Медведи-казаки на Вайгаче и православие на Диксоне. Из полярного архива Василия Матонина

Василий Матонин
26 Августа, 2020 | 12:24
Медведи-казаки на Вайгаче и православие на Диксоне. Из полярного архива Василия Матонина

"Профессор Молчанов" в морской дали. Фото В.Н. Матонина.


Экспедиция Северного (Арктического) федерального университета им. М.В. Ломоносова состоялась на теплоходе «Профессор Молчанов» в августе 2014-го.


Остров Вайгач 

 

Остров расположен на границе Баренцева и Карского морей. Ширина пролива Карские ворота между Новой Землёй и Вайгачом -- 33 километра. Одно из названий острова Вай-Хапс – «земля страшной гибели». Остров смерти. Под названием Вайгач остров стал известен на Западе после экспедиции Баренца. О происхождении названия острова нет единого мнения. Ненцы называли Вайгач Хаюдей-я ( по сообщению И.Н. Иванова, 1834 г.), Хегея, Хэхэ о: "Святая земля, духов земля, Духов остров"[1]. Это центр священной топографии ненцев. Географические названия острова состоят из ненецких и русских топонимов в равном соотношении. Русские названия относятся к разным периодам освоения  территории: губа Белушья, мыс Иньков нос, острова Дыроватые, бухта Варнека, гора Приметная. Рядом с поселением Варнек в 30-40-х годах заключённые, привезённые с Соловков, добывали полиметаллические руды. В 1914 году на мысе Костяной открыта одна из первых метеостанций. Позднее она была перенесена на Болванский Нос. Сейчас это гидрометеорологическая станция имени полярника Фёдорова.

Кузнецов Никита_niku2091000951.jpg

Фото Никиты Кузнецова.


Николай Игоревич Иванушкин, 1984 г.р. Родился в Новосибирской области. На метеостанции живёт и работает три года. Приехал на Вайгач с острова Врангеля. 

  

«КАЗАКИ»

Медведей белых здесь навалом. Сегодня часа в три ночи был на станции медведь. Лёшка топливом занимался, и медведь вышел. Лёшка в дизельную убежал. Вчера мы орнитологов провожали. Они в балок поехали. Мы им помогаем лодку сталкивать. Оборачиваемся – медведица с медвежатами ходит. За нами два молодых медведя увязались. Я по ним начал стрелять. Кое-как отогнали. Даже дробь не помогает. Попадёшь – он заревёт, отбежит, а потом снова идёт.

Питаются медведи нерпами. На острове три лежбища моржовых. Медведь может завалить только больного моржа или старого сильно. С большим моржом медведю не справиться. Морж медведя на клыки наденет – и всё. Зимой медведь лежит у лунки, ждёт. Нерпа высунется – медведь её подцепит, поймает. На бельков охотятся. Летом медведям труднее. Падальщики они. Птенцами питаются.

Здесь идёшь – головой надо крутить на 360 градусов. Не услышишь, как медведь подойдёт. Если он человека попробовал – всё! Будет охотиться. Ненцы рассказывают, что один парень вёз на снегоходе отца своего, так медведь снегоход догнал и сбил [отца] с сиденья. Сын не дал медведю отца убить. Медведи бывают разные. У медведей-казаков морда чёрная. Есть гренландский медведь (с длинной шеей). Есть обычный наш белый медведь. Казаки особенно злые. У них морда чернеет, и трудно охотиться, потому что видят его издалека. Казаки и на человека нападают. Опасные медведи. Я в бане мылся, так он  ломился в дверь. Я взял кочергу, начал дубасить по стенам. Грохот поднял. Кипятка кружку плеснул, так он убёг, а я сам в дом побежал. А гренландский медведь – туша такая, что его ни пулей, ничем не возьмёшь. Килограммов восемьсот, а может, и больше. Я таких здоровых медведей только здесь встречал, а на Чукотке не видел. Была б моя воля, отстреливал бы этих зверей, но нельзя. Дробью отгоняю. У меня знакомый медведя убил, а шкуру продал. Так ему штраф дали полтора лимона и посадили на пять лет. Почему-то можно на Аляске долбить этих медведей, а у нас нельзя. Даже местным жителям запрещено охотиться на белого медведя, который испокон веков был их пищей. Я бурого медведя мясо ел, а белого медведя не пробовал. Для полярных метеостанций специально отбирают собак, чтобы они белого медведя не боялись.

Метеостанция на Вайгаче.JPG

Метеостанция на Вайгаче. Фото В.Н. Матонина.  


