Информационная война в Арктике: что можно изменить

Татьяна Шабаева
2 Октября, 2020 | 11:29
Информационная война в Арктике: что можно изменить
Автор фото Сергей Карпухин, GeoPhoto.ru


На днях в РИА-Новостях прошёл круглый стол на тему "Холодная информационная война в Арктике".

Руководителем проекта Arctic.ru Юлией Атановой были представлены некоторые выкладки по диапазону освещения арктических тем в мировых СМИ. Так, например, в России оказались наиболее популярны темы инфраструктурного, технологического и экономического развития Арктики, добыча полезных ископаемых. В Норвегии – международная политика и милитаризация Арктики. В Швеции, Исландии, США наиболее интересная арктическая тема – изменение климата. В Дании на первое место в этом году вышла международная политика – благодаря предложению Дональда Трампа купить Гренландию. Лишь Канада оказалась наособицу: здесь на первом месте из арктических новостей – научные проекты и туризм.

О российском присутствии в Арктике иностранные СМИ пишут довольно активно. В Швеции, Норвегии и Китае (который пытается активно действовать на арктической арене) треть публикаций об Арктике так или иначе связаны с Россией. В Дании это 30% публикаций, в Исландии и Финляндии – 24 и 23%. А вот США и Канада упоминают Россию в Арктике лишь в 16-17% публикаций.

В основном Россия упоминается в контексте изменений климата, инфраструктурного развития (Севморпуть), добычи полезных ископаемых и милитаризации Арктики. 83% публикаций с упоминанием России носят нейтральный характер, 10% - положительные, 7% - негативные. Хуже всего о России пишут СМИ в США и Швеции. Тяжелее всего в этом году в негативном смысле против нас сыграла авария в Норильске.

Координатор проектов ООО "Баренц Пресс" Тим Андерсон (Швеция) комментирует позицию шведских СМИ так:

«Я не удивлён, что изменение климата стало одной из ключевых тем. Мы в Швеции обеспокоены этими изменениями. В Норвегии, соответственно, людей беспокоит милитаризация Арктики. Но я бы не сказал, что в Швеции негативное отношение к России. Мои коллеги стараются быть объективными, и зачастую им это удаётся. Критика в основном ведётся со стороны немейнстримных изданий. У нас тоже зелёные протестуют против открытия НПЗ в Швеции. Так что когда речь заходит об экологических вопросах, журналисты критически относятся не только к России. У Швеции лишь четыре или пять корреспондентов в Москве, а Россия ведь огромная страна. В США у нас гораздо более широкое присутствие журналистов. Соответственно, у нас и публикаций о России меньше, чем о США. Но мы заинтересованы в описании политики России в Арктике».

Андерсону был задан вопрос, должна ли Арктика стать символом диалога и взаимного сотрудничества между странами, где не будет военных конфликтов и может ли она стать таким регионом. На это последовало признание, что Арктика – регион с давней историей мирного освоения, и будет постыдно, если история сменит свой вектор развития там. В завершение Тим Андерсон высказал пожелание, что хотя бы журналисты могли бы избегать дезинформации, честно общаться и сотрудничать.

«Я хотел бы рассказать, какой мы видим журналистику в этой «холодной войне» в Арктике. Журналистика – здоровый элемент в обществе, её дело критиковать и указывать на слабости. Может создаться впечатление, что ведётся информационная война, и иногда это даже правда, но не в отношении скандинавских стран к России. У нас на самом деле очень зависимая журналистика, старающаяся извлечь максимум информации из того, что у них есть».

Главный научный сотрудник Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений Института Дальнего Востока РАН Владимир Петровский сказал, что был удивлён тому, что почти в топе арктических тем зарубежных СМИ – милитаризация Арктики: «Мне кажется, здесь смещается фокус и освещение событий в Арктике становится не вполне объективным».

По словам Петровского, Россия свой военный потенциал в Арктике использует лишь для защиты, ведь Россия – арктическая страна с протяжённой арктической границей. И если сравнить военные приготовления с советским периодом, то сегодня российские усилия России выглядят в Арктике очень скромно. Он особо подчеркнул, что в Арктике любые порты, базы – объекты двойного назначения, они служат не только военным, но и гражданским нуждам, а гарнизон там малочисленный.

«Да и все арктические страны свои военные приготовления в Арктике усиливают, иногда объясняя это российскими приготовлениями. Это замкнутый круг, из которого трудно выйти. Россия много раз предлагала вести диалог на эту тему».

Петровский упомянул заявление министра обороны США Марка Эспера о том, что главный кошмар Америки – это сотрудничество России и Китая в Арктике. Это было подано в военном контексте, но на самом деле сотрудничество России и Китая в Арктике исключительно экономическое, а китайского военного потенциала в Арктике просто нет.

«Есть определённая антикитайская фобия, Пентагон традиционно публикует большой доклад о военных приготовлениях Китая. И в прошлом году была заявлена тема присутствия Китая в Арктике. Было высказано предположение, что Китай со временем может усилиться в Арктике. Но затем Марк Помпео стал говорить об этом усилении как уже состоявшемся. Так и увеличиваются рейтинги милитаризации Арктики, так и формируется искажённая картина».
 

Однако Китай уже построил и отправил в плавание свой первый ледокол. И многие страны начинают настаивать, что Севморпуть должен быть международной трассой. Львиная доля туристов в Арктике – это китайские туристы. Был задан вопрос: насколько Россия готова допустить морские суда, ледоколы к своим границам?

