(Не)обыкновенная гага и Великая Отечественная война: новые книги об Арктике

Культура и искусство
Татьяна Шабаева
16 Октября, 2020 | 10:05
(Не)обыкновенная гага и Великая Отечественная война: новые книги об Арктике
Автор фото Георгий Захарчук, GeoPhoto.ru


Каневский, З. М. Загадки и трагедии Арктики. / З. М. Каневский. Москва: Паулсен, 2020. – 224 с., илл.

Обложка Каневский

Зиновий Михайлович Каневский – сам по себе загадка. Как он выжил во время новоземельской боры – неистового ураганного ветра, дующего со скоростью 40 метров в секунду, против которого он полз двадцать часов… и прополз семьсот метров, необходимые, чтобы его нашли. Ему, молодому полярнику, ещё даже не тридцатилетнему, ампутировали обе руки ниже локтей. Каневский не только не возненавидел после этого Арктику, но был счастлив возвращаться туда снова и снова. И кроме того: он стал о ней писать. «Загадки и трагедии Арктики» - его последняя прижизненная книга, как он сам считал, самая честная, непарадная, избежавшая цензуры.

Конечно, учитывая, что книга была впервые опубликована в 1991-м году, сегодня некоторая часть информации, которая там преподносится, уже не воспринимается как загадка. Мы уже знаем, что жену Василия Прончищева звали не Марией, а Татьяной, и как получилось так, что в течение долгого времени имя указывалось неправильно… Да и другим «первым полярницам», погибшим в Арктике, - Жюльтте Жан, Ерминии Жданко – воздали должное. Однако на тот момент Каневский написал о них одним из первых, если не первым, а кроме того – поведал широкой аудитории о малоизвестном полярном подвижничестве Бориса Вилькицкого и Александра Колчака. Подробно рассказал, как, напротив, создавался преувеличивающий заслуги миф вокруг фигуры Георгия Седова.

Несомненно, что книга его была хороша для целей просвещения публики: Зиновий Каневский пишет увлекательно, в меру сентиментально, не обременяя читателя наукообразием, но всё же придерживаясь фактов. Упоминает он и факты, поистине таинственные: например, куда пропала жестяная банка с письмами команды «Святой Анны», которые обещал передать родственникам выживший штурман Альбанов? Он вёл дневник, он неоднократно упоминает об этих письмах, как о существующих… но дневник сохранился, а письма – просто пропали. Загадка…

А вот другая: достаточны ли доказательства американца Роберта Пири, что он и впрямь достиг Северного полюса? Или первым человеком на полюсе был доктор Фредерик Кук? А может, и он не был?..

«Претензии к Пири можно множить и множить. Почему на обратном пути загадочно погиб инженер Марвин из вспомогательной группы? Как это отряду Пири удалось возвратиться с полюса на ближайшую землю по собственным следам, слыхано ли подобное в истории арктических экспедиций, возможно ли такое в постоянно движущихся, ломающихся, переворачивающихся льдах?! Да и скорость похода, едва Пири «избавился» от грамотных свидетелей, фантастически возросла: если до этого момента средняя суточная скорость передвижения составляла четырнадцать с половиной миль, то в последующие пять дней она увеличилась чуть ли не вдвое – до двадцати шести миль в сутки! По меньшей мере подозрительно, тут уж ничего не скажешь...»

Северный полюс – притягательная точка, Каневский посвящает «полюсным» экспедициям сразу несколько глав. И в них возникает множество частных, но интересных вопросов. Почему итальянцы почти не принимали участия в поисках столь важной для Италии экспедиции Нобиле? Почему Амундсен, погибший в этих поисках, вёл себя столь нехарактерно, нарушал установленные им же самим правила? Что в действительности случилось с любимцем Амундсена финном Мальмгреном? Конечно, всё это вопросы, достоверных ответов на которые мы, скорее всего, никогда не получим – однако Зиновий Каневский беспристрастно пытается в них разобраться. В его книге нет безусловных фаворитов и нет явных козлов отпущения, но вот известный советско-итальянский фильм «Красная палатка» он оценивает как «пошловатый фарс» и призывает «не верить этому фильму и его героям»!