НА  МЕТЕОСТАНЦИИ

Раньше ГТС-ка работала, так на ней грузы возили, а сейчас на себе приходится всё тягать. Древняя была, ветхая, от пограничников. Из транспорта остался один снегоход. На метеостанции было четыре человека. Каждые три часа нужно подавать сведения о погоде. Компьютер помогает работать, но интернета нет. Нам бы квадроцикл или трактор. Без техники плохо. Торосы здесь бывают до десяти метров. Полярная ночь гнетёт. Витаминов не хватает.

Хлеб сами печём в электропечке. Продукты на «Сомове» завозят. Недавно прислали нам морозильную камеру. В море ловим омуля, треску, гольца, нерку, камбалу, пинагора, сумжу, селёдку. Весной гуся бьём. В этом году ни морошки, ни грибов нет. Обычно собираем сухой груздь и сыроежки.

Если нечем заниматься, крыша поедет. Есть такие люди, что только книги читают. С ума можно сойти. Быстрей бы снег выпал. На снегоход сяду. На рыбалку буду ездить. Надоело без рыбы жить. Буду гольца ловить. Есть два вида гольца: краснопузый и белопузый. Не знаю, как они по-научному называются. Если присмотреться к тундре, можно увидеть, как птенцы мелкие бегают. У них расцветка такая, что они сливаются с камнями. Пока не наступишь -- не заметишь. Здесь много крачек.

На другом конце острова есть оленеводческий поселок Варнек. Там живут ненцы. Иногда приезжают на снегоходах. Оленей меняют на топливо. Сырое мясо помогает от цинги.

Мороз первый ударит, так надо будет золотого корня накопать. Домой хочу заготовить. Летом корень не копают. Его не высушить. Портится.

Как накоплю денег на покупку квартиры в Новосибирске, в Антарктиду хочу рвануть. Когда на станции много народу, копейки получаем: тысяч 12–17. Сейчас вдвоём начнем работать, так, наверное, тысяч по 40 будем получать.

На метеостанции На метеостанции. Фото Никиты Кузнецова.


ПОДЗЕМНЫЕ  ЖИТЕЛИ

Говорят, здесь были подземные жители. Под островом жили. Где эти пещеры – никто найти не может. Могила Старика в стороне Варнека, на той стороне.

Море зимой замерзает до самой Новой Земли. Ненцы зимой сюда приезжают. У них своя яма есть. Они туда приносят в жертву оленей.

Каменная куча – это могила Старухи. На ней раньше идол стоял, но со временем сгнил. Голова круглая. Лицо человеческое. Старуху зовут Ходака.

Когда человека хоронят, небольшую яму выкапывают, а сверху камнями закладывают. Тело в половик какой-нибудь оборачивают. Кладбище у нас древнее, поморское. Оно ещё до ненцев появилось.

Здесь у ненцев священный остров. Паломничество у них сюда происходило. Как на Соловки ездят монахи, так и на Вайгач ненцы ездят.


Шагин Алексей Борисович, 1964 г.р. Родился в Архангельске.

 

НЕМНОГО  РИСКА, РОМАНТИКИ  И  КОТ  ФЁДОР

Таких людей, как я, называют «шатунами». Мне нужно немного риска, немного романтики, а главное – убежать от городского дурдома.

Станция носит имя Фёдорова. Ненец привез белого кота. Кот стал жить на метеостанции. Назвали его Фёдором.

Кот Федор с метеостанции им. Федорова (1).JPG

    Кот Фёдор с метеостанции имени Фёдорова. Фото В.Н. Матонина.


***

Варнек (посёлок на Вайгаче)


Тайборей Лидия Алексеевна, 1953 г.р. Родилась и живет в Варнеке[2].

 

ПОСЁЛОК

Местные ненецкие фамилии – Валей и Тайборей. Молодёжь скоро улетит в школу, Нарьян-Мар. Вертолёт прилетает из Каратайки два раза в месяц. Он летит из Нарьян-Мара в Амдерму, а потом в Каратайку и на Вайгач.

Дети из поселка Варнек (1).JPG

Дети из посёлка Варнек, фото В.Н. Матонина.


Есть у нас оленеводческий колхоз «Дружба народов». Раньше колхоз назывался «Арктика». На Вайгаче отделение колхоза, а центр его в Каратайке, в трёхстах километрах отсюда. Олени сами пасутся на острове. Зимой мужчины по участкам ездят. Песца поймают, а шкурка никому не нужна. Нет работы. Молодые на безработице стоят. Средняя пенсия – 15000 рублей. Ещё и островные платят. В посёлке есть телевизор. Интернет бежит. Есть магазин государственный. Уголь привозят раз в году. Есть староста. Медпункт. Садика нет. Заключённые были, но их ещё до войны увезли. Дома углём отапливаем, а дровами растапливаем.  Улица называется Морская.

