Стеклянный округ. Часть 7

Природа Арктики
Артем Богатырев
20 Ноября, 2020 | 06:23
Стеклянный округ. Часть 7
Фото: Артём Богатырёв

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6


Итак, самолёт из Нарьян-Мара приземлился в Пёше, чтобы после дозаправки вылететь на запад в село Несь – последнюю точку моего путешествия по Ненецкому автономному округу. В Нижней Пёше самолёт встречало много народу, среди них глава администрации, которая ждала прилёта нового участкового, сотрудники почты, понятно зачем, родственники прилетающих и просто получатели разных запчастей для техники. Летевшие дальше до Неси вышли размять ноги, поболтать по телефону и перекурить. Наконец, самолёт заправили, все погрузились, от пакета я отказался, как бывалый, хотя знал из рассказа начальника аэропорта Пёши, что сейчас почти не укачивает, так как самолеты летают выше и прежней тряски нет. Я принялся вновь наблюдать, как пешские леса сменяет бесконечная тундра, а где-то вдали уже виднелись серебристые отблески моря.

В селе Несь самолёт приземляется очень эффектно – низко пролетает над рекой и сразу садится. Взлётка здесь, как и в Пёше, грунтовая, вертолётная площадка из бетона, а здание аэропорта новое, но небольшое, зато у взлётной полосы есть остановка как для обычного городского транспорта, что вполне логично – самолеты Ан-2 здесь сродни маршруткам, только проезд дорогой. Билет из Нарьян-Мара в Несь стоит 9 тыс. рублей, и это с учётом субсидии, дешевле студентам и школьникам. Как и в Пёше, я поселился в гостинице, принадлежащей СПК, и отправился изучать село. Естественно, я сразу вышел к церкви, как к самому высокому и потому заметному зданию в селе, ещё не зная, что это памятник архитектуры 19 века.

 

 фф.jpg

Благовещенская церковь в с. Несь

 

Первая церковь в Неси была построена по типовому проекту одновременно с двумя другими церквями для самоедов, но в 1857 году сгорела. Новая церковь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы построена в 1868 году на государственные и церковные средства. Позднее при храме открыли школу с приютом для обучения самоедских детей, однако дети кочевых племён не могли регулярно посещать занятия, и школу вскоре закрыли. В советские годы закрыли и церковь, а священник был выслан, здание храма использовалось, как склад. Единственный сохранившийся колокол церкви установлен на памятнике погибшим в годы Великой Отечественной войны. В 2003 году силами нефтяников проведена полная реставрация храма, воссоздано внутреннее убранство, восстановлена колокольня. К сожалению, внутрь храма я попасть не успел из-за плотного графика, поскольку в обычные дни церковь закрыта, а ключи находятся в администрации.

Следующим зданием, с которым я познакомился, стал Дом культуры – большой, светлый и, что важно для округа, с бесплатным вайфаем. Здесь меня встретила директор ДК Наталья Фёдоровна – ненка, как и половина местного населения. Наталью Фёдоровну я попросил найти мне проводника, который сможет довезти меня до моря, поскольку неизвестно, когда мне вновь представится шанс побывать на Белом море, а значит прикоснуться к Северному Ледовитому океану.

 

аа.jpg 

Картина «Хозяин Тундры» Дмитрия Свешникова в Доме культуры с. Несь

 

Проводник нашёлся быстро, вечером мы созвонились и договорились на следующее утро отправиться в путь. Утром на окраине села меня встретил немолодой ненец, протянул руку и представился: «Владимир Артемьевич». «Артемий Владимирович», – представился в ответ я, пожав ему руку и подумав про себя, что это, должно быть, знак судьбы. Мы оба посмеялись, а Владимир Артемьевич по пути к нашему транспорту стал расспрашивать о целях моего визита, зачем мне приспичило попасть на море и не шпион ли я (село находится в приграничной зоне). Я честно признался, что являюсь патриотом страны, мечтающим побывать во всех уголках нашей необъятной родины, и это мой шанс увидеть океан. Проводник сделал вид, что удовлетворен моим объяснением, а мы подошли к нашему транспорту – гусеничному вездеходу Argo, своим видом гарантировавшему, что мы доберёмся на место. В пути я убедился, что проводник не ошибся с выбором транспортного средства – большая часть дороги по тундре проходила через болота.

Мы не спеша проезжали близлежащие деревни, а навстречу нам ехали квадроциклы с мамами, везущими позади своих детей в школу, а некоторые из тех, кто постарше, сами держались за руль. Дети в НАО рано учатся водить транспорт, я уже рассказывал, как в Пылемце сын директора ДК ловко управляется и с моторной лодкой, и с автомобилем. В экстремальных условиях севера это вполне оправданно, поскольку может спасти человеку жизнь. Владимир Артемьевич под шум мотора рассказывал, что многие из встречающихся домов возвёл сам, когда занимался строительством, показывал АЗС, которую никак не могут запустить, финскую скотобойню, где забивают оленей. По пути мимо дома, где живёт сын Владимира, за нами увязался пес, видимо решивший, что хозяин едет на охоту, и радостно проводил нас до самого моря, пугая диких гусей. Несколько раз я думал, что мы застряли окончательно, но опыт проводника и возможности вездехода вели нас по маршруту. Вдали слышались выстрелы охотников, на одной из лесных троп неизвестно откуда взявшийся дорожный знак с ограничением скорости «30» был несколько раз прострелен из ружья. Снимал я мало, боясь потерять телефон в болоте, да и в такие моменты стараешься получать удовольствие от самой поездки.

 

 ии.png

Вездеход на берегу моря

 

Вот и море серебрится на солнце, как и казалось из иллюминатора самолёта, но сейчас отлив и большая вода далековато, искупаться не удалось, а, значит, будет повод вернуться. Я помыл в море руки, взял на память камушек побелее, снял панораму берега, и мы отправились обратно, поскольку я уже опаздывал на встречу. Выбравшись из болот, мы пересели на встретивший нас квадроцикл и с ветерком помчались в село на встречу. Я горячо поблагодарил Владимира по приезду и, прощаясь, ещё раз подумал, что встреча наша не случайна.

Разговаривая с жителями села, я в очередной раз убедился, что в НАО живут люди, отличные от всех, что я встречал ранее. Здесь они открытые и честные, привыкли к помощи государства, а потому искренне удивляются нелогичным и потому непопулярным решениям властей. Селяне мечтают, что кто-то вновь возродит поголовье коров и на селе будет больше работы для молодёжи, чтобы она не стремилась уезжать. Здесь я услышал мнение, что представители коренных народов и ненцы в частности больше привязаны к своей земле, особенно это касается мужчин, благодаря чему сохраняется кочевое оленеводство. Но девушки всё чаще выбирают оседлый образ жизни и стремятся уехать в города.

 

 вв.jpg

Молодёжь возле аэродрома с. Несь

 

Немудрено, что одно из любимых мест молодежи в Неси – площадка возле аэропорта, откуда прямая дорога и в Нарьян-Мар, и в Архангельск. Кстати, с соседней областью запад НАО связан едва ли меньше, чем со столицей округа, экономически-то уж точно, однако мнение по поводу нашумевшей попытки объединения регионов исключительно отрицательное, о чём я расскажу в следующем материале. Покидал я Несь с чувством недосказанности, и, пока ждал самолет, дважды успевший слетать в Мезень, думал, что если судьба распорядится и вернёт меня сюда, то обязательно останусь подольше, чем на сутки, на всякий случай проверив в кармане рюкзака камешек с берега Белого моря.

далее в рубрике