Сейчас в Архангельске

14:15 ˚С
6+

Бизнес на дикоросах – секрет Полишинеля

Арктический продукт Русский Север
5 декабря, 2022, 11:55

Бизнес на дикоросах – секрет Полишинеля

  

Слабое звено

О бизнесе на дикоросах за постсоветское время наговорили так много, что легенды о нём пора уже выпускать отдельным сборником.

Есть много историй о разорившихся на ягодном бизнесе предпринимателях, но ещё больше историй о счастливчиках, «поднявшихся» на дикоросах.

Обывателю в большинстве всё равно, сколько человек разорилось, а сколько поднялось. Он особо и не задаётся вопросом – что правда, что вымысел, и тем более не пытается докопаться до сути. А зря. Там, в закулисье ягодного бизнеса очень интересно. Даже можно сказать – интрига на интриге.

Но начнём по порядку и, приоткрыв завесу тайн, расскажем о бизнесе по заготовке дикорастущих лесных ягод, именуемых дикоросами. Все знают, что дикоросы – значит, бесплатно. Именно так они воспринимаются большинством населения.

В основе любого бизнеса лежит идея заработать. Одни зарабатывают, собирая ягоды, другие зарабатывают, открывая приёмный пункт-скупку, третьи – возят ягоды, четвёртые перерабатывают, и так далее. Одним словом, слаженный взаимозависимый механизм. От чёткости его работы зависит успех каждого участника.

Остаётся в этой цепи определить слабое звено, без которого бизнеса вообще не будет. Принято считать, что таковым является приёмный пункт по закупу ягод у населения. 

Идут жаркие дискуссии: сколько приёмных пунктов должно быть в населённом пункте? Там, где он один, все дружно говорят: «Надо открыть их несколько, тогда будет здоровая конкуренция», следовательно, закупочная цена выше, и сборщикам выгодно будет сдавать ягоды. Логика железная, не поспоришь, но если рассмотреть ситуацию с населённым пунктом, где ягоды принимают несколько конкурирующих фирм, то у них тоже есть свои железные аргументы и своя логика. Конечный потребитель лишнего за ягоду не заплатит, значит, переработчик тоже переплачивать не будет. Если скупщик в приёмном пункте заплатил сборщику больше, значит, сам не заработал. И всё, круг замкнулся.

Перевозчики особого влияния на бизнес не имеют. Не повёз один -- повезёт другой. Переработчиков ягод с каждым годом тоже становится больше. Вот и выходит, что самое слабое звено в бизнесе на дикоросах – это сборщики ягод. Не будет сборщиков, значит, в приёмный пункт ягоды никто не принесёт, и т.д.

В интернете можно найти много данных о заработках сборщиков, и только тот, кто разбирается в сути вопроса, может легко отличить размер реального заработка от заманчивой рекламы.


Сколько зарабатывает сборщик?

Этот вопрос волнует многих. Однозначно ответить на него не получится, но можно определить основные принципы, по которым формируется их доход. Первые нормативные документы по заготовке дикоросов были изданы почти сто лет тому назад. В 20-х годах прошлого века трудовой день сборщика определялся в десять часов. Устанавливались и другие нормативы по количеству заготовляемых ягод, которые колебались в зависимости от степени урожайности ягодников. Эти нормативы и сегодня актуальны. Например, материалы сборника издания 1927 года «Заготовка клюквы болотной в Архангельской области» актуальны по сегодняшний день и учитываются при создании Архангельской клюквенной плантации.

Все расчёты в ягодном бизнесе делаются, исходя из затрат времени. Если известно, сколько времени потратишь на сбор одного килограмма ягод, - легко просчитать весь предстоящий бизнес.

Труд сборщика приравнен к труду разнорабочего, и в каждом регионе сложился свой размер стоимости одного часа неквалифицированного труда. Следовательно, сборщик пойдёт по ягоду только в том случае, если он за час будет зарабатывать хоть немного, но больше, чем он бы заработал за это время, выполняя другую работу.

В бизнесе на дикоросах не участвуют любители, которые собирают ягоды для собственных нужд. Практически никак не влияют на этот бизнес и случайные сборщики, к которым можно отнести временно нуждающихся в деньгах и удачливых любителей, которые случайно нашли в лесу урожайную полянку и собрали ягоды по принципу «не оставлять же их в лесу».

