Сейчас в Архангельске

17:16 15 ˚С Погода
18+

Александр Воротников – для развития Дальнего Востока нужен закон по примеру арктического

Территории, на которых планируется опережающее развитие, требуют индивидуализации законодательного и управленческого подходов, показывает опыт Китая; если такое невозможно, то поможет федеральный закон, аналогичный ФЗ о господдержке предпринимательской деятельности в АЗРФ

Поворот на Восток Материалы ЭЦ ПОРА
15 сентября, 2023 | 01:40

Александр Воротников – для развития Дальнего Востока нужен закон по примеру арктического


Во второй декаде сентября 2023 года проходит ставший традиционным Восточный экономический форум. Представители власти, бизнеса и экспертного сообщества подводят промежуточные итоги начатому полтора года назад «развороту на Восток». Александр Воротников, координатор Экспертного совета ПОРА, доцент кафедры государственного управления и публичной политики Института общественных наук РАНХиГС рассуждает об эффективности имеющихся на Дальнем Востоке институтов пространственного развития, оценивает опыт Китая, а также говорит, причём здесь Арктика.


Специальный административный район на острове Русском

Офшор на Дальнем Востоке уже есть – на острове Русский. Здесь создан специальный административный район (САР), в котором компания может зарегистрироваться и платить налоги. Основная идея не в традиционном понимании необходимости развития территории, а в том, чтобы российские бизнесмены возвращали компании из классических офшорных и просто популярных зарубежных юрисдикций (Кипр, Джерси, Британские Виргинские острова – БВО, Белиз, Нидерланды и др.) – проводили так называемую редомициляцию в Россию. Особая надежда возлагается при этом на компании, попавшие в санкционные списки. Новые резиденты обязаны инвестировать в российскую экономику не менее 50 млн рублей за первые 6 месяцев после регистрации, при этом они получают низкие налоговые ставки, пониженную административную нагрузку и – что важно – сохранение конфиденциальности в отношении бенефициаров.

В САР на острове Русском уже зарегистрированы большие компании – структуры «Интерроса», «СУЭК», «Полюса» и «Транснефти». С января по август 2023 года сюда из заграничных юрисдикций переехали 45 компаний, что в три раза больше, чем за все прошлые годы. Чаще всего переезжают из Кипра (80% резидентов), на втором месте – БВО (13%). Планируют переезд в САР еще 15 компаний. 

Общая стоимость активов компаний в САР на острове Русский составляет 5 трлн рублей, по данным Корпорации развития Дальнего Востока и Арктики (КРДВиА), которая является управляющей компанией САР. Несмотря на льготный налоговый режим, компании с января по август заплатили 2,4 млрд руб. налоговых платежей в бюджеты различных уровней. 

Развитие территории здесь является главным фактором – чем лучше будет на Дальнем Востоке развита инфраструктура, чем больше придет иностранных инвесторов, готовых к совместным проектам, тем больше будет и резидентов САР.


Свободные экономические зоны и территории опережающего развития

Напротив, основная идея создания СЭЗ и ТОР – в том, чтобы ускорить экономическое развитие городов, регионов и в целом государства, стимулировать внешнеэкономические отношения, создавать новые рабочие места, улучшать качество жизни людей. Для этого некоторые территории наделяются рядом преимуществ. Например, здесь можно осуществлять свободный импорт и экспорт товаров, применять налоговые и таможенные льготы и так далее. Это более сложный, в целом, институт пространственного развития, чем офшорная зона. Для использования потенциала этого института, помимо необходимого законодательства, нужны еще и кадры.

К сожалению, как показывает опыт деятельности территорий опережающего развития в регионах Дальнего Востока, поставленные перед ТОР задачи практически не решены. Эффективность применения подобного инструмента экономической политики в России остается под вопросом ввиду незначительного вклада многих ТОР в экономику Дальнего Востока и трудностями с привлечением иностранных инвестиций.

Одна из причин в том, что в российской модели каждую конкретную преференциальную территорию стараются выстроить под общий стандарт, общий закон. Российский менеджмент особых экономических зон опирается скорее на старые модели управления и отличается засильем бюрократических процедур. 

