Сейчас в Архангельске

13:18 ˚С
6+

Ёлка в Белогорском: как живёт посёлок, построенный для добычи леса

Русский Север
7 января, 2023, 11:15

Ёлка в Белогорском: как живёт посёлок, построенный для добычи леса

Многие считают, что зима в Арктике — это ледяные скульптуры, красное солнышко и отметки за -30 на термометре. Конечно, часто бывает и так. Но арктический климат, особенно вблизи моря, подвержен резким колебаниям. Это его самая неприятная и выбивающая из колеи черта. Засыпать можно с апрельской капелью за окном, а проснуться в тридцатиградусном январе. Или наоборот: с вечера машину с трудом заводишь, а утром она уже облеплена мокрым снегом. Мы собрались в посёлок Белогорский на стыке одного из таких дней. С вечера шёл обильный мокрый снег, а утром уже всё заледенело, выстудило, словно кто-то нажал на кнопку «быстрой заморозки» в арктическом холодильнике. Дорога до Белогорского зимой близка к тому, что здесь принято считать идеалом. В прошлом году по направлению Архангельск-Белогорский-Пинега-Кимжа-Мезень отремонтировали около пятидесяти километров в рамках национального проекта «Безопасные и качественные автодороги». Не проложили асфальт, но из дороги с околонулевым покрытием пятьдесят километров превратились в прочное гравийное шоссе. Такой же ремонт у региональных и федеральных властей запланирован и в 2023 году. Областные депутаты уверяют, что создание хорошей гравийной одежды закладывает базу, чтобы в будущем эту дорогу можно было заасфальтировать. Поживём — увидим. Зимой асфальт заменяет Дедушка Мороз. Он прочно сковывает полотно на несколько десятков сантиметров вглубь, поэтому даже при оттепелях дорога хорошо держит автомобиль на шипованной резине. Сложность при оттепелях создают горки, которые иногда не успевают подсыпать дорожные службы. Встретить лежащий на боку лесовоз или развёрнутую посреди горы фуру — здесь обычное дело. Иногда можно в такой северной пробке застрять на несколько часов. Впрочем, это больше про брюзжание. Дорога красивая, дорога зимой неплохая, по пути легко повстречать зайца, глухаря, рябчика или какую другую живность. 


Лиса на дороге в Белогорский.


А ещё множество природной красоты: сияющий в лучах рассвета снег на еловых лапах, убегающая в гору извилистая дорожка. Конь, бегущий по деревне, запряжённый в сани, могучие сосны с белоснежными шапками на голове, раскинувшая свои скованные льдом воды речка Пинега. Даже петь хочется. В мире мало таких мест, от одного взгляда на которые просыпается щемящее душу счастье.


 

Лесной посёлок

Среди озёр, рек, окружённый сосновым бором в ста верстах от Архангельска стоит небольшой посёлок Белогорский. Он расположен примерно по середине пути от Архангельска в Пинегу, в нескольких километрах от переправ на Карпогоры и Холмогоры. Один из первых встречается путешественникам из столицы в Мезень или Голубино, переехавшим последнюю на пути речную переправу. Сегодня в посёлке есть школа, ФАП, отделение банка, дом культуры, библиотека, несколько кафе, пятерка магазинов да активное местное сообщество. В посёлке несколько улиц, главной из которых является Советская, по ней проходит региональная магистраль. Посёлок немногочисленный, но раскидистый. Небольшие двухэтажные дома стоят в десятках метрах друг от друга. Советская улица частично заасфальтирована, остальные — в гравийном исполнении. Но так почти со всеми посёлками, через которые проходит региональная дорога. Строгой застройки здесь нет, улицы петляют, в отличие от Пинеги, где ещё со времён императрицы Екатерины Великой образована чёткая поквартальная структура. В Белогорском это просто несколько вытянутых улиц и отходящие в стороны от них проулки.


Построен Белогорский был в середине прошлого века как посёлок для лесозаготовителей. Первая застройка была классической для середины XX столетия в таких местах. Деревянные щитовые дома, никакой коммунальной инфраструктуры. Сначала здесь и посёлка-то в полном смысле не было, территорию называли сплав-участком. Но Белогорский родился заново. Уже как образец советского покорения природы, надолго и основательно. Здесь появились капитальные дома из бруса, оборудованные отоплением, канализацией, холодным водоснабжением, а до недавнего времени даже горячей водой. Горячую воду, правда, по вине местной управляйки уже зимой в XXI столетии разморозили. Денег на восстановление не нашлось, и теперь жители повсеместно поставили в дома водонагреватели.

