Экспедиция Северного флота и РГО по арктическим архипелагам

Павел Филин
13 Января, 2021, 13:20
Экспедиция Северного флота и РГО по арктическим архипелагам
Полярная станция «Мыс Стерлегова». Фото Р. Жосткова.


С 5 августа по 23 октября 2020 г. состоялась комплексная экспедиция Северного флота и Русского географического общества, в ходе которой были проведены научные исследования в различных регионах Арктики. Участники экспедиции прошли 11528 миль, побывали в восьми морях трёх океанов, совершили 33 высадки. Экспедиция прошла по всему Северному морскому пути в оба конца с заходом в Чукотское море на востоке и в Гренландское море на западе.

Экспедиция проведена на ледоколе "Илья Муромец" в составе отряда боевых кораблей Северного флота под командованием вице-адмирала Олега Голубева. В состав экспедиционного отряда вошли представители Северного флота, поисковая группа РГО, военные гидрографы, сотрудники Арктического музейно-выставочного центра, Института физики Земли РАН, Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн РАН, Института проблем экологии и эволюции РАН, съёмочная медиагруппа РГО. В задачи экспедиции входили поиск и мониторинг состояния объектов культурного наследия, исследования сейсмических и тектонических процессов, наблюдение за животным миром, гидрографические исследования. Экспедиция прошла в рамках единого историко-культурного проекта Северного флота и РГО "Главный фасад России. История, события, люди".

В рамках данной статьи будут представлены предварительные итоги историко-культурных исследований по маршруту экспедиции. В статье приводятся данные об историко-культурных объектах, которые встречались нам по ходу маршрута экспедиции.

Прежде, чем приступить к изложению основного материала, хотелось несколько слов сказать об одном из главных впечатлений о походе: экспедиция обогнула с севера арктические архипелаги: Новосибирские острова, Северную Землю и Землю Франца-Иосифа, и нигде нам не встретился морской лёд! В ледовом плане 2020 год был одним из самых лёгких, пожалуй, за всю историю ледовых наблюдений. Похожая ситуация была в 2012 и 2106 гг., но и тогда льда было больше. Очевидна тенденция к уменьшению морского льда в Арктике в летний период. Во время высадок наблюдались достаточно высокие для Арктики температуры -- так, в районе устья Енисея температура в середине августа поднималась до +20 С.


Исследования объектов историко-культурного наследия

Объекты культурного наследия (далее – ОКН) являются свидетельствами истории освоения Арктики, её исторической принадлежности. ОКН и работа по их сохранению – это наглядная и убедительная основа доказательной базы приоритета России в освоении арктических островов, архипелагов и побережья – особенно при рассмотрении международно-правовых вопросов.

Исследования объектов культурного наследия базировались на многолетнем опыте работы в высоких широтах Морской арктической комплексной экспедиции под руководством д.и.н. П.В. Боярского. Основа методики описания – это фото-видеофиксация с мерной линейкой, привязкой к сторонам света, точная привязка к координатам, обмеры, составление ортофотоплана местности, описание объектов и местности. Важной составляющей методики является комплексное краткое описание природной среды. В ходе маршрутов производился сбор экспонатов, свидетельствующих о жизни и быте полярников. 

1.    В материковом посёлке Диксон произведён осмотр сохранившихся объектов, среди которых особое внимание заслуживает здание морского порта 1939 г. постройки. Здание уникально по своей истории и хорошо узнаваемое по архитектуре. Это символ посёлка и символ истории мореплавания по трассе Северного морского пути. Объект в крайне запущенном состоянии, не является памятником культурного наследия и может быть утрачен. Крайне важно не допустить такого развития событий и найти возможности для его сохранения.


Здание администрации морского порта Диксон, 1939 г. (Фото П.Филина)


2.    В островном посёлке Диксон произведены обмеры и описания первого дома Диксона, который был построен в 1915 г. Здание заброшено, окна и двери выбиты. Крайне важно найти возможности для его сохранения. 


Фото радиостанции на Диксоне, 1915 г.



Фото здания первого дома на о.Диксон. Фото П.Филин, 2020 г.



Обмеры первого дома Дискона. П.Филин.