Кроме того, например, ТОР на Дальнем Востоке и в СПВ (режим свободного порта Владивосток) нет определенных стратегических показателей эффективности, что затрудняет оценку функционирования зон и обоснование дополнительных мер поддержки.

 

СЭЗ на острове Хайнань 

Как показывает опыт нашего соседа, Китая, гораздо легче управлять СЭЗ с ограниченной территорией. В Китае для каждой СЭЗ действуют свое законодательство и свои преференции. Яркий пример – СЭЗ на острове Хайнань.

На Хайнане установлена четкая система управления сверху вниз со значительным государственным участием. Хайнань одним из первых упростил систему регистрации компаний и процедуру отчетности, отказавшись от дублирования данных по производству, а также запустил масштабные инфраструктурные проекты. 

Помимо административных преференций, устанавливаются налоговые и таможенные. При этом налоговые льготы различаются по отраслям. Например, для зарубежных инвестиций в туризм и высокотехнологичные предприятия предлагается освобождение от налога на прибыль до 2025 года. Другие зарегистрированные на территории острова Хайнань компании могут получить сокращение корпоративного налога на доход до ставки в 15%. Кроме того, устанавливается максимальная ставка в 15% и для личного подоходного налога для таланливых квалифицированных специалистов. 

Для увеличения иностранных инвестиций в туристическую инфраструктуру вводятся нулевые тарифы на импорт транспорта и развлекательного оборудования. Одновременно с этим развитие туризма стимулируется безвизовом въездом на территорию Хайнань для 59 стран при максимальном пребывании 30 дней. 

Стоит отметить, что власти также разработали систему вознаграждений в виде денежных выплат для резидентов ОЭЗ, которые делают вложения в инфраструктуру, укрепляют бренд и добиваются других значимых для развития Хайнань достижений. Причем стратегия развития Хайнаня отличается не только разнообразием и настраиваемым гибким набором преференций, но и ориентацией на достижение целей устойчивого развития Организации Объединенных Наций (ЦУР ООН). Развитие инфраструктуры предлагается производить в соответствии со стандартами безопасности и рекомендациями по сохранению биологического разнообразия (ЦУР №14, ЦУР №15). 


Как применить этот опыт в России

Как представляется, установление преференциального экономического режима по китайской модели действительно открывает пространство для внедрения инновационных моделей управления и развития экономики по передовым требованиям. Особенно важно отметить, что налоговые, таможенные и другие преференции без инфраструктуры обычно не работают. А инфраструктура – это одна из важнейших проблем на Дальнем Востоке. 

Еще одна проблема – это низкое качество управления преференциальными экономическими режимами. Успех проекта связан с его изначальной проработкой. Необходимо наличие грамотных стратегий развития, продуманных бизнес-планов, а также оценок прибыльности инвестиционных проектов. 

Стоит обратить внимание и на корректировку льгот и преференций. Они действительно должны делать положение резидентов более выгодным. По моему мнению, наиболее эффективным для России стало бы расширение налоговых льгот за счет федеральных налогов. 

Кроме того, китайская модель показывает результативность гибкого подхода к управлению. Государственная политика должна реализовываться не в виде простого присутствия контрольного органа, но быть способом выражения государственного интереса и выстраивания обратной связи. 

В условиях, если невозможно устанавливать индивидуальное законодательство для каждой отдельной СЭЗ, целесообразно было бы принять федеральный закон по примеру закона для Арктики, с условным названием «О государственной поддержке предпринимательской деятельности на Дальнем Востоке» (арктический закон носит название «О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне Российской Федерации» – ФЗ № 193 от 13.07.2020). При этом необходимо уйти от устаревших норм арктического закона, который разрабатывался в иных экономических и внешнеполитических условиях. Учесть в новом документе современные геополитические реалии, важность «разворота на Восток» – то есть все аспекты, связанные с климатическими изменениями, энергетическим переходом, ESG-трансформацией компаний и регионов, с трансграничным углеродным налогом и т.д.».




Эксперты ПОРА – о «повороте на Восток» российской экономики:

Читайте также:

далее в рубрике