Рядом с посёлком проходит железная дорога на Карпогоры. Тот самый Белкомур, который начали строить в советские годы, но, как и нередко бывало с советскими стройками, что-то пошло не так. Не досчитали, не просчитали, денег не хватило. В итоге железнодорожный путь закончился у Карпогор. Но даже в таком обрезанном виде железная дорога дала заметный толчок развитию всей местной экономики. По пути появилось множество населённых пунктов, стали разрабатываться лесные делянки на ранее недоступных глухих территориях. Людей, которых раньше связывала только река, стала связывать железная дорога. Так же было и с Белогорским. Как только строительно-монтажный поезд закончил обустройство многоквартирных домов в Белогорском, туда потекла человеческая река с окружных деревень. Люди ехали за лучшими условиями жизни, за хорошей зарплатой в лесной сфере. Жительница Ирина (имя изменено по просьбе собеседницы), рассказывает, что приехала в Белогорский со всем скарбом из другой деревни, расположенной вверх по реке на полторы сотни километров. «Я водопровод, ванную, отопление — всё здесь в первый раз в жизни увидела. Конечно, мы с деревенского дома переехали, всё было удивительно», — смеётся она.

По советским меркам Белогорский был настолько хорошо обустроен, что его даже выбрали для съёмок мелодрамы «Ленфильма» «Весенние перевёртыши».

Первое время здесь был свой аэродром. Отсюда взлетали небольшие самолёты, держащие путь на Архангельск. Старожилы вспоминают, что авиация была ограниченной, до других деревень и посёлков приходилось летать через столицу Поморья. Аэродром просуществовал совсем недолго. Его закрыли уже в советские годы, а позже рядом было основано кладбище. Теперь местные подшучивают, что рано или поздно их отвезут на аэродром в последний полёт.

 

Своим чередом

Основной сферой экономики и в советском прошлом, и ещё в недавнем постсоветском мире была лесодобыча. Зимой люди уходили на делянки, работали в лесу, затем в летний период сортировали и отправляли в Архангельск то, что заготовили зимой. Рубили именно зимой, поскольку вывозка осуществлялась с далёких уголков по зимним дорогам к реке Пинеге и железнодорожной магистрали. Окончательно лесная экономика перестала служить Белогорскому уже в нулевых, когда все бывшие леспромхозы объединились в единый холдинг архангельского лесозаготовителя ПКП «Титан»; тогда же местный лесопункт упразднили, поскольку в нескольких десятках километров от него была более крупная база.

Местные жители по-разному смотрят на ситуацию со своим посёлком. Для тех, кто помнил советское благополучие, кажется, что сейчас наступила деградация, посёлок чахнет и дряхлеет. Но у более молодого поколения ощущения абсолютно противоположные. На самом деле правы и те, и другие. Белогорский, безусловно, видал лучшие времена. Когда-то здесь кипела бурная советская жизнь. Но проблема её была в некой искусственности, партийной необходимости. Жизнь кипела везде, где партия считала нужным, чтобы она кипела. Такой подход мог приносить много радости и счастья всем, кто оказывался в центре кипения. Но однажды огонь под котлом угасал, и пар жизни рассеивался. Так случилось и с Белогорским. Но здесь местным жителям удалось себя перепридумать и разжечь новый костерок. Он не пылает ярко, но благодаря ему посёлок продолжает жить. За двадцать лет его численность снизилась на сто с небольшим человек. Сейчас на территории муниципалитета «Белогорское» живут около семисот граждан. Если сравнивать с убылью населения других лесных посёлков, некоторые из которых прекратили своё существование совсем, то Белогорский предстаёт в очень выгодном свете.

Административно поселок является центром муниципалитета, управляющим территорией девяти населённых пунктов: Верхняя Паленьга, Гбач, Горка, Кузомень, Леуново, Остров, Чуга, посёлка Белогорский и железнодорожной станции Паленьга. Многие из них — это действительно исчезающие деревни, куда жители приезжают только в отпуск.