Современные сборщики – это лица, которые осознанно собирают ягоды для реализации. Они основательно готовятся к каждому сезону. Заранее планируют места сбора, прорабатывают рынки сбыта, логистику доставки и, конечно, просчитывают цену реализации.

Они знают, где располагаются ягодники, и посещают их в период созревания, поэтому хорошо прогнозируют урожайность и просчитывают, какой ассортимент и объём ягод соберут за сезон. Им всё равно, куда реализовать ягоды, - сдать их в близлежащий приёмный пункт, продать соседям, увезти на рынок в город, стоять с ними вдоль дороги или торговать собранными ягодами через интернет. Лишь бы заработать больше.  

Сборщики сами определяют, что им выгоднее, и руководствуются простым правилом: время – деньги. Сборщиками дикоросов движет возможность заработать. Именно возможность заработать и есть главный мотиватор сборщика. Открытым остаётся вопрос, можно ли вообще как-нибудь замотивировать сборщика дикоросов, кроме хорошего заработка.


О пункте приёмном замолвите слово

Отдельного внимания заслуживает работа приёмных пунктов. Критики им достаётся больше всего. Во всех бедах всегда винят скупщиков дикоросов. Им редко говорят добрые слова, правда, бывает и завидуют, но чаще ругают и, как правило, за зря. Если появляется конкуренция среди закупочных пунктов, следовательно, поднимается цена закупки ягод, и это первый признак, что заготовители в ближайшее время будут продавать свои бизнесы. Вот тут и начинается самое интересное закулисье. Для того, чтобы выгодно продать готовый бизнес, его нужно хорошо разрекламировать. Так и рождаются легенды о местных предпринимателях, поднявшихся на дикоросах и переехавших в большие города, в большой бизнес.

Ранее существовавшая централизованная система заготовки дикоросов рухнула вместе с плановой экономикой Советского Союза. Многократные попытки восстановить её или создать новую за последние тридцать лет, к сожалению, так ни к чему и не привели.

Мнения по этому поводу разделились. Одни говорят – надо поддерживать заготовителей финансово, другие – надо ужесточать законодательство. И пока идут дискуссии, бизнес на дикоросах продолжает существовать на сложившихся правилах, в основном – стихийно и полулегально. Современному сборщику всё равно, кому принадлежит приёмный пункт и где он расположен: в сарае, гараже или местном магазинчике. Главное, чтобы был недалеко, и платили сразу и побольше. 

В то же время стоит обратить внимание на мировые практики по освоению дикоросов в скандинавских странах. В Финляндии стандартный пункт по приёму дикоросов является своеобразным технопарком, в который, как правило, входит кемпинг, мотель, прокат автомобилей и инвентаря. Закупочные цены практически везде одинаковые. Все финские заготовители заинтересованы в том, чтобы именно им сдавали собранные ягоды, поэтому делают для сборщиков массу бытовых бонусов. Информации о доходах сборщиков в Финляндии и условиях труда в интернете много. В среднем, опытный сборщик привозит из Финляндии «чистыми» 1000 Евро в месяц. Если сравнивать заработки финских сборщиков, российских и белорусских, то получается, что «чистые» доходы у всех одинаковые.

Станут ли российские пункты приёма дикоросов такими же эффективными как, например, в Финляндии – покажет время. Это зависит от того, как будет развиваться вся отрасль дикоросов. А таковой сегодня, увы, нет. Практика последних лет показала, что развитие отдельного участка всей логистической цепи освоения дикоросов ни к чему не приводит. Построенный завод по переработке дикоросов не решит задачу, если нет приёмных пунктов, и абсолютно бесполезно открывать приёмные пункты для перерабатывающего завода, если сборщик дикоросов не заинтересован идти в лес и собирать ягоды.

 

Чьи в лесу шишки?

Сегодня, хоть и редко, но уже начинают вестись дискуссии о реальном положении дел в освоении дикоросов. По статистике их ежегодно созревает миллионы тонн. По той же статистике человек осваивает всего лишь маленький процент от общего объёма. Это даёт повод определённому кругу лиц уверенно заявлять о необходимости увеличить долю дикоросов, осваиваемую человеком. И, конечно, приводится масса вариантов, как это лучше сделать, начиная от возрождения приёма дикоросов от населения через систему потребкооперации и вплоть до развития плантационного выращивания лесных ягод.

