Сейчас в Арктике:
Арктическое лето

Деревянные храмы у Ледовитого океана. Часть II

Деревянные храмы у Ледовитого океана. Часть II
24 Июля, 2019, 11:56
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Продолжение. Начало здесь.


До середины XIX века Пустозерский приход включал в себя все селения, лежавшие от Пустозерска до Ледовитого океана и составившие затем четыре отдельных прихода со своими храмами и причтом.

Одним из таких сел было Великовисочное; первая церковь во имя святителя Николая была там построена в 1844 году на средства местного крестьянина Петра Васильева Дитятева. Поскольку церковь не могла вместить всех прихожан, вместо неё в 1872-1873 годах была построена новая церковь во имя того же святого. Храм был деревянный обшитый тесом. Колокольня была построена в 1879 году приходским крестьянином Алексием Васильевичем Дитятевым. В 1908 году храм покрыли железной крышей, а в 1910 году церковь и колокольню снаружи окрасили белой краской. После закрытия в 1931 году в здании разместили сельский клуб. Храм был разобран в 1950-е годы. В августе 2001 года на месте церкви был установлен памятный деревянный крест, а в 2007 году в селе была построена новая Свято-Никольская церковь.

Великовисочное 1900 г..png

Великовисочное, 1900 г.


Оксинский приход также был первоначально частью Пустозерского. Строительство там деревянной Никольской церкви было начато в 1840 году, когда к епископу Архангельскому и Холмогорскому Нафанаилу обратились местные крестьяне с прошением: «позволить своим иждивением обратить в церковь имени святителя и чудотворца Николая имеющуюся в деревне часовню, при которой имеется образ Николая Чудотворца в серебряном с позолотою окладе и четыре колокола». Церковь решили строить на каменном фундаменте из заготовленного для этой цели бутового камня. От имени оксинских крестьян строителем церкви избрали своего односельчанина Якова Максимовича Сумарокова. Ему и поручили сбор средств на строительство. По подсчётам, вся постройка с внутренним украшением, иконами и всем необходимым храму должна была обойтись в пять тысяч рублей. К 11 января 1843 года собрали около пятисот рублей. Сбор пожертвований продолжался. Кроме того, весь семужий улов крестьяне решили разбить на одиннадцать паёв и один из них отчислять на церковь, за 1842 год этот пай составил 250 рублей. Строительство церкви было начато в 1844 году и завершено в 1846-м. Это была деревянная пятиглавая церковь, крестообразная, крытая тёсом, на каменном фундаменте. В ней имелось две печи. На всех её пяти главах возвышались деревянные четырёхконечные кресты. Вход в церковь шёл через крыльцо, обнесённое стенами и крытое тёсом. В иконостасе церкви имелось двадцать три иконы, которые были писаны чердынским мастером-иконописцем Филиппом Протопоповым.

Стоит отметить, что на содержание храма оксинские крестьяне пожаловали в 1847 году для промысла белой рыбы озеро Матервиска. Причт сдавал его в аренду оксинским крестьянам. Озеро Матервиска находилось значительно ближе от села Великовисочного, чем от Оксинского. Поэтому крестьяне села Великовисочного считали его своим и самовольно ловили в нём рыбу, вытесняя оксинских крестьян, считая, что последние не имеют законных прав на владение озером. Спор между оксинскими и великовисочными крестьянами шёл на протяжении двадцати трех лет, с 1890 по 1913 год. Он разбирался не только Печорским уездным исправником, Архангельской Духовной Консисторией, выборными Пустозерского и Куйского обществ, но и в Архангельском окружном суде и даже в Московской судебной палате по 2-му Гражданскому департаменту, но так и не был разрешён.

В 1850 году в Оксино рядом с Никольской церковью была выстроена деревянная одноярусная колокольня на каменном фундаменте. В 1855-1856 годах с разрешения Архангельской Духовной Консистории на собственные средства прихожан и частично за счёт сумм кошелькового сбора была произведена «поправка» Никольской церкви. Тогда четверик церкви переделали на восьмерик, старые четыре восьмерика подняли и перебрали крышу. Купола обили чешуей и вместе с главами окрасили зелёной краской на масле. В 1856 году церковь снаружи обшили тесом и окрасили белилами. Священник Усть-Цилемского прихода Александр Ульяновский, проверявший качество произведенных работ, 30 ноября 1856 года докладывал в Архангельскую Духовную Консисторию, что «все оные поправки сделаны очень прилично и придали церкви большую красоту».