3.    В г. Дудинка находится значительное число различных объектов, в целом находящихся в хорошем, ухоженном состоянии. Тем не менее, один объект – а именно здание речного порта, построенное в 1948-1949 г. заключёнными Норильлага по проекту узника Норильлага, архитектора Геворга Кочара, -- постепенно разрушается. Крайне важно не допустить утраты этого ценного с исторической точки зрения объекта.


Здание речного порта в г. Дудинке 1949 г. постройки. Фото П.Филина.


4.    Примерно в 100 км южнее Диксона, около мыса Ефремов Камень, проведены работы по поиску затонувшего в 1918 г. ледокольного транспорта «Вайгач» -- легендарного судна Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана, которая в 1910-1915 гг. впервые провела систематическое изучение трассы Северного морского пути и сделала ряд выдающихся географических открытий, в частности, архипелага, получившего при советской власти название Северная Земля. Одним из первых командиров «Вайгача» был А.В. Колчак. В ходе обследования гидролокатором бокового обзора обнаружен объект, совпадающий по габаритам с л/п «Вайгач», с севера от подводной скалы Вайгач на глубинах от 19 до 27 м. С помощью подводного опускаемого аппарата был произведён осмотр объекта, в ходе которого выявлены многочисленные металлические детали, в том числе с применением клёпки. Для подтверждения находки требуется водолазный осмотр.


Фото л/т «Вайгач» в 1927 г.



Сонограмма судна в районе скалы Вайгач.



Работа с телеуправляемым аппаратом «Марлин 350»


5.    Здесь же, на мысу Ефремов Камень, обследовано и подробно зафиксировано промысловое становище с двумя архаичными, собранными из плавника деревянными постройками, вешалами для сушки сетей и воротами для вытаскивания лодок на берег. 


Промысловая изба на мысу Ефремов Камень.


6.    Остров Песцовый в шхерах Минина, где в 1970-х гг. отряд экспедиции «Комсомольской Правды» Д.Шпаро обследовал остатки судна, предположительно -- шхуны «Геркулес» В.А. Русанова. В ходе обследования побережья в 2020 г. в плавнике обнаружено значительно число остатков судового дерева -- различных фрагментов досок с нагелями. Однако соотнести их с находками, сделанными ранее, не представляется возможным. Обнаружить остатки судна с помощью гидролокатора бокового обзора не удалось в связи с недостатком времени для обследования.

7.    Остров Вардроппер. По литературным данным на острове, возможно, был наблюдательный пункт немцев в годы ВОВ. Обнаружить его не удалось, зафиксирована промысловая изба и деревянный маяк.

8.    Остров Попова-Чухчина. Здесь в 1934 г. были обнаружены предметы пропавшей экспедиции В.А. Русанова. Произведён мониторинг состояния памятных знаков и промысловой избы. Изба в стабильном состоянии.

9.    Полярная станция «Мыс Стерлегова». В задачу высадки входила попытка провести историческую реконструкцию событий 1944 г., когда персонал станции был захвачен десантом с двух немецких подводных лодок. Удалось «привязать» драматические события войны к географическим реалиями и определить, где происходила высадка десанта, где и какие здания станции были разрушены, каким образом и где удалось бежать одному из пленных полярников.


Полярная станция «Мыс Стерлегова». Фото Р.Жосткова.


10.    Мыс Михайлова. Впервые произведено подробное описание и составление ортофотопланов остатков артиллерийской батареи № 264, которую разворачивали на мысу в 1943 г. Зафиксированы остатки боевых ячеек и наблюдательного пункта. Судя по отсутствию бытовых предметов, данная батарея действовала либо очень краткий период, либо вовсе не была полностью развёрнута.


Фотоплан расположения остатков артиллерийской батареи №264 на мысе Михайлова (Фото М.Ляменкова, схема П.Филина).



Наблюдательный пункт батареи №264.


11.    Мыс Русановцев. Здесь в 1920 г. Н.А. Бегичев нашёл остатки костра и ряд предметов, про которые посчитал, что они принадлежат П.Кнудсену и П.Тессему – участникам полярной экспедиции Р.Амундсена. В дальнейшем при анализе состава предметов появилась гипотеза, что предметы могли принадлежать членам экспедиции В.А. Русанова. Объект активно исследовался экспедицией «Комсомольской Правды» в 1970-х гг. В ходе обследования 2020 г. на мысе зафиксированы памятные знаки 1970-х гг., некоторые из которых в результате значительного размыва берега либо обрушились, либо оказались повреждены.

