Четыре стороны света полуострова Таймыр. Часть II

Четыре стороны света полуострова Таймыр. Часть II
Таймыр. Фото Михаила Гениса, GeoPhoto.ru


Продолжение. Начало здесь.

Чем дальше на юго-восток, тем чаще начинают попадаться палимпсесты тюркского происхождения. Например, река Нерала. В данном случае аффикс -ла – это видоизменённый, ассимилированный суффикс –лах, о котором мы говорили чуть выше. Что же означает «нера»? А.А. Барболина (исследователь топонимики Таймыра и носитель долганского языка) даёт несколько толкований этому слову: 

«…С этих гор (речь идёт о горах Хараелах – северо-западных отрогах плато Путорана – Л.С.) берёт начало река Нералах, совсем рядом находится гора Нералах с высотой 990,1 метра и тут же озеро Нералах. Имеются несколько вариантов этимологизации этого топонима: на юкагирском ньара – горка, холм. На тунгусо-маньчжурском языке ньаару – небольшое, заболоченное озеро; топкое болото, трясина; болотистая поляна в лесу; прогалина в прибрежных зарослях. В уральской топонимии встречается мансийское слово нёр – гора. Самодийская группа языков предлагает на ненецком нер: нерм’пэрма – руководство, руководящий; неро – ивняк, тальник; неро яха – река, поросшая тальником. На нганасанском языке неру – направление, цель; неруа – болотистая местность, болото. Если ориентироваться на карту, то эти варианты имеют право на существование». 

В связи с вышеизложенным, нам представляется логичным всё же повнимательнее проанализировать тюркские корни (упоминание юкагиров имеет важное значение для топонимики Таймыра, об этом будет сказано ниже). Речь идёт о якутском «ньир» – звукоподражательном слове, означающем «звук отдалённого удара грома». В применении к реке Нералах плато Путорана (их там минимум две с таким названием) это имеет определённый смысл, так как на обеих реках существуют большие водопады, отдалённый звук которых, действительно, напоминает грохотание грома. В случае с озером Нерала до каких либо гор – Путорана или Бырранга – далековато. Скорее всего, это палимпсест, включивший в себя всё же тюркские корни. В якутском языке также есть слово «ньырылаа» – всхлипывать, плакать (о ребёнке)…

Водопад на реке Нералах (плато Путорана).jpg

Водопад на реке Нералах (плато Путорана)


На восточном берегу реки Пясина, мы встречаем озеро Чукчалах. В данном контексте перевести название реки можно как Чукчевая. Примечательно, что далёкие от Таймыра чукчи появляются на полуострове благодаря фольклору нганасан, которые, по всей видимости, восприняли этот образ от одного из этносов восточного происхождения, участвовавших в этногенезе нганасанского народа. На это также обратили внимание красноярские этнографы. В частности, М.С. Баташев пишет: 

"Всё это свидетельствует о том, что данный жанр нганасанского фольклора (исторические предания нганасан – Л.С.) сформировался тогда, когда самих нагансан ещё не было, а на исторической сцене выступали их предки – тунгусские и дотунгусские аборигены. Эти исторические предания нганасан близки так называемому оленёкскому хосунному эпосу" [8].

Но вкрапления топонимов нганасанского происхождения на севере западной части всё же редки, а вот за рекой Пясина, особенно после её поворота, они встречаются всё чаще. И это помогает локализовать историческое расселение этого этноса, который по праву считается самым северным в мире, в соответствии с топонимикой. И даже понять примерное время расселения. По исследованиям А.А. Попова, в XVII веке, до прихода долган, нганасаны жили южнее занимаемой ими ныне территории. О чём красноречиво говорит факт выплаты ясака соболями, то есть шкурками зверей, которые не водятся в тундре [9]. «Карта расселения нганасанов», составленная А.А. Поповым [10] на основе современного расселения нганасан, в основном совпадает с топонимической картиной.

