Сейчас в Мурманске

18:25 16 ˚С Погода
18+

Андрей Криворотов: «Поворот на Восток» – это задача переосмысления судеб российского Севера

Укоренившееся отношение к Северу и Востоку страны лишь как к ресурсным базам должно измениться

Поворот на Восток Материалы ЭЦ ПОРА
13 сентября, 2023 | 17:04

Андрей Криворотов: «Поворот на Восток» – это задача переосмысления судеб российского Севера


Во второй декаде сентября 2023 года проходит ставший традиционным Восточный экономический форум. Представители власти, бизнеса и экспертного сообщества подводят промежуточные итоги начатому полтора года назад «повороту на Восток». Мы попросили экспертов ПОРА прокомментировать данную проблематику.

По мнению Андрея Криворотова, доцента кафедры управления инновациями Одинцовского филиала МГИМО МИД России, идущая переориентация страны на Восток является одновременно и задачей переосмысления судеб всего российского Севера, который объективно перестает играть роль форпоста в глобальном противостоянии государств.

«Строго говоря, необходимость в таком повороте назревала давно – я помню, еще в 1980-х годах, когда только намечался экономический взлет Китая и «азиатских тигров» из АСЕАН, на Западе публиковались вполне серьезные долгосрочные прогнозы, в которых ХXI в. именовался «Тихоокеанским веком». С тех пор произошло много событий, подтвердивших эти прогнозы.

Именно в Восточной Азии наблюдаются самые динамичные темпы экономического роста, Китай стал второй (а по паритету покупательной способности – уже первой) экономикой мира. Именно в Азиатско-Тихоокеанском регионе наиболее мощно развиваются высокие технологии, достаточно назвать «Кремниевую долину» и заводы «Тесла» в Калифорнии, китайскую и малайзийскую электронную технику, тайваньские заводы полупроводников, китайскую и японскую космические программы. 

Наконец, с того момента, как президент США Барак Обама объявил о «возвращении в Азию», в регионе нарастают китайско-американские противоречия, ставшие главной доминантой глобального развития. Сюда, в окружающие КНР морские пространства, названные в США «Индо-Пацификой», надолго смещается центр тяжести мировой политики и арена главного противостояния эпохи. При этом объективно снижается глобальное значение Арктики, игравшей такую роль в период «холодной войны».

К сожалению, Дальний Восток – наш колоссальный форпост в АТР – остается для России не столько воротами на самый перспективный рынок мира и источником технологий будущего, сколько слабо обустроенным «задним двором», откуда продолжается отток населения. В корне этого явления – целый комплекс проблем. Но, как представляется, они во многом упираются в укоренившееся отношение и к Северу, и к Востоку страны лишь как к ресурсным базам для добычи и экспорта непереработанного сырья, рентные доходы от которого на местах не оседают. По нашим оценкам, только на централизации экспорта топлива Москва как субъект федерации в 2021 г. «заработала» 107,5 млрд долларов США, а регионы Арктики, Сибири и Дальнего Востока «потеряли» (недополучили) 65 млрд.

В нефтегазовой сфере «поворот на Восток» нередко понимают упрощенно, как переориентацию экспорта сырья с европейского на азиатские (прежде всего, китайский и индийский) рынки. Процесс крепко затронул и Арктическую зону России – нарастают поставки СПГ и нефти по Севморпути, с прошлого года резко выросла перевалка через Мурманск в Индию. Но здесь надо различать неотложные тактические задачи, возникшие из-за политически мотивированных действий ЕС, и стратегические направления работы, определенные президентом России в апреле 2022 года. Они, помимо географической диверсификации экспорта, включают стимулирование внутреннего спроса на энергоресурсы и развитие глубокой переработки нефти и газа. 

Восток России, расположенный между сибирской и арктической сырьевыми базами и огромными рынками сбыта продукции, находится для этого в хорошей позиции. Но, чтобы ее задействовать, нужны и инвестиции, и маркетинг, и развитие транспорта.

Одна из главных проблем с транспортом – неравномерное развитие сухопутных и морских коммуникаций. Дефицит провозной способности «восточного полигона» РЖД в прошлом году составил 134 млн т. Это сдерживает развитие портов и использование транзитного потенциала региона. Но, главное, это сдерживает развитие Азиатской части России в целом, мешает «смычке» ее арктических сырьевых центров и южного научно-индустриального пояса, протянувшегося вдоль Транссиба. А за ней, я убежден, – будущее.

В этой связи, с аппаратной точки зрения хорошо, что теперь за Дальний Восток и Арктику у нас отвечает единое министерство. Но не следует забывать, что кроме Арктической зоны РФ, которая во многом является геополитическим конструктом, есть и гораздо больший объект региональной политики – районы Крайнего Севера и приравненные к ним, к которым за Уралом относится подавляющая часть территории. Так что «поворот на Восток» – это одновременно и задача переосмысления судеб всего российского Севера, который во всех отношениях должен развиваться комплексно».



Эксперты ПОРА – о «повороте на Восток» российской экономики:

Читайте также:

далее в рубрике