12.    Остров Геркулес. Здесь в 1934 г. обнаружен столб с надписью «Геркулес», который был  вывезен в музей Арктики в Ленинград. Позже на острове была установлена реплика этого столба. Осмотр объектов не выявил каких-либо изменений в сохранности памятных знаков.

13.    Мыс Вильда. На мысу зафиксирован комплекс различных объектов, среди которых астрономический знак, установленный в ходе зимовки шхуны «Эклипс» под начальством О.Свердрупа, могила кочегара Мячина с ледокольного транспорта «Вайгач» и ряд других объектов. Опасение вызывает состояние основного столба знака Свердрупа. В нижней части ствола, от места обкладки камнями на высоту порядка метра наблюдается активное гниение дерева (сердцевины): куски дерева легко отламываются рукой и перемалываются во влажную труху. Утрачено до трети толщины ствола.

Комплекс объектов на мысе Вильда. Фото Р.Жосткова, схема П.Филина.



Астрономический знак Свердупа, мыс Вильда. Фото П.Филина.


14.    Остров Белуха. На острове находится светящийся маяк в виде 18-метровой бетонной башни, посвящённой бою ледокольного парохода «А.Сибиряков» с немецким рейдером «Адмирал Шеер» в августе 1942 г. Башня, построенная гидрографами Диксонской гидрографической базы, в хорошем состоянии, окна целы, но дверь выбита.

15.    Остров Правды. На острове находится заброшенная полярная станция, которая подверглась атаке немецкой ПЛ в 1943 г. Создан фотоплан станции.

16.    Остров Нансена. Впервые произведено детальное обследование остатков артиллерийской батареи № 265, развёрнутой на северо-западном мысу в 1943 г. Зафиксированы остатки боевых ячеек, полуземлянок и наблюдательного пункта, ящиков для боеприпасов, замаскированных крупными камнями. В 400 м южнее батареи зафиксированы остатки деревянных построек для проживания как строителей, так и гарнизона. Создан ортофотоплан станции.


Схема расположения объектов артиллерийской батареи № 265 на о-ве Нансена (схема П.Филина).



Расположение объектов артиллерийской батареи № 265 на о-ве Нансена (фото Р.Жосткова, схема П.Филина).



Вид боевой ячейки сверху. Фото Р.Жосткова.



Короб для хранения боеприпасов, о-в Нансена. Фото П.Филина.


17.    Остров Наблюдений. Рядом с этим островом в 1900-1901 гг. зимовала яхта «Заря» Русской полярной экспедиции под руководством барона Э.В. Толля. На острове обследованы остатки двух гуриев, один из которых был сложен Русской полярной экспедицией. Внизу с западной стороны на камне в основании гурия сохранились остатки крепления под табличку, которая не сохранилась – была сбита. Скорее всего, там была табличка Русской полярной экспедиции, упоминание о которой есть в дневнике Э.В. Толля.


 Гурий на о-ве Наблюдений. Фото П.Филина.



Записка отряда «Комсомольской Правды» 1980 г., обнаруженная в гурии на о-ве Наблюдений. Фото П.Филина.


18.    Мыс Могильный. Обследовано и зафиксировано состояние могил лейтенанта А.Жохова и кочегара И.Е.Ладоничева с ледокольного транспорта «Вайгач». Из-за опасения разрушения в ходе оползневых процессов, могилы в 1998 году были перенесены на 800 м восточнее, а на месте старых могил восстановлены кресты.  Обследование показало, что старые кресты стоят на своих местах. Минимальное расстояние от креста (южного, И.Е.Ладоничева) до начала обрыва – порядка 10 м.  Отметим, что за период с 1996 по 2020 г., то есть за 24 года, обрыв, вероятно, приблизился, но скорость его движения не была столь высокой, как предполагалось, учитывая, что изначально в 1915 г. могилы находились «в нескольких десятках метров от обрыва». В районе новых могил зафиксированы процессы мерзлотного характера – выпучивание почвы, в результате чего деревянные коробки обоих могил около крестов оказались задраны вверх на 20-30 см, крест И.Е. Ладоничева заметно покосился в южную сторону. В ближайшем времени потребуются работы по ремонту и реставрации.


Захоронения на мысе Могильном. Фото П.Филина.