Чуть южнее на правобережье Пясины (т.е. «за рекой») встречаются ещё некоторые топонимы, свидетельствующие о формировании на этой территории нганасанского этноса. Например, река Майя, скорее всего, к русскому имени не имеет отношения, да и находится река в окружении топонимов, в основном, нганасанского происхождения. Представляется, что река эта тоже обязана своим названием этносу, являющемуся предком нганасан, в данном случае – роду Маят. 

«Мы можем сейчас утверждать, – пишет советский этнограф Б.О. Долгих, – что та враждующая сторона этого эпоса, которая представлена хосуном Юпгкэбилем (Юкэбилем) и народом маят, олицетворяет древнее палеоазиатское (древнее юкагирское?) население тундры и лесотундры в пространстве между устьем Лены и устьем Хатанги» [11]. 

Чем южнее мы спускаемся по левобережью Пясины к плато Путорана, тем более пёстрая картина в топонимическом плане нам встречается. Фиксируются тюркские топонимы, русские топонимы, всё меньше – самодийские, а именно нганасанские (локализация расселения нганасан обретает достаточно понятные границы). Только в отрогах плато Путорана нам начинают встречаться топонимы ещё одной языковой группы Таймыра – тунгусо-манчжурской. Действительно, плато Путорана – это естественная граница между таёжной Эвенкией и тундрами Таймыра. Тунгусы следовали за стадами северных оленей, которые уходили к лету на ветреные просторы полуострова, дающие спасение от гнуса, двигаясь вековыми тропами через плато. Не удивительно, что вслед за ними с юга перемещались и топонимы эвенкийского происхождения.

Ещё более пёстрая картина предстаёт там, где расположена не только столица Таймыра – Дудинка, но и крупный современный промышленный центр – Норильск, или Норильский промышленный район. Если мы посмотрим на этот участок территории Таймыра в исторической ретроспективе, то увидим, что именно здесь располагались наиболее удобные участки для волоков из одной водной системы в другую – например, из Енисея в Пясину. Именно здесь проходили пути русских исследователей, сборщиков ясака, промышленников и других первопроходцев севера Средней Сибири. Кроме этого, по этим местам – по долине реки Норильской – исстари проходили миграционные пути аргишей из Эвенкии на летние пастбища в тундры Таймыра. И картина в топонимическом плане представляется необыкновенно пёстрой: в изобилии русские, долганские, эвенкийские топонимы. По насыщенности разнородных географических названий этот район резко выделяется в общей картине полуострова: помимо топонимов различных языковых групп присутствует большое количество палимпсестов, происхождение которых зачастую невозможно интерпретировать, а некоторые трактовки уводят нас в глубокую древность.

Река Норильская

Река Норильская


Ярким примером может служить топоним «Норильск».

Современный город Норильск назван по реке Норильской и зимовью, станку Норильскому, первое упоминание о котором было в 1742 году в Записках Харитона Лаптева, когда он и его соратники, будучи участниками Великой Северной экспедиции, «…ехали вверх 10 вёрст в Норильское зимовье ночевать» [12].

По официально принятой версии, однажды озвученной первопроходцем и геологом Н.Н. Урванцевым, топоним произошёл от слова «норило» — искажённое ныряло — длинный шест, с помощью которого продевали подо льдом рыболовные сети, поддевая из лунки в лунку верхнюю тетиву [13]. Тем не менее, многие источники одновременно с официально принятым толкованием дают ещё несколько вариантов, производных из тех языковых групп, чьи носители традиционно считаются коренными жителями полуострова Таймыр. Например, от эвенкийского «нарус» — болото, «норыликан» — пёстрый, от ненецкого «нярава» — медь, латунь; более развёрнуто в этом значении «нарявэй» — очень белый; или даже от долганского «нуории, ньори» — посох, а именно женский посох для верховой езды, который имеет металлический крюк в верхней части, а внизу — пустой рог с резьбой, ограждение, чтоб при надавливании не впивалась в землю. «Форма реки Норильская с её озёрами напоминает старинный женский посох» [14].