Что ж, людям, которые любят острые сюжеты, но избегают нарочитых упрощений, книга Каневского «Загадки и трагедии Арктики» покажется интересной, и в какие-то из выдвигаемых им версий нет-нет да и захочется поверить…


Громов А. Б. Арктика в Великой Отечественной войне. – М. : Паулсен, 2020. – 316 с. : илл. 50.

Обложка Громов

Северный флот, созданный в 1933 году, к началу Великой Отечественной войны состоял из 15 подводных лодок, восьми эсминцев, семи сторожевых кораблей, двух тральщиков и 14 охотников за подводными лодками. На 22 июня 1941 года он насчитывал более 28 000 человек личного состава, 116 самолётов (из них половина – устаревшие гидросамолёты). Арктика рассматривалась гитлеровцами как отдельная цель, и значение её они понимали хорошо. Несмотря на советские полярные экспедиции 30-х годов, к началу войны точных карт побережья ЗФИ и Новой Земли не существовало, фактически советские моряки плавали по картам начала XX века, составлявшимся ещё Русановым, тогда как германская фирма «Цейс» заблаговременно произвела аэрофотосъёмку местности с дирижаблей. Арктика стала местом, где ещё до 22 июня противник стал прощупывать позиции Советского Союза, и германские самолёты уже за несколько дней до нападения на СССР появлялись здесь над нашей территорией, даже «первые вражеские бомбы были сброшены на советскую землю в районе Полярного около четырех часов утра».

Таким образом, Арктику можно считать не только одним из театров военных действий Великой Отечественной войны, но даже первым из них!

О войне в Арктике написано немало, в том числе и на нашем портале. Однако книга Громова – это очень хорошее систематизированное чтение на эту тему. Здесь излагается множество неизвестных широкой публике фактов, но не в погоне за сенсацией, а с целью как можно точнее воссоздать картину военных действий на Севере. Немецкое наступление здесь было яростным – гитлеровцам важно было как можно скорее захватить незамерзающий мурманский порт – однако захлебнулось, в первую очередь, благодаря мужеству советских войск, но, отчасти, и благодаря трудностям войны в Заполярье, поскольку опыта ведения таких боевых действий  у германской армии почти не было. Такой опыт был у финнов, но они задействовались в основном для окружения Ленинграда, а также для разведки.

«Немцы настолько были уверены, что им удастся осенью 1941 года взять Мурманск, что даже заранее отпечатали специальные приглашения на банкет по поводу своей победы. Он должен был состояться в мурманской гостинице «Арктика». Эти приглашения были найдены у убитых немцев, безуспешно пытавшихся захватить город».

Впечатляет в книге Громова ещё и то, что он пишет не только о героике войны на Севере, людях подвига, как Захар Сорокин и другие подобные ему, но не упускает из виду и неприглядные мелочи – как, например, квартирные кражи в Мурманске, которые серьёзно досаждали горожанам, а могли даже стать причиной политического конфликта. Или про то, как мурманчане под бомбёжками копали огороды, чтобы уж картошка-то к осени была… Мурманский городской водопровод за время войны из-за бомбёжек выходил из строя 443 раза!

А вот ещё бытовая, но интереснейшая подробность:

«Отдельные небольшие отряды, составленные из крепких подростков, направились на Новую Землю. В местах массового гнездования птиц, прежде всего кайр, они собирали яйца и заготавливали птичье мясо. В этой экспедиции был даже свой научный консультант – орнитолог Лев Белопольский. «Для этого выделили два небольших мотобота – "Исследователь" и "Осётр" и объявили набор добровольцев из ребят-старшеклассников. Желающих отправиться на Новую Землю было много, но отобрали тридцать самых развитых в физическом отношении парней… Кроме мяса кайры – крупной полярной птицы – мурманские школьники заготовили тогда полмиллиона яиц, и это была весомая прибавка к продовольственному пайку. В госпиталях и рабочих столовых всю осень жарили яичницы и готовили омлеты, вспоминали добрым словом тех, кто доставал яйца».