Улица Морская

Улица Морская в Варнеке. Фото Николая Карачева.


Много озёр на Вайгаче. Ловят в море омуля, селёдку, навагу. В тундре охотятся на песцов. В детстве, я помню, бухта была полна кораблей. Караваны приходили.

 

Бобриков Владимир Валентинович. Родился на Канине. В Варнеке живёт с 2009 года. С 2011 года исполняет обязанности старосты посёлка.

 

ЖИЛИЩНЫЙ  ВОПРОС

Чумработницы помогают оленеводам. Зарплату все получают два раза в месяц. Шкуры оленей некому обрабатывать. Собираем ржавые бочки, металлолом. Нам за это денежку платят. Потом будем вывозить на материк.

Цены на продукты питания здесь выше, чем в Нарьян-Маре. Молочные продукты тоже бывают на Вайгаче. Уголь, которым отапливаем жильё, привозят раз в год на теплоходе и дрова по заказам (на растопку). Бензин здесь в дефиците. Привозят мебель, холодильники, морозильники. Живём в домах, которые были построены ещё при колхозе. 

Первый дом, построенный в Варнеке.JPG

Первый дом, построенный в Варнеке. Фото В.Н. Матонина.


Собираемся строить два новых дома. Здесь, в основном, жилищный вопрос трудно решается. Собираемся построить жилой дом на четыре квартиры. Надеемся на помощь нефтяников.

Ненцы свои священные места перенесли вглубь острова. Там  лежат оленьи рога.

 

САМОЛЁТ, ЛЕЖБИЩЕ, ШАХТЫ

Где-то в тундре с 38-го года лежит разбившийся самолёт. Хорошо сохранился. Музей Северного морского пути из Санкт-Петербурга будет вывозить лагерные вагонетки и оборудование, приготовленное к отправке.

На Вайгаче есть лежбище моржей. Примерно четыреста голов. Птичьи базары не очень богатые. Вечная мерзлота залегает на глубине 50 сантиметров.

На другом берегу бухты были шахты. Там заключённые работали. Перед войной шахты затопило, и работы прекратились.


***  


Диксон

DSC_0552.JPG

    Участники экспедиции "Профессора Молчанова". Второй слева -- В.Н. Матонин.


Корякова Елена Васильевна, и.о. главы администрации посёлка. Родилась в Саранской области (в Мордовии). С 2000 года живёт в Диксоне.

 

САМОЕ  СЕВЕРНОЕ  ПОСЕЛЕНИЕ

В 1915 году был создан посёлок для обеспечения экспедиции Вилькицкого. Посёлок состоит из острова и материковой части. На острове сейчас никто не живёт. Новый этап в освоении Диксона происходил в начале 30-х годов. Современное население посёлка насчитывает 647 человек. В 1991 году здесь жили 5000 человек. Это самое северное поселение России. На этой земле были все арктические путешественники. Это территория погранзоны.

Сначала в Диксон за романтикой приезжали, а потом – из депрессивных регионов. Желающим отсюда уехать в том случае оплачивают переезд и подъёмные в сумме 1200000 рублей, если человек жил здесь до 1992 года. Людей мало осталось. Дайте нам «беженцев» немножко!

Составлением карты поморских зимовий в Диксоне занимались Лубнины Герард Иванович и Алла Фёдоровна. Они сотрудничали с Институтом Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге. Сейчас их уже нет в живых, но у детей сохранился богатый этнографический материал. Дети живут в Санкт-Петербурге. Иногда приезжают в Диксон.

В посёлке построена Никольская церковь, освящённая в 2014 году. В ней служит диакон Роман. Приезжает отец Георгий с Таймыра. Самая пожилая жительница Диксона – Мария Ивановна Молева, 1938 г.р.

Зимой в посёлок заходят волки и медведи. В море мужчины ловят омуля, сига, чира.

Средняя зарплата местных жителей составляет 20000 – 30000 рублей.

У государства относительно Арктики планы грандиозные, но мы к их реализации как бы не имеем отношения, не чувствуем, что они есть.

 

Ирина Михайловна Золотарёва. Родилась и жила в Алтайском крае. Много лет успешно занималась бизнесом, но однажды решила изменить образ жизни. Приехала в Диксон в 2011 году. Организовала Центр славянской культуры.