Нам же наиболее логичным представляется объяснение географического названия Норильск, Норилка (река Норильская) с точки зрения юкагирского языка. В нём есть два слова, значение и звучание которых как нельзя лучше подходят к трактовке данного топонима. Это — «нэрилэ»: земляной холм, состоящий из одних утёсов, скал и — «ньориль»: болото. И первое, и второе значение соответствует ландшафту — в природном понимании этого слова: норильская болотистая долина обрамлена отрогами плато Путорана, представляющими собой в предгорьях именно вид холмов, состоящих из скал. На подъезде к Норильску находится так называемая Зуб-гора, эффектно иллюстрирующая этот посыл.

Зуб-гора

Зуб-гора


Однако есть одно «но»: юкагиры территориально находятся далековато от полуострова Таймыр, их место обитания — река Колыма, Чукотка, отчасти Якутия. Именно Якутия – огромная языковая и территориальная преграда, которая лежит между юкагирами и Таймыром.

Коренными малочисленными народами Таймыра считаются пять этносов. Юкагиров среди них нет.

Однако несмотря на кажущуюся оторванность этих представителей уральской семьи языков от Таймыра, исследователи считают, что праюкагиры некогда освоили пространство полуострова. В частности, Л.П. Хлобыстин указывал на то, что его предшественники — В.Н. Чернецов и А.П. Окладников — предполагали, что древние уральцы (а юкагирский язык относится к уральской семье языков вместе с угро-финской и самодийской языковыми группами), мигрируя в северо-восточном направлении, заселили ещё в IV тыс. до н.э. среднее и нижнее течение Енисея [15]. Леонид Павлович, на основе анализа найденных им археологических памятников, делает вывод о том, что покинувшее эти места население имело сложный генезис: «…на основе сочетания восточно- и западносибирских компонентов могло произойти сложение древних юкагиров» [16]. То есть, другими словами, Таймыр и вовсе может быть назван родиной праюкагиров!

Именно здесь начинается водный путь к Большим Норильским озёрам, которые достаточно чётко показали возможности присутствия в их имянаречении юкагирской составляющей [17].

Не менее интересными являются прочтения реки Болгохтох, которую некоторые трактуют как производное от долганского «болбуот» – проводник [18], а некоторые – от ассимилированного русского волок: именно здесь находился волок из Енисея в Пясину – по рекам Дудинка, Косая, озеро Боганида и т.д. (кстати, Боганида – тоже палимпсест, достаточно тяжело вычисляемый).

Весьма интересно значение слова «болбуот» у якутов – подводная повинность, которую несли жители русских и якутских станков, начиная с прихода на эти территории Российского государства. Так или иначе, косвенно всё сказанное выше указывает на место вековых путей передвижения по полуострову.

Как указатель на этом участке волока существует ещё один гидроним – река Вологочан, что в приблизительной трактовке с эвенкийского можно перевести как Волочок (в значении – небольшой волок) – от переиначенного русского слова волок и суффикса –чан, придающего слову уничижительно-пренебрежительное значение – в противовес суффиксу –кан, который имеет уменьшительно-ласкательное значение. Как мы знаем, в долганском языке слово «волок» тоже ассимилировалось и превратилось в «балок» [19]. По всей видимости, то же произошло и с рекой Болгохтох, которая течёт в этом же районе. Окончание –тох -- это, скорее всего, ассимилированный долганский суффикс –таах (как и другие: -лаак, -даак, -наах) в значении обладания. В частности, А.А. Барболина приводит в числе прочих и трактовку на основе долганского языка: «На долганском языке болдок – валун; болдоктоок – имеющий валуны водоём (река, озеро)» [20]. Не забываем, что на карту названия наносили всё же носители русского языка. Тем не менее, предлагаем перевод -- Волоковая река.