И таких ярких, фактурных, но не слишком известных эпизодов в книге Громова много. Можно предположить, что заинтересованный читатель найдёт книгу одновременно документальной, полной подтверждённых фактов, но и достаточно легко, увлекательно читаемой.


Отправка танка Mk.III «Валентайн» в СССР, Бирмингем, сентябрь 1941 г. Фото: Библиотека Конгресса США. Публикуется в книге А.Б. Громова "Арктика в Великой Отечественной войне".


Александра Горяшко «Дикая птица и культурный человек. Гага обыкновенная и человек разумный: четырнадцать веков взаимоотношений». – Санкт-Петербург, 2020. – 496 с, ил.

Обложка Горяшко

Александра Горяшко – одна из авторов портала GoArctic.ru, и эту книгу она начала писать задолго до того, как мы с ней познакомились. И вот, наконец, результат многих трудов перед нами!

Казалось бы: как можно написать почти 500 страниц о гаге? Ведь гага – ну, это, по сути своей, утка. Даже не домашняя. Хотя и не совсем дикая. Во-первых, ответ даётся прямо в эпиграфе: гага упоминается уже в сказаниях VII века, так разве не понятно, что за это время накопился огромный материал? А значит, приготовьтесь читать большую книгу. Александра Горяшко доказала: большая книга об утке – это может быть очень интересно!

Существует легенда о том, что гага «была первой в мире охраняемой птицей, и охранял её не кто-нибудь, а святой». Увы, впоследствии гаге это не очень помогло: люди рассматривали крупную жирную птицу и её яйца как ценный пищевой ресурс, и история взаимоотношений человека и гаги – зачастую страдательная (страдал отнюдь не человек!). Тем большее уважение вызывает эта сильная птица, живущая в суровых условиях по всему циркумполярному ареалу, плохо бегающая, посредственно летающая, имеющая многих коварных врагов – но сумевшая выжить, не став даже особой редкостью, и приобрести горячих поклонников во всех странах, знакомых с гагой.

Александра Горяшко – из числа таких поклонников, и нежная любовь к гаге одушевляет её книгу. Вместе с тем, она – биолог, не терпит сюсюканья и чрезмерного романтизма: гага, в её представлении, отнюдь не была дана  человеку для удовлетворения его нужд, а вынуждена была сосуществовать с человеком, иногда – использовать его как защитника (хотя гораздо чаще – гибнуть от его руки), так и не была одомашнена человеком, но… и никуда от него не делась.

Что ж, воздадим должное биологической части книги: в ней сочетаются научный подход и искреннее сочувствие к героине. Потому что из двух протагонистов – гага обыкновенная и человек разумный – героиней выглядит именно гага.

И всё-таки – не только героиня, но и объект. Хотя сегодня во всём мире лишь Исландия может утверждать, что получает экономический доход от гаги, в течение многих веков баснословные свойства пуха этой птицы делали его воплощением тепла и лёгкости. А самое главное: ради пуха гаг не нужно убивать, он не мясо, не яйца и не шкурки. Ради пуха гаг  нужно беречь и привечать, чтобы они снова и снова соглашались гнездиться на одном и том же месте, ведь именно с гнёзд собирают знаменитый гагачий пух. Короче говоря, неудивительно, что горячо любящая гагу исследовательница столько внимания уделяет её пуху и его уникальным свойствам. Можно ли заниматься пухом в России? В книге уделено внимание и этому.

Вот так выглядят полкилограмма нечищеного гагачьего пуха в руках автора книги:



Говоря о книге Горяшко, просто нельзя не отметить, как великолепно она иллюстрирована. Это не только богатейше информативный текст (кстати, существующий на двух языках: на русском и на английском), в котором биология переплетается с историей и экономикой, - но буквально фотолетопись всех сторон жизни гаги обыкновенной. Хотя, право, когда читатель углубится в эту книгу и в перипетии судьбы этой птицы, он уже не сможет понять, что в ней обыкновенного.

  

О книге также можно прочесть на сайте автора.


Подготовила Татьяна Шабаева


далее в рубрике