 

ЦЕНТР  СЛАВЯНСКОЙ  КУЛЬТУРЫ

Выиграли грант на полтора миллиона в Норильском Никеле на открытие Центра славянской культуры. 1 июля начали работать по этому гранту. В сентябре состоится открытие полноценное Центра славянской культуры. Мы, конечно, со временем переедем в другое помещение. Объединим картинную галерею и Центр славянской культуры, чтобы у нас было единое выставочное пространство и мы устраивали общие мероприятия. Для нас очень важно создание Центра славянской культуры. На Таймыре и в других местах уделяется достаточно внимания сохранению искусства народов севера. Очень хочется, чтобы люди знали славянскую символику. Статистика говорит, что 70–80% девочек даже пуговицы не умеют пришить. Поэтому очень хочется, чтобы традиционные вещи, хотя бы рушник могли вышить. В древности, если девушка не подготовила два сундука приданного, её никто замуж не возьмет. Мы заказали швейно-вышивальный аппарат. Понятно, что там машинная вышивка, но наша задача -- оттянуть людей от компьютеров. Мы хотим, чтобы наш центр стал семейным центром. И ребятишки у нас занимаются, и папы нам помогают прикручивать подвески и рамочки нам делают. У ребятишек нет времени, и у пап тоже, поэтому мы стараемся некоторые процессы укоротить. Та же вышивальная машина позволит нам через компьютерные программы переводить фотографии в вышивку. Соответственно, это профориентация нашей молодёжи в какой-то мере. Может, кто-то захочет быть дизайнером. Ручная работа в наше время стоит недёшево. Это даёт возможность заработка.

 

Асия Мириевна Шестова. Родилась в Новосибирской области. Три года живёт в Диксоне. Приехала сюда по вызову. По специальности на родине не было работы. В школе преподаёт русский язык и литературу.

 

ЖАРКОЕ ЛЕТО

Здесь чистый воздух. Нет суеты. Зимой не бывает очень больших морозов. Температура воздуха держится на отметке минус 20–23 градуса. Летом средняя температура плюс 5–10 градусов. Прошлое лето было жарким. Несколько дней дети в футболках ходили.

Школа средняя, полная. Обучаются 48 детей. Обучение почти индивидуальное. В школе работает женский коллектив. В посёлке есть библиотека. Учитывая всех, кто посещает и читальный зал, и абонемент, в библиотеке записано 519 читателей.

 

Отец Роман, диакон. Родился на Диксоне. Настоятель храма Святителя Николая.

 

ГДЕ  РОДИЛСЯ, ТАМ  ПРИГОДИЛСЯ

Я здесь родился. В школу здесь ходил. На месте храма был клуб. Я отучился на материке. По профессии инженер-судомеханик. Работаю на дизельной станции. Владыка благословил меня работать. В декабре 2013 года в городе Норильске меня рукоположили в диаконы. Это первый священнический чин. Сейчас у нас епархия разделилась. Была Красноярская, а теперь – Туруханско-Норильская епархия появилась. Я пока до священника не дорос. У нас маленький приход. Сюда батюшку сложно затянуть. Тяжело здесь выживать и семью кормить.

В большие праздники в церкви бывает много людей: 20–30 человек. С частными требами люди приходят. Сегодня панихида утром была. Священник с Норильска нечасто приезжает. У нас билет на самолёт стоит 10000 рублей. Туда и обратно – 20000. Сами понимаете. Сорокоуст я прошёл после рукоположения. В Одессе служил с декабря по середину января. Братья монахи пожертвовали нам мощи Святителя Луки, но мы их ещё не поместили в  ковчег. Певчие у нас есть. Они сейчас в отпуске. Девочка одна осталась на клиросе. Сегодня у нас Пантелеймона-целителя праздник. Тем, кто желает быть здравым, можно помолиться у его иконы. У нас может человек положить рубль – он положит. Не может – к нему претензий нет. Мы живём в маленьком социуме, поэтому у нас всё немного не так.

Воскресную школу будем открывать. В этом году, даст Бог, школа будет.

Храм на Диксоне.JPG

Храм Святителя Николая на Диксоне. Фото В.Н. Матонина.

 

Беседовал и подготовил к публикации Василий Николаевич Матонин. 




[1] Остров Вайгач. Остров арктических богов. Монография. Под общей редакцией П.В. Боярского. М.: Издательство «Paulsen», 2011. С. 533.

[2] Варнек Александр Иванович (1858-1930), исследователь Арктики. В 1898-1901 гг. на пароходе «Пахтусов» иссоедовал юго-западную часть Карского моря и берега острова Вайгач. После революции эмигрировал. Жил во Франции. См.: Остров Вайгач. Остров арктических богов. Монография. Под общей редакцией П.В. Боярского. М.: Издательство «Paulsen», 2011. С. 108.


далее в рубрике