Жизненную силу Белогорскому, в том числе, помогла обрести новая дорога. Точнее, сразу две дороги. Первая была проложена в конце советского периода на Пинегу. Она связала нижнюю часть огромного Пинежского района с Архангельском. Затем в нулевые её строительство было продолжено вплоть до Мезени. Дорога крайне живописна, о чём мы уже упоминали, но её главный недостаток — в расположении. Она проложена вблизи русла Пинеги. Весной её часто подтапливают как сама Пинега, так и воды притоков, поскольку мосты через них установлены вблизи Пинеги. Из этого недостатка родилась другая дорога, её построили лесозаготовители Пинежского леспромхоза, который позже вошёл в архангельский лесозаготовительный комплекс ПКП «Титан». Дорогу строили, конечно же, для своих нужд и в десятках километрах от реки Пинеги, чтобы обеспечить вывозку пиломатериалов даже в условиях паводка. Но пригодилась дорога всем. Теперь каждую весну, когда Пинега топит основную региональную магистраль, жители устремляются на технологическую автодорогу ПКП «Титан», от Пинеги до Белогорского, объезжая затопленные участки. На это сориентирована значительная часть местной экономики. Как только начали курсировать маршрутные такси от Пинеги до Архангельска, а позже из Мезени, в Белогорском быстро поняли, что этот трафик можно и нужно осваивать. Появился общепит, выросли из-под земли магазинчики, в которых продаётся кондитерская и хлебная продукция с ближних пекарен. Одно время в посёлке жил инициативный предприниматель, который, помимо общепита и магазинов, собирался открыть производство срубов для домов, но что-то у него в итоге с бизнесом не сложилось. Пару лет назад в посёлке появилось ещё одно новое кафе, обустроенное в современном стиле. Оно выросло рядом с арт-объектом-указателем «Карпогоры — Пинега», который построили мастера из архангельского проекта «Тайбола». Это кафе сориентировано на трафик как с Пинеги и Мезени, так и с Карпогорской стороны.

 

Неиспользованный потенциал

Белогорский, безусловно, жив и будет жить, поскольку с каждым годом активность пинежского направления растёт. У этой дороги есть некоторая потенция даже стать межрегиональной, если власти Архангельской области и НАО перейдут от слов к делу и начнут строительство перемычки из Мезенского района в автономный округ для создания прямого пути из Архангельска до Нарьян-Мара. Есть и другая перспектива — связать Поморье с Коми не по железнодорожному, а по автомобильному Белкомуру. Для этого достаточно построить семидесятикилометровый участок между Пинегой и Веегорой в Пинежском районе. Но даже с учётом текущих реалий, в Белогорском есть большой нереализованный потенциал.

Сейчас со стороны Архангельска до посёлка примерно 110 километров, большая часть этого пути уже заасфальтирована, а до 2024 года он будет заасфальтирован полностью. Но с другой стороны, в направлении Пинеги и Мезени, уже долгие годы гравийный участок. И на этом гравийном участке очень часто рвутся автомобильные шины. А в Белогорском нет даже кустарного автосервиса по заклейке колес.

Куда более перспективное направление касается туризма. Посёлок расположен в уникально-удачном месте. У него есть круглогодичная связь с Архангельском. В получасе езды — несколько притоков Пинеги со слабыми порогами и перекатами. Рядом сосновый бор, несколько старинных деревень. В полутора часах езды — Голубино с карстовым массивом, водопадами и охранной зоной Пинежского заповедника. При этом в посёлке уже есть коммунальная инфраструктура: канализация, водоснабжение, теплоснабжение. Это не стройка в глухом лесу, как было в своё время с тем же Голубином. По той самой технологической дороге много до сих пор неисхоженных диких мест для любителей уединения с природой. Весной, когда половодье перекрывает Пинежский край, именно из Белогорского туристы могли бы наблюдать за этим уникальным явлением, которое хоть и приносит много бед, но по-своему является очень красивым зрелищем. Трудно придумать место, настолько же удобное для индустрии гостеприимства. Однако до сих пор здесь не появилось даже небольшой точки, которая бы предлагала гостям, кроме общепита, какую-то досуговую программу. И так со многим. Логистика территории позволяет аккумулировать потенциал связей с четырьмя районами: Пинежским, Мезенским, Лешуконским и Холмогорским. Будь то производство сельскохозяйственной продукции, какое-то производство на основе лесозаготовительного бизнеса, туризм или простая автомойка у дороги.