В 1908 году в селе Оксино на средства оксинского крестьянина Александра Никифоровича Сумарокова построили приходскую школу.

Оксинский храм был закрыт в 1930-е годы и разобран, а полученный материал от его разборки местные жители использовали для постройки сельского клуба.

Оксино

Оксино.


Севернее Пустозерска в селе Тельвисочном в 1857-1862 годы была построена церковь во имя Богоявления Господня, тогда же там был открыт Тельвисочный самоедский приход. В него входили самоеды, жившие, за неимением оленей, по разным деревням Печорского края и даже за Уралом, кочующие в Большеземельской тундре, на острове Колгуеве и за Уралом, а также государственные крестьяне, проживавшие в Тельвисочном и в двух деревнях – Макаровской и Екушенской. Церковь была деревянная, на каменном фундаменте, с колокольней над папертью, обита тёсом и выкрашена белой масляной краской.

Немного севернее Тельвисочного, в селе Куйском, находилась деревянная Георгиевская церковь, здание которой было перенесено туда из Пустозерска в 1850 году. Судя по описанию начала XX века, храм был украшен большим количеством древних икон. К этому храму была приписана Андегская Троицкая церковь, построенная в 1892 году на средства крестьянина Андегской деревни Евдокима Васильевича Хабарова. Храм был освящён 20 марта 1893 года, в память спасения императорской семьи 17 октября 1888 года. Церковь содержалась на средства храмоздателя и на пожертвования разных лиц.

К вышеописанной Тельвисочной церкви и её самоедскому миссионерскому приходу, причт которого и осуществлял миссионерскую деятельность среди ненцев Югорского Шара и острова Вайгач, относилось также несколько приписных храмов, находившихся на побережье или островах. Такой была церковь в Бургино на острове Колгуев – во имя Нерукотворного Образа Спасителя, построенная в 1875 году для кочующих там самоедов иждивением крестьянина Алексея Васильевича Дитятева. Построенная в Тельвисочном приходе, эта церковь была перевезена на остров в разобранном виде. Церковь была невелика и скорее напоминала часовню. В 1900 году она была отремонтирована и епархиальным начальством постоянно стали сюда командироваться священники для совершения в течение летних месяцев богослужения и исправления треб у самоедов. Священник М. Рочев, посетивший остров летом 1908 года, так писал в Архангельскую консисторию: 

«Придя в церковь, мы нашли двери ея брошенными, без крюков, на сторону. В паперти и в самой церкви до самого амвона был хлеб и три ящика с патронами. Я принялся с помощником вытаскивать хлеб на улицу и вычищать храм. После очистки обнаружилось, что в храме три половицы совсем сгнили…». 

Очевидно, что церковь служила и местом для склада колгуевским торговцам. В том же 1908 году церковь сгорела. Причиной пожара послужила свеча, не загашенная на ночь псаломщиком, ночевавшим в паперти церкви со своей женой. В 1910 году на острове была устроена новая церковь вместо сгоревшей. Материал для строительства, был предоставлен Печорским лесопильным заводом шведской лесопромышленной компании. Деревянная церковь во имя Святителя и Чудотворца Николая была возведена на каменном фундаменте из булыжника и вмещала до тридцати человек. Иконостас изготовил архангельский мастер И.Д. Котинов. Интересно, что после революции храм до 1930-х годов самостоятельно использовался местными жителями как склад и как храм, о чём было оставлено описание полярника Н.Н. Шпанова: 

«Из-за шкур виднелся иконостас с расставленными перед ним аналоями. На них лежали богослужебные книги. В алтаре на престоле лежали два креста, дароносица, в середине большое евангелие. Сбоку в шкафчике висело облачение и кадило. Самоед, приезжавший в Бугрино, справлял молебен или панихиду. Сам открывал церковь, зажигал свечи, разводил кадило, начинал службу. Это делал старший в семье. Если у приехавшего были родные, похороненные на ближайшем христианском кладбище, то он ходил с кадилом и вокруг могил. Трудно сказать, в чём заключались моления этих импровизированных священнослужителей и их «прихожан», ведь большинство из них даже не имели представления о русском языке».