Таким образом, вкратце проанализировав распространение топонимов на карте Таймыра, мы видим следующую закономерность.

Северная часть Таймыра, всё побережье Северного Ледовитого океана изобилует русскими топонимами. Это иллюстрирует историческую реальность: в северную часть полуострова кочевые роды не заходили – там нечего есть северному оленю, являющемуся основой жизни на Крайнем Севере, в ландшафте преобладают арктические пустыни, а культуры охотников на морзверя на Таймыре до последнего времени выявлено не было. Север полуострова осваивали русские исследователи и промысловики – начиная от поморов и заканчивая советскими экспедиционерами.

Южнее, с запада на восток вплоть до реки Пясины, – историко-культурный ландшафт сформирован представителями самодийского этноса, в частности, ненцами, для которых эта река явилась естественной преградой; за ней, в северной части, локализованы топонимы другого самодийского народа – нганасан.

Восток Таймыра – практически полностью заполнен топонимами тюркского происхождения. Именно здесь шло формирование нового коренного этноса Таймыра – долган, который соединил и ассимилировал тунгусскую, якутскую и русскую культуры, а язык был сформирован на основе якутского диалекта. Самый юг Таймыра заполнен топонимами третьей языковой группы – тунгусо-маньчжурской, это практически все гидронимы и оронимы плато Путорана. Кроме самого наименования плато.

Между этими четырьмя сторонами света мы наблюдаем совершенно отдельный кластер в топонимическом отношении, который следует выделить – настолько велико здесь смешение языков не только в пространстве, но и во времени. Этот кластер относится к исторической области, называемой Затундрой, по которой проходил Хатангский тракт. Географически она проходит вдоль северных отрогов плато Путорана, огибая их с запада – именно здесь, прикрытая уступами плато, находится широкая полоса лесотундры, изобилующая пушным зверем, топливом и другими преимуществами перед тундрой, именно здесь пересекались пути первопроходцев, промышленников, кочевых родов.

Платол Путорана.jpg

Плато Путорана


А древняя составляющая территории, возможно, относимая к периоду формирования праэтносов в начале голоцена, когда ледники отступили и земля покрылась растительностью, напоминает нам о себе топонимами типа «Путорана» или «Норильск».   

 

Автор: Лариса Стрючкова, член правления Клуба исследователей Таймыра.

Фотографии Ларисы Стрючковой.

 

ЛИТЕРАТУРА:

1.       История и культура народов Приенисейского края. – Красноярск : СФУ, 2007. – С.113.

2.       Попов, А.А. Нганасаны. – М.-Л., 1948. – С. 11.

3.       Там же, С. 8-9.

4.       Сказки и предания нганасан. – М., 1976. – С. 30.

5.       Троицкий, В.С. Записки Харитона Лаптева. – М. : «Мысль», 1982. – С.22.

6.       Урванцев, Н.Н. Норильск. – М. : «Недра», 1969. – С. 26.

7.       Барболина, А.А. Топонимика Таймыра. – Дудинка, 2005. – С. 25-26.

8.       Хлобыстин, Л.П. Древняя история Таймырского Заполярья. – С-Пб., 1998. – С. 79.

9.       Хлобыстин, Л.П. Древняя история Таймырского Заполярья. – С-Пб., 1998. – С. 106.

10.   Научные труды Федерального государственного бюджетного учреждения «Объединённая дирекция заповедников Таймыра» / отв.ред. М.Г. Бондарь. – Норильск : АПЕКС, 2018. – С. 206-207.

11.   Барболина, А.А. Топонимика Таймыра. – Дудинка, 2005. – С. 45.

12.   Стрючкова Л.Н., Шесть этносов Таймыра. – Норильск : «АПЕКС», 2019. – С. 26.

13.   Барболина, А.А. Топонимика Таймыра. – Дудинка, 2005. – С. 46.

далее в рубрике