Здесь будет уместно напомнить, что человек – не единственный потребитель дикоросов. В природе у него много конкурентов. Недавно в интернете появились видео со скрытых камер, на которых видно, как стая волков поедает чернику. Для многих это стало открытием, но, например, совсем не удивило работников Архангельской клюквенной плантации. Они успешно развивают агротуризм, и большой популярностью у них пользуются прогулки по лесу в сопровождении собак породы хаски. Один из «аттракционов» для туристов так и называется: соревнование «Кто больше съест лесных ягод прямо с куста». Хаски всегда побеждают.

Мальчик Антон очень обрадовался, что хаски Грэй победил.

Конкурентом человеку в дикоросах также является и другой человек. Сборщикам дикоросов свойственно сохранять в тайне свои разведанные грибные и ягодные места, и это уже в порядке вещей. Это нормально воспринимается обществом. Никто не осудит соседа, который не хочет делится такими сведениями.

Бывалые сборщики ухаживают за своими ягодниками и из года в год обустраивают там свои стоянки. Они по праву считают эти территории «своими» и чем-то напоминают автолюбителей, которые негласно закрепляют придомовую территорию общего пользования под стоянку личного автомобиля. 

Аргументы у таких сборщиков по-своему «железные». Мы за ягодником ухаживаем, обустраиваем, и вообще – в лесу места много, найдите себе другую ягодную поляну. Закон по этому поводу говорит обратное. В лесу все равны, и для собственных нужд собирать дикоросы можно где угодно, в том числе и на лесных участках, арендованных другим человеком. Да, вот такой парадокс получается: один человек арендовал участок для заготовки дикоросов, платит за аренду, организует противопожарные и прочие мероприятия, несёт за всё ответственность, а ягоды собирать на обихоженном ягоднике могут все.

Особых конфликтов из-за дикоросов среди сборщиков пока нет. Но в середине 90-х был очень интересный случай. В шестидесяти километрах от Плесецка, в большой глуши, по старому московскому тракту, по которому Михайло Ломоносов в Москву ушёл, есть небольшая столбовая деревня Тарасово. На ту пору там было восемь дворов, в которых жили один дедушка и шесть бабушек. Жили дружно, по старинке. Хлеб пекли сами, вели подсобное хозяйство и особое внимание уделяли охоте и заготовке даров леса. В северных деревнях это не в диковинку, люди в них всегда с уважением и заботой относились к природе. Особой гордостью у них был ягодник брусники, который начинался сразу за огородами и занимал всю опушку леса. 

Ягодник был обихожен с большой любовью и знанием дела – мосточки, скамеечки для отдыха, место для костра. Одним словом, парк, да и только. Как хвастались сами бабушки: «Мы по ягоду в тапочках ходим».

И вот однажды к этому ягоднику на автомобиле ГАЗ-66 прибыл взвод солдат, и бравый прапорщик объявил собравшимся селянам, что он должен заготовить 1400 кг брусники и намерен это сделать возле их деревни. Аргументы бабушек про ухоженный ими ягодник были парированы знанием законов о том, что дары леса общие и никто не может кому-либо делать ограничения. Дедушка, как большой знаток окрестных лесов, конечно, предложил военным проехать к следующему ягоднику в 5 км, но понимания не нашёл. Слово за слово… дедушка за двустволку и… радиатор машины дал течь. По понятным причинам расклад сил на ту пору был в пользу деревенских: они хоть и в возрасте, но все отличные охотники.

Итог у этой истории был мирным. Солдат накормили, пирогов в дорогу дали, в вёдра набрали воды для радиатора и проводили домой. Стороны на этом инцидент сочли исчерпанным. 

Истории этой почти тридцать лет. Но таких ухоженных брусничных ягодников автор статьи больше нигде не встречал. Вернее, вообще нигде не встречал ухоженных ягодников в России. Верится, что они есть, так как многие рассказывают о своих любимых местах, не называя их местоположение, и обязательно подчёркивают, как они за ними ухаживают. На вопрос, почему не хотят поделиться информацией, ответ один: «Да ты что, представляешь, что будет с ягодником, если туда городские набегут?». Увы, почему-то принято считать, что только городские по-варварски относятся к природе.



Автор: Николай Владимирович Склепкович, председатель совета ассоциации "Фермеры Русского Севера".

Фотографии предоставлены Н.В. Склепковичем.

  
далее в рубрике