На это Петровский напомнил, что статус Севморпути – это давний спор с отсылкой к Конвенции ООН по морскому праву, где говорится о двухсотмильной прибрежной зоне, в которой государство имеет право регулировать проход судов. Россия так и поступает. Но ведь и канадцы тоже настаивают на том, что Северо-западный проход – канадский.

«Поэтому когда американцы, которые сами не подписали Конвенцию по морскому праву, учат Россию её соблюдать – это выглядит смешно. И Россия не против допускать иностранные суда на Северный морской путь, но должно быть российское ледокольное, навигационное сопровождение. Если Китай хочет стать приоритетным партнёром России на СМП – он должен вложиться в его развитие».

Профессор Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации Владимир Винокуров отметил, что в дипломатии Арктика традиционно считается регионом низкой напряжённости, проблем там возникает мало, и речь идёт лишь о том, чтобы налаживать сотрудничество и не допустить перехода к обострениям.

«Когда мы говорим об информационной войне в Арктике, мы должны учитывать, как складывается в целом среда международных отношений. Здесь есть причинно-следственные связи. Ведь информационная война ведётся не в каком-то конкретном регионе, а она ведётся вообще (либо её нет). И она ведётся против России недозволенными средствами. Вся беда в том, что в Арктике сосредоточено много интересов многих стран».

Винокуров напомнил, что через арктический регион пролегает самая короткая траектория для полётов стратегических бомбардировщиков и баллистических ракет. Он выразил уверенность, что Россия методично восстанавливает всё, что было утеряно после распада СССР, и эта политика будет продолжаться, ведь у нас большие экономические интересы в Арктике: 11% национального дохода приходятся на этот регион, 20% экспорта российской продукции тоже создаются в этом регионе. В Арктике огромные залежи неразведанных и разведанных запасов нефти и газа, а ведь используемые месторождения истощаются.

Однако Северный морской путь признан больной проблемой:

«Много говорится о том, что где-то к 2040 году обстановка в Арктике улучшится с точки зрения таяния льдов, и СМП превратится в магистральную международную трассу. Но значительная её часть находится в нашей российской акватории, и нет сомнений, что никто не посмеет самовольно пересекать эти воды. Канада в этом смысле в Северо-Западном проходе поступает правильно: это наш пролив и мы будем диктовать здесь правила».

С 1 января 2019 года действуют правила, в соответствии с которыми все иностранные суда могут проходить по СМП только в сопровождении российских лоцманов, с предупреждением не менее чем за 45 суток. Но инфраструктура СМП требует серьёзного улучшения. По словам Винокурова, сегодня даже автомобили из Южной Кореи нельзя отправить в Европу по Севморпути, если они не будут размещены в специальных морозоустойчивых контейнерах.

«На уровне скандинавских стран есть понимание, что Россия в Арктике давно, что это естественно для неё. Нам Арктика ближе остальных стран. Это исконно русская земля, где были наши известные пассионарии. В международном праве есть такое понятие, как приобретательная давность. Ею американцы хорошо воспользовались в отношении с Мексикой, оторвав у неё часть территории. Так что надо постоянно напоминать о приобретательной давности».

Однако сегодня, по мнению Винокурова, военно-политическая обстановка в Арктике постепенно складывается в сторону «не силы дипломатии, а дипломатии силы». Международное сотрудничество в Арктике носит консенсусный характер, но Россию заставляют предпринимать усилия по укреплению её военных позиций в этом регионе. Россия сегодня уступает США в Арктике по количеству подводных лодок, и над этим направлением надо работать. «Надо показывать, что у России в этом регионе долгосрочные интересы, и никто не помешает претворить их в жизнь».

Наконец, участники обратились и к теме Арктического совета, ведь со следующего года Россия начинает своё председательство в этой организации. Может ли Арктический совет начать действовать активнее, выступить объединяющей площадкой для диалога, должна ли Россия взять мирный флаг в руки и привести циркумполярные страны к мирному диалогу?

Владимир Петровский признал, что дискуссии в экспертных кругах о реформировании Арктического совета идут не первый год. Давно обсуждается предложение расширить мандат Арктического совета и дать ему возможность обсуждать военные вопросы. Став председателем, Россия сможет активнее влиять на темы повестки дня.

«Стоит напомнить нашим зарубежным коллегам, что Министерство обороны РФ почти завершило огромную дорогостоящую программу по сбору мусора и ликвидации радиоактивных отходов в Арктической зоне. И это было сделано, опираясь на военную инфраструктуру. Можно было бы организовать пресс-тур для российских и иностранных журналистов, чтобы показать, что там делается».

По словам Владимира Винокурова, сегодня информационный тренд вокруг Арктики связан прежде всего с военно-политическим состоянием в этом регионе, и следует пересмотреть уставные документы Арктического совета, чтобы можно было обсуждать вопросы военно-политического характера.

«Нужно делать всё, чтобы развернуть ситуацию вокруг этого региона таким образом, чтобы не оставить сомнений в том, что Россия имеет естественные жизненные интересы в Арктике. И никому не позволительно нам указывать, как нам действовать в этом регионе».

 

Подготовила Татьяна Шабаева

 

 

 

 

 

 

 


далее в рубрике