. Очевидно, что обеспечить востребованность именно такой образовательной траектории будет сложнее всего. 


Что можно сделать в сложившейся ситуации? 

Первоочередными могли бы быть такие меры:

Ведение мониторинга востребованности специальностей профессионального образования абитуриентами и обучающимися из числа КМНС. Фактически, он осуществляется департаментами образования субъектов РФ, но важно увидеть динамику спроса на получение образования по трем обозначенным выше траекториям. На основании мониторинга сформировать обоснованный прогноз перспектив набора на специальность 35.01.21 оленевод-механизатор по регионам Арктики (и, возможно, Дальнего Востока).

Формирование общероссийской ассоциации образовательных организаций, осуществляющих профессиональное обучение КМНС; обеспечение их регулярного взаимодействия при решении задач обучения профессии оленевода и иным смежным профессиям. 

Обмен опытом в сфере профессионального обучения оленеводов и коренных кочевников в целом с образовательными организациями Монголии и Китая. 

Разработка и реализация национальных и международных маршрутов академической мобильности для преподавателей и обучающихся по специальности 35.01.21 оленевод-механизатор.

Технологическая, экономическая, организационная модернизация оленеводства; обновление содержания образовательной программы по специальности 35.01.21 оленевод-механизатор.

Эксперты ПОРА – о подготовке оленеводов для Арктики:

Читайте также:

далее в рубрике