 

Новогоднее чудо

Если с бизнесом в посёлке явно есть к чему стремиться, то общественная деятельность развита хорошо. На базе местной школы действует волонтёрский отряд «Добрые сердца» под предводительством педагога Анны Пекишевой. Ребята занимаются благоустройством посёлка, проводят информационные акции, помогают пожилым, сдают отходы на переработку, высаживают деревья, а сейчас наравне со взрослыми собирают помощь для участников спецоперации. Активны и взрослые общественники. Летом прошлого года они при поддержке поселенческих и районных властей построили возле школы спортивную площадку и даже заасфальтировали её собственными силами, поскольку бюджетных средств на каток не хватило.

Но самая впечатляющая история произошла осенью. На одном из собраний местного актива люди, обсуждая помощь мобилизованным, заговорили о проблеме общепоселковой ёлки. С тех пор, как в Белогорском перестал существовать лесопункт, добыча лесной красавицы каждый год становилась реальной проблемой. Нужно было выписать билет, найти кого-то, кто согласится за этой ёлкой съездить на тяжеловозе с манипулятором, найти в зонах, разрешённых для рубки, ёлку — достаточно пушистую и красивую. Возить иногда приходилось очень издалека, по дороге лесная красавица опадала и теряла свой притягательный облик. Поэтому актив посёлка решил собрать деньги на искусственную ёлку для местного клуба. Вариантов искать осенью финансирование было неоткуда, а предыдущие идеи по закупке ёлки в рамках районного конкурса проектов для территориального общественного самоуправления властями поддержаны не были. Тогда общественники устроили сбор на новогодний символ.

«Надо найти машину. Надо заказать машину, это определённая сумма. Пока машина везёт елку, иголки опадают; когда её ставят, далеко не все местные жители ей довольны», — рассказывает о предыстории одна из инициаторов сбора Анна Пекишева.

Именно Анна взяла на себя всю информационную работу по сбору средств. Ежедневно в местных сообществах в соцсетях появлялись призывы пожертвовать на ёлку, отчёты о том, какой объём средств уже поступил. Жители восприняли помощь с огромным энтузиазмом. Участвовали и школьники, и работающая молодежь, и пенсионеры. Иван Кобелев, закончивший школу несколько лет назад, не пожалел для сбора пяти тысяч рублей. По московским меркам сумма, конечно, не космическая. Но в сельской местности на эти деньги можно прожить неделю. Объясняя причины своего решения, юноша немногословен: «Это мой родной посёлок, я здесь родился, вырос. Всю жизнь здесь прожил, сейчас в отпуске регулярно бываю. Просто не жалко для родного места».

На ёлку требовалась сумма около ста тысяч рублей. Большую часть жители смогли собрать за несколько недель, свой вклад внёс даже сын Анны Пекишевой: юный Савелий разбил свою копилку, чтобы пожертвовать пятьсот рублей на новогодний символ. В итоге местные жители собрали не только на ёлку, а ещё и на игрушки и гирлянды к ней. Мы приехали в Белогорский именно в тот день, когда новогоднюю красавицу представили жителям. Общественники вместе с культурой устроили по этому поводу целое представление. Ёлка и правда получилась очень красивой, но важнее то, что местное сообщество положило в свою копилку победу, своими руками создав новогоднее чудо.

    

***

Белогорский оставляет впечатление милого, душевного провинциального местечка. Здесь добрые и отзывчивые люди, которые очень трогательно и с ревностью относятся к малой родине. Без всяких сомнений, это место с большим потенциалом на карте архангельской земли. Удобное расположение, существующая инфраструктура, активные общественники. Есть запас как с точки зрения кадров, так и возможность подвозить узких специалистов прямо из Архангельска. Когда будет асфальт, сто километров в пути займут около часа. Осталось появиться тем, кто превратит потенциальные возможности в реальную бизнес-историю. Социальная сфера и некоммерческий сектор — это очень важное дело. Но некоммерческий сектор не решит главную проблему — занятости людей. Пока не появится мест для работы, молодое поколение продолжит перетекать в города. Даже те, кто хотел бы остаться на малой родине. Поэтому единственный шанс для Белогорского и многих десятков таких же посёлков по области — это найти свою нишу и включиться в общие цепочки финансового «двигателя». Будь то туризм, выращивание картошки, грибные плантации или производство скамеек, шкафов и паркета. Тогда, может быть, и аэродром оживёт, словно весенний перевёртыш, обернувшись из главного символа угасания в символ возрождения территории. Мечты, конечно. Но если не мечтать о большом, никогда не появится амбиций и для малого.

 

Автор: Алексей Павлов.

Фото Алисы Павловой, авторского музея Анны Филик.



далее в рубрике