19.    Гафнер-фиорд. Мыс Лаврова. На северном входном мысу Гафнер-фиорда стоит гурий, установленный партией Н.И.Евгенова и А.М.Лаврова в ходе ГЭСЛО в 1915 г. Гурий сильно покосился на южную сторону. Внизу по тундре на подложке с южной стороны гурия идёт протайка, и гурий просел на один бок. В перспективе возможно обрушение гурия.


Гурий на мысе Лаврова, Гафнер-Фьорд. Фото П.Филина.


20.    Мыс Медвежий Яр. Обследованы промысловая изба и остов деревянного судна примерно в 120 м от промыслового домика на запад, на границе волноприбойной зоны. По сохранившейся нижней части судна, можно предположить, что изначальные габариты судна были порядка 15 – 18 м длиной и 6-7 м шириной. То есть это было довольно вместительное судно и вполне могло использоваться как для промыслов, так и для гидрографической службы, и совершать самостоятельные плавания в Арктике. Учитывая, что почти все кораблекрушения в этом районе известны, существует потенциальная  возможность установить, что это было за судно.

21.    Остров Бэра. Основная цель работ – осмотр т.н. камня Миддендорфа, большой кварцевой глыбы, которую описали А.Ф. Миддендорф и Э.В. Толль в ходе своих экспедиций. На одном из таких мысов, возле редко посещаемого (заброшенного), небольшого рыбацкого стана, наблюдается отпрепарированный волноприбойной деятельностью выход кварцевой жилы («камень Миддендорфа»), смещённый относительно своего основания в недавнем прошлом (судя по свежести ударных сколов на подстилающих сланцах). Можно предложить три причины перемещения глыбы. Первая – землетрясение. Вторая – взрыв, т.к. на коренной поверхности жилы наблюдается небольшая воронка (глубиной до 0.5 м) с многочисленными радиальными трещинами. Третью высказал Э.В. Толль, посетивший остров в 1901 г.: «Часть этой кварцевой жилы, отторгнутая под воздействием льда и волн, была вновь надвинута льдом на слюдистый сланец. Эта глыба достигает два шага в длину, два шага в ширину и 3 м в высоту; два отколовшихся от нее куска лежат недалеко на берегу». Важно, что в момент посещения Толлем глыба уже была в смещённом состоянии, и, судя по фотографии, сделанной им же, примерно на такое же расстояние, как в настоящее время.


Камень Миддендорфа на о-ве Бэра. Фото П.Филина.


22.    Полуостров Марии Прончищевой. Зафиксированы остатки промыслового становища и современный крест на предполагаемой могиле члена команды дубель-шлюпки «Якуцкъ» канонира Фёдора Еремова. Поиски самой дубель-шлюпки не привели к результатам в связи с крайней ограниченностью времени для поиска. Кроме того, на дне в ходе работ с ГБО обнаружено большое число борозд выпахивания ледяными массами, что с большой долей вероятности могло привести к разрушению объекта.

23.    Обследование острова Фаддея и залива Симса на восточном Таймыре. В 1940-х гг. здесь были обнаружены остатки морской экспедиции русских мореходов XVII в. В 1945 г. сразу после войны археологом А.П. Окладниковым там были произведены раскопки. В ходе обследования острова Фаддея по привязкам, указанным А.П. Окладниковым, остатки раскопа найти не удалось. С учётом небольшого лимита времени, не удалось осмотреть ряд других перспективных мысов. В плавнике были обнаружены небольшие фрагменты шитой лодки и, предположительно, перо руля лодки, возможно, XVII в.


Находка пера руля в плавнике на  о-ве Фаддея. Фото П.Филина.