Также к Тельвисочному приходу относились приписная Николаевская церковь на Югорском шаре в Хабарово, находившаяся напротив острова Вайгач, и часовня на берегу Северного Ледовитого океана в устье реки Варандея.

Мезенский уезд, VI благочиние.jpg


Тут стоит подробнее остановиться на истории храма в Хабарово. Никольский храм был построен в 1885 году на берегу пролива в селении Никольское на средства золотопромышленника и исследователя Сибири иркутского купца А.М. Сибирякова. Стоит отметить, что Александр Михайлович принимал активное участие в организации и финансировании ряда полярных экспедиций (например, экспедиции Норденшёльда на пароходе «Вега» в 1878 — 1880 годах), изучении и просвещении жителей Крайнего Севера и Сибири. По сохранившемуся описанию и фотографиям, 

«здание храма устроено из толстого тёса, крыша железная и на ней, на восьмигранном фонаре, устроена глава, завершающаяся шестиконечным деревянным крестом, стены храма снаружи окрашены жёлтой краской, а крыша и главы зелёные. По внешнему устройству церковь представляет вид звезды восьмиконечной, с восточной стороны пристроен четырёхугольный алтарь, а с западной — глухое крыльцо. Размеры храма очень аккуратны, и в нём с трудом может поместиться до сорока человек молящихся…». 

В 1886 году тут был открыт приход «в целях удовлетворения церковно-религиозных потребностей русских промышленников и духовного воздействия на язычников-самоедов». Самоеды через Хабарово отправлялись на Вайгач, где было средоточие языческого культа, так как там находился идол «амалго», которому они особо поклонялись. Назначенные в этот приход священник Платон Кулаков и псаломщик Чупров на пароходе приехали в становище в июле 1888 года и пробыли там до сентября, но от дальнейших поездок на Югорский шар они отказались. Священник в своем рапорте благочинному писал: «…там, где природный самоедин, привыкший к бурям и холодам, по суровости климата и дикой местности не может жить зимой, то может ли жить причт». Других священников, желающих служить на Югорском шаре, не нашлось. Поэтому в 1891 году приход в Хабарово был закрыт, а вместо него учреждён монашеский Никольский скит, который причислили к Веркольскому монастырю.

В феврале 1890 года на Югорский шар через Пустозерск из Верколы отправились четверо монахов и трое послушников. Вслед за братией выехал сам настоятель монастыря игумен Виталий, чтобы помочь монахам обустроиться на месте. С большими трудностями миссионеры добрались до места лишь 30 мая. Богослужения монахи проводили по строгому скитскому уставу. В свободное время монахи занимались рукоделием и хозяйственными делами. В августе на пароходе игумен Виталий покинул скит, оставив монахов зимовать одних. До следующей весны никакой связи с ними не было. В марте 1891 года на Югорский шар был отправлен иеромонах Анания. Он благополучно добрался до скита и застал там страшную картину. Из зимовавших в становище семи насельников обители в живых остались лишь трое. Но и они были настолько слабы, что даже не могли похоронить умерших, а просто положили их в часовню. Вскоре в скит прибыли первые промышленники и выкопали могилы. Во время похорон умерли ещё двое монахов. Все шестеро умерли от цинги. В живых остался лишь послушник Николай Гороховский.

После произошедшей трагедии Веркольский монастырь отказался направлять монахов на Югорский шар. В 1896 году Николо-Успенский мужской скит на Югорском шаре был упразднен.

В 1898 году епископ Архангельский и Холмогорский Иоанникий вновь решает передать Никольскую церковь в ведение монастыря, на этот раз – Соловецкого. В июне 1899 года в скит с Соловков были командированы иеромонах Филадельф, иеродиакон Серапион и четверо послушников. На монастырском пароходе они приехали в Архангельск, где закупили всё необходимое для поездки. Но до Югорского шара соловчане добраться так и не смогли, поскольку ни один из пароходов из-за сплошных льдов не смог подойти к становищу на расстояние, возможное для высадки пассажиров на берег.

После чего скитской храм был приписан к Тельвисочной церкви. Командируемые оттуда миссионеры довольно успешно справлялись со своей задачей. Для них пребывание в этой суровой местности и дальние переезды по тундре на оленьих упряжках были привычным делом.

К началу 1910-х годов построенная Никольская церковь в Хабарово обветшала, о чём сообщил посетивший её в 1911 году псаломщик Герман Игумнов: «стеновые плахи по углам разъехались, крыша прогнила, и дождевая вода заливает пол, море подступает к зданию, съедая песчаную косу, на которой оно стоит».

34898_20150624_011434.jpg


Отдельно также следует упомянуть храмы, построенные на Новой Земле, которая относилась к ведению Архангельской епархии.

Начало храмового строительства на этой территории было положено в 1878 году, когда Главное правление Общества спасания на водах командировало поручика корпуса флотских штурманов Е.А. Тягина на побережье залива Мюллера на Новой Земле, в становище Малые Кармакулы, для окончательного «устройства приюта и для наблюдений». Здание деревянной караулки он переоборудовал для самоедов под часовню во имя Святителя и Чудотворца Николая. Однако после отъезда Тягина с Новой Земли часовню никто не ремонтировал, и к 1887 году, когда на остров прибыл иеромонах отец Иона, на её месте «стояли одни голые стены, разрушенные наполовину штормами и затем наполовину сожжённые одичавшими обитателями острова». Отец Иона, с помощью находившегося здесь писателя К.Д. Носилова и нескольких самоедов, как мог, поправил часовню и организовал при ней школу для детей местных жителей, которых начал обучать уже во время первой зимовки. На следующий год, после многочисленных просьб архангельского епископа Нафанаила и сбора денег среди московских купцов, Святейший Синод разрешил установку нового храма.

Новый деревянный храм был собран и освящён в Архангельске в присутствии вице-губернатора А.С. Загоскина в 1888 году. Затем храм разобрали, погрузили на пароход «Великий князь Владимир», обслуживавший промышленников Новой Земли, и доставили в Малые Кармакулы.

По описанию храм был одноглавый, крытый железом, «с четырьмя окнами в храме и двумя окнами в алтаре, печей в здании две… Иконостас в храме устроен из соснового леса…»

В 1889 году Святейший Синод также разрешил учредить на архипелаге Новая Земля монашеский скит, приписанный к Николаевскому Корельскому монастырю, однако тяжёлые условия вынудили монахов уехать уже в 1890 году. Иеромонах Иона покинул Новую Землю только в 1899 году по тяжёлому состоянию здоровья. По неподтверждённым данным, храм обветшал и был разрушен в 1915 году.

В начале XX века на Новой Земле вместе с возникавшими колониями поселенцев были основаны часовня в становище Ольгинское (1910-1913 годы) и Никольский храм в поселке Белушья Губа. Сруб церкви был привезён сюда на палубе рейсового парохода весной 1913 года. На судне прибыла и артель, которой поручалось поставить здание, устроить иконостас столярной работы и выполнить внутреннюю отделку. На постройку собирались пожертвования по всей стране. Церковь была освящена осенью того же года. Храм также использовался как местная школа, аптека, склад пушнины, а также казарма, что, вероятно, позволило зданию дожить до наших дней.

Мал. Кармакулы.jpg

Подводя итоги данного небольшого обзора истории храмов Архангельского Севера, можно сказать, что в этом уникальном регионе существовали и ещё сохранились как древние памятники деревянного зодчества, так и памятники которые связаны с освоением новых территорий Русской Арктики. Существование такого важного пласта культурного наследия, который показывает историю региона, не должно оставаться без должного внимания как простых людей, так и государства.


Автор: Анатолий Анатольевич Оксенюк, к.и.н., научный сотрудник Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева.  


Материалы использованные для написания статьи.

Интернет издания

https://prichod.ru/eparkhii/33165/

http://www.sevprostor.ru/poleznoe-interesnoe/arctic/

http://mosjour.ru/2017061693/

http://kolgadm.ru/istoriya.html

https://www.info83.ru/dostoprimechatelnosti-nao/nesskaya-cerkov

http://pustozersk-nao.ru/index.php/ru/istoriya-pustozerska/19-istoriya-pustozerska

http://temples.ru/card.php?ID=16303

 

 

Литература

Атлас Архангельский епархии, Архангельск. 1890.

Музыкина В. Наследники северных миссионеров // Архангельский епархиальный вестник. 2003. № 3, Источник: сайт "ortho-rus.ru"

Шпанов Н.Н. «Край земли». М-Л., 1930.

Окладников Н. А. Заповедная Кимжа. Архангельск, 2007.

Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии: Вып. 2 : Уезды Шенкурский, Пинежский, Мезенский и Печорский. – 1895.

Комментарии