24.    В заливе Симса был проведён мониторинг состояния уникального объекта, связанного с историей российского мореплавания XVII века. Объект был обследован в 1945 г. А.П. Окладниковым и с того времени ни разу не посещался специалистами в виду крайне сложной доступности. Нами были выявлены следы избы, а на поверхности обнаружено девять монет XVI-XVII вв. периода Ивана Грозного-Бориса Годунова, топор и заготовки нарт. Таким образом, в ходе экспедиции точно установлено местонахождение объекта. Отметим, что из описаний А.П. Окладникова 1945 г. точное местонахождение объекта определить невозможно. Нами проведено составление детального ортофотоплана, построена трёхмерная модель местонахождения с привязкой к географическим координатам и относительным высотам. В местонахождении не выявлено следов раскопа А.П. Окладникова и планомерно проведённых археологических работ. Более того, наличие холма свидетельствует о том, что объект планомерно не был раскопан. Сохранились лишь следы выборки из центра бывшей избушки, а находки предметов в 2020 г. были сделаны на внешнем склоне холма. Видимо гидрографы, обнаружившие объект в 1940 г., копаясь в остатках избушки, выкидывали галечник за её пределы и вместе с галечником высыпали мелкие предметы, которые было сложно рассмотреть, -- так они оказались за пределами избы и были обнаружены в вездеходном следу в 2020 г. По всей видимости, А.П. Окладников, ограниченный во времени для обследования избы, также решил провести лишь поверхностный осмотр объекта, сочетавшийся с его частичными раскопками. Объект в заливе Симса не является досконально изученным и обладает существенным потенциалом для дальнейшего исследования. Учитывая высочайшую значимость данного объекта как важнейшего свидетельства русских географических открытий XVII в. в высокоширотной Арктике, рекомендуется проведение в следующем полевом сезоне специализированных археологических работ (как раскопок, так и дополнительных разведок по близлежащим территориям) с привлечением  ведущих специалистов по арктической археологии.


Ортофотоплан местонаождения в заливе Симса. (Р.Жостков, А.Овсюченко, П.Филин).



Местонахождение стоянки мореходов XVII в. в заливе Симса. Фото П.Филина.


25.    В Чукотском море с помощью гидролокатора бокового обзора и подводного дрона было произведено обследование затонувшего в 1934 г. парохода «Челюскин». С помощью локатора удалось построить трёхмерную модель судна, которое лежит на ровном грунте на глубине порядка 40 м. Интересно, что обследование судна производилось 23 сентября при абсолютно чистом ото льда море. Именно в этот день в 1934 г. «Челюскин» окончательно вмёрз в лёд начал свой дрейф.


Обследование парохода «Челюскин» с помощью гидролокатора бокового обзора.


26.    Залив Нерпалах, о-в Котельный, Новосибирские острова. В 1901 - 1902 г. здесь зимовала команда Русской полярной экспедиции барона Э.В. Толля. Отсюда в начале августа 1902 г. на каяках отправился в свой последний маршрут на о-в Беннета барон Э.В. Толль. Во время зимовки здесь умер и был похоронен врач экспедиции Г.Э. Вальтер. В ходе экспедиции был проведён мониторинг состояния захоронения (в хорошем состоянии, несмотря на высокую активность мерзлотных процессов) и сделано подробное описание построек на косе и в глубине залива. Сделано предположение, что некоторые постройки могут относиться к периоду Русской полярной экспедиции.


Могила Г.Э. Вальтера, Новосибирские о-ва. Фото П.Филина.




Панорамное фото залива Нерпалах 2020 – 1902 гг.  Фотоколлаж А.Кузнецова, Л.Круглова.


27. Мыс Арктический, Северная Земля. Путём сравнения топокарт 50-60-х гг. с современными космоснимками мной была предположена возможность появления пролива вместо залива Лабиринт между ледником в районе мыса Арктического и основным массивом острова Комсомолец.


Мыс Арктический на топографической карте 1950-х гг.



Мыс Арктический на космоснимке августа 2020 г. (Предоставлен В.И. Сычёвым).


В результате экспедиции получены актуальные данные по значительному числу историко-культурных объектов в различных районах высокоширотной Арктики. Составлены описания объектов, проведена фотофиксация, что станет основой для дальнейшего мониторинга состояния объектов. Проведённые историко-культурные исследования лягут в основу формирования атласа и свода объектов культурного наследия Арктики. Крайне важно обратить внимание на сохранение таких объектов, как здание морского порта посёлка Диксон, первого здания (радиостанции) пос. Диксон, здания речного порта в Дудинке. Также важно провести водолазный осмотр и точную атрибуцию обнаруженного объекта у мыса Ефремов Камень (л/т «Вайгач»). Совершенно необходимо, учитывая национальную значимость объектов в заливе Симса и на о-ве Фаддея, провести там полноценные археологические работы и установить памятные знаки.


Автор: Павел Анатольевич Филин, историк, научный сотрудник Арктического музейно-выставочного центра.

